Наставник

Наставник

20 сентября биробиджанскому шахматному тренеру Эзраилю Шейнману исполняется 80 лет.  Его интересная судьба неразрывно связана с областным центром

Детство, опаленное войной

— Наша семья жила в городе Прилуки Черниговской области, — вспоминает Эзраиль Рувимович. – Родители мои трудились учителями: отец был историк, мама — химик. Как у всех, у нашей семьи было много планов, но грянул сорок первый. Вскоре враг подступил вплотную к родным местам – запахло гарью. Во дворе нашего дома мы вырыли щели и прятались там от авианалетов. Помню, у нас росли огромные деревья, но мы их срубили. Соседка всплескивала руками: «Зачем же вы рубите деревья? Мы ведь скоро вернемся, война через три месяца закончится». Тогда многие считали, что Красная Армия быстро справится с агрессором. В конце августа мы эвакуировались в Казахстан. Наш поезд был последний — через два часа немцы перерезали железную дорогу. Эшелон составили огромный, вагонов 50. Наш путь продолжался около двух месяцев — через Донбасс глубже на юг и далее — в Казахстан.

По словам моего собеседника, в маленькой теплушке, в которую он попал, набилось человек 60 – люди стояли, сидели, лежали. В видавшем виды вагоне было не протолкнуться, но никто не жаловался.

— Тяжело, конечно, было. Ехали по жаре, питались чем придется. Несколько раз немцы нас бомбили — мы в панике высыпали из поезда и прятались под вагонами, в канавах, в овражках.  Чудом эшелон наш уцелел. Помню, приехали на какую-то крупную станцию, а там все разбомблено, руины дымятся. Я научился на слух различать самолеты: наши гудели ровно — у-у-у-у-у-у-у. А немецкие – у-у-У, у-у-У, у-у-У. Только слышал этот звук – сразу бежал в бомбоубежище…

В Казахстане беженцев поселили в деревушке, расположенной в 25 километрах от Алма-Аты. Там же была организована школа – все учились и, перечитывая газеты с фронтовыми сводками, горели желанием Победы. В 1947 году Шейнманы, последовав примеру многих переселенцев, отправились на Дальний Восток.

На тихой станции сойду

— В Биробиджан мы приехали 24 октября. По сравнению с Киевом, в котором я побывал еще до войны, новое место жительства выглядело своеобразно, — рассказывает Эзраиль Рувимович. – Из тогдашних биробиджанских зданий в память врезались обком партии, рядом – жилой дом (в нем жили начальники), а также педучилище и первая школа (старая). Сначала нас  поселили в Доме колхозников – деревянном двухэтажном здании на улице Калинина. На первом этаже находилась общая комната, в которой жили колхозники и мы с ними. Потом мы переселились в гостиницу. Квартиры пока не было.

По словам моего собеседника, в то время в Биробиджане настелили деревянные тротуары, ходить по которым нужно было с крайней осторожностью – уложенные прямо на землю длинные доски где-то расходились, появлялись щели, зазоры, подстерегающие невнимательного прохожего…

— Городской парк мне сразу понравился. Он располагался на острове (от города его отделяла протока Биры), попасть на который можно было по шаткому деревянному мосту.  Вход был платным, билет стоил, если не ошибаюсь, десять копеек. В парке сделали спортивные площадки (две волейбольные, баскетбольные), летом ставили теннисные столы. Было вместительное помещение, в котором проводились танцы. К танцплощадке примыкала веранда – на ней расставляли столы и проводили шахматные турниры.

Интересно, что шахматам Эзраиль обучился в Биробиджане – как правильно на 64-клеточной доске расставляются и ходят черно-белые фигуры ему показал соседский мальчик, семья которого тоже жила в двухэтажной деревянной гостинице. Два начинающих шахматиста самозабвенно сражались, громогласно объявляя шах и, если повезет, матуя соперника.

По словам моего собеседника, шахматы он долго не воспринимал всерьез, считал их ребячеством. Шейнману больше нравилось играть в шашки, и в этом виде спорта (увы, ныне полузабытом – авт.) он быстро прогрессировал – стал чемпионом Биробиджана, а затем и сильнейшим «шашистом» Еврейской автономии.

Призвание – учить

Окончив первую школу, здание которой было одной из «визиток» старого Биробиджана, стремящийся к знаниям юноша поступил на факультет географии Хабаровского педагогического института. В то время в студенческом общежитии не стихали шахматные баталии, но не только интеллектуальными играми был заполнен досуг – рослый Эзраиль успешно выступал в вузовской команде по волейболу, участвовал в краевых соревнованиях. В 1955 году он окончил институт и вернулся в ставший родным Биробиджан. Труд преподавателя географии в школе рабочей молодежи отнимал много времени и сил, но молодой педагог не забросил «черно-белый мир». Поставив себе цель – стать чемпионом Биробиджана и области по шахматам, – он углубился в постижение скрытых законов древнейшей игры, часами напролет проводя время за решением задач и этюдов, за нестандартным розыгрышем дебютных схем и кропотливыми анализами эндшпилей. В 1962 году Эзраиль Рувимович стал чемпионом Биробиджана по шахматам, а через год – сильнейшим шахматистом ЕАО.

А несколькими годами ранее ему доверили вести шахматный кружок при Доме пионеров и школьников  на улице Ленина (на этом месте сейчас располагается детский сад). С этого времени он стал заниматься тренерской работой, подготовив сотни квалифицированных шахматистов. Среди его воспитанников – Елизавета Шацман, Галина Соколова, Антонина Пуртова, Игорь Кац, Валерий Миронов, Антонина Лейкина, Валентина Сигида, Олег Унтевский, Раиса Гуревич, Анатолий Емельянцев и многие другие. Некоторые его «питомцы» затем сами стали работать шахматными тренерами в различных городах России и за рубежом. О том времени мой собеседник вспоминает с особой теплотой в голосе.

— Помню, в 1968 году заглянул в Биробиджанский шахматный клуб председатель краевого совета общества «Труд», и мы с ним разговорились по душам. В том году проводилось первенство по шахматам среди дворцов и домов пионеров. И мои воспитанники стали чемпионами Дальнего Востока. Команду дома пионеров направили в Тулу, на чемпионат РСФСР. Туда съехались восемь ведущих домов и дворцов пионеров России. В первом туре мы выиграли у Московской области. Приходили все смотреть: «Что за Биробиджан такой приехал, который побеждает наших?» В Москве в это время шли экзамены в школу Ботвинника. В числе прочих была приглашена моя ученица, чемпионка Хабаровского края Валя Сигида. Кроме них, также взяли Игоря Каца и Валерия Миронова. Причем, экзаменовал их лично Ботвинник. Первый выпуск насчитывал шесть человек – Карпов, Балашов и другие. Они потом стали все гроссмейстерами. Затем некоторое время школы не было, и — новый набор. Учеба проводилась при поддержке спортивного общества «Труд».

Нет уже давно на карте СССР, превратилось в воспоминание общество «Труд». За пролетевшие годы сильно изменился Биробиджан, на месте былых бараков – многоэтажки, но нечто остается неизменным. Несмотря на почтенный возраст, Эзраиль Рувимович по-прежнему бодр, энергичен и полон планов. В Биробиджанском шахматном клубе обладающий колоссальным опытом Наставник обучает новое поколение неувядающему искусству – дети увлеченно решают шахматные задачи и этюды, анализируют эндшпили, разбирают комбинации, ищут оригинальные планы развития. И пусть не каждый из них достигнет спортивных высот, станет гроссмейстером, но зато приобретет навыки, полезные в жизни. Игра в шахматы (доказано исследованиями) укрепляет память, развивает логику, интуицию. Биробиджану повезло, что когда-то сюда приехал способный мальчишка из Черниговской области и много сделал для развития спорта в нашем городе. Пожелаем юбиляру крепкого здоровья и новых творческих достижений!


Фото из личного архива Э. ШЕЙНМАНА

Кстати

Благодаря «Биробиджанской звезде» нашего земляка смогли найти родственники, проживающие в Киеве. Елена Яковлевна Осингольц несколько лет безуспешно пыталась что-либо узнать о судьбе своего родственника в Биробиджане, пока не прочитала в Интернете (на сайте www.gazetaeao.ru) заметку «Мужество побеждает» с подписью Эзраиль Шейнман. Но это уже другая история…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *