Наша галерея

Наша галерея

Роман Шолом-Алейхема «Cтемпеню» иллюстрирует художник Владислав Цап

Свадебный ужин давно окончен. 

Уже отгремели все «виваты», уже поднесены свадебные подарки новобрачным, невеста уже протанцевала свой «целомудренный танец», а веселье все еще в полном разгаре. Каждый из гостей заказывает оркестру танец. Резник Ионтл танцует «казачка», а навстречу ему важно выступает мать невесты, с огромным животом. Публика хлопает в ладоши, а благочестивый резчик не замечает даже, что танцует с женщиной. Залихватски откалывая коленца, он идет вприсядку. Мать невесты притопывает подбоченясь и улыбается реб Ионтлу широкой улыбкой, которая расплывается по всему ее широкому лунообразному лицу. 

Веселье paзгорается. Мужчины танцуют уже, не в обиду им будь сказано, чуть не в одних исподних. 

Вот и Айзик-Нафтоля скинул сюртук, выставив напоказ широкие рукава белой сорочки. Не так-то легко было уломать его, чтоб он согласился снять сюртук. Кто-то напялил ему на голову чужую шляпу, нахлобучил ее нa глаза. Bсe гогочут, глядя на него веселыми пьяными глазами. Даже его родной сын Мойше-Мендл (муж Рохеле) и тот схватил отца за белый рукав сорочки и настойчиво тащит в круг. 

– Не жалей ног! – кричит Мойше-Мендл отцу, подпрыгивая чуть не до потолка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *