Нация, история, прогресс…

Нация, история, прогресс…

(Продолжение. Начало в № 41)

Нация, история, прогресс…

Правительства в России периодически предпринимают очередные кампании, чтобы искоренить или ограничить употребление водки русским народом. Но эти кампании обречены на неудачу, ибо они посягают, в сущности, на генетический комплекс человеческого существа, обитающего в этом пространстве Севера Евразии, где царят Мать-сыра земля с ее супругом Дедом Морозом.

 

В русском языке (впрочем, не только в нем одном) известны два образных выражения для передачи контрастного различия между какими-то двумя объектами – это «как небо и земля» и «как день и ночь». И мы чаще всего не задумываемся о том, кто, где, как и почему пустил в оборот эту пару устоявшихся языковых конструкций. Между тем если «небо» и «земля» – категории пространственные, то «день» и «ночь» передают контраст не только их «окраски», но прежде-то всего от века присуще им их изначальное несходство по времени. И вот как рассуждает о двух главнейших категориях бытия – пространстве и времени – тот же «народовед» Г. Гачев.

 

«Кочевой стиль жизни эксплуатирует Пространство, земледельческий – ориентирован на время. Крестьянин, что живет всю жизнь на одном и том же месте, трудится в координации с календарем. Он сеет зерно и ждет, пока оно вырастет, то есть рассчитывает на работу Времени. Собрав урожай, он должен заботиться о складах, запасах, чтобы сохранить пищу зимой, и о  холодильниках, чтобы сохранить ее летом.

Кочевник ездит верхом на своей пище: лошади, верблюде… и пасет стада овец.… Он не нуждается в запасах, хранилищах. Верблюд сам есть запас воды в пустыне; лошади, коровы, овцы суть самокормленные и самоходные (автомобили) запасы еды. Обитатель пространства кочевой народ и его стадо – родственники. Архетипы в мышлении кочевого этноса в отличие от соответствующих представлений оседлых земледельцев большей частью зооморфны. Части тела и органы животных имеют у кочевника символическое значение. На праздничных застольях (когда «курбан-байрам», например) хозяева-мусульмане, угощая своих гостей, часто преподносят им те органы животных (части головы в особенности), которые могут связываться с характером или профессией гостя. Язык может быть предложен поэту или, напротив, молчаливому человеку. Дар этот может выражать шутку или насмешку, когда этот дар предложен гостю, известному как болтун. Ухо может быть предложено музыканту, глаз – охотнику или человеку, который не замечает неверности своей жены, и т.п. Во всех таких случаях орган есть текст, и его преподнесение равняется произнесению речи.

Эти обычаи демонстрируют родство, что существует между народом кочевым и его стадом. Следы этих обычаев могут быть найдены в Библии, поскольку древние иудеи были частью кочевым, частью земледельческим народом. Иисус Христос в своих притчах говорит о заблудшей овце, уподобляет христиан овцам среди волков, говорит о стаде свиней в одержимом, – и он же говорит о сеятеле, винограднике, горчичном зерне, смоковнице и т.п. Община христиан уподобляется апостолом Павлом стаду, пастве, а священник именуется пастырем, пастором, то есть пастухом. И, наконец, символ жертвенного Агнца применяется к самому Христу».

 

Тот факт, что человек является частью природы, сомнению, разумеется, не подлежит. Но природа, то бишь окружающая среда, – прямо-таки идеальное выражение многообразия. Коренные южанин и северянин равны друг другу разве что по человеческому званию и по праву рождения, но никак не по чему-то другому. Вот что писал, например, француз Шарль Луи Монтескье: «Бесплодие земли делает людей изобретательными, воздержанными, закаленными в труде, мужественными, способными к войне; ведь они должны сами добывать себе то, в чем им отказывает почва. Плодородие же страны приносит им (людям) вместе с довольствием изнеженность и некоторое нежелание рисковать жизнью».

Тут впору вспомнить о двух азиатских странах – о Японии и о Корее (КНДР, в частности), в которых малоземелье веками формировали у людей особенный склад национального характера (а в Стране восходящего солнца плюс ко всему дает знать о себе естественная ограниченность островной территории). Японцам и корейцам по причине суровой окружающей среды в месте их обитания волей-неволей приходится жить по принципу «Если не можешь заиметь лучшего, нежели имеешь, пользуйся наилучшим образом тем, что у тебя есть». Ну а нужда – лучший учитель, как говорят немцы. Перенаселенность страны, неизбежно ведущая к дефициту земли, сформировала и известного рода менталитет  наших южных соседей – китайцев. Неспроста же сами они говорят, что их повара для приготовления пищи используют решительно все, за исключением разве что отражения луны в воде. Южный климат «продиктовал» южанам и предельную остроту их национальных блюд: перцы и прочие подобные ему ингредиенты то ли мексиканских, то ли китайских и вьетнамских кушаний – это кроме всего прочего превосходные антибиотики, способные поставить «обжигающий барьер» любой заразе. Несомненно, страхует от распространения эпидемических заболеваний и обычай «огненного погребения» в Индии. А представьте, какую изобретательность, настойчивость и упорство формируют у жителей Северной Кореи семь соток обрабатываемой земли, которая приходится в среднем на каждого гражданина Страны утренней свежести. И если, к примеру, в южных районах СССР средний урожай риса не превышал 40 центнеров с гектара, то в КНДР тот же показатель доходит до ста. А в одном из кооперативов провинции Северная Хамгён на самом плодородном участке  рисовой плантации однажды собрали рекордный урожай – 238 ц/га (!).

Не иначе, как тот же рис способствовал формированию трудолюбия китайского крестьянина. К месту будет сказать, что в Индии рис тоже является основной зерновой культурой, но вот о трудолюбии индийцев нам как-то слышать не приходилось. Все просто: там, на полуострове Индостан, осадков выпадает столько, сколько потребно для естественного орошения рисовых полей. Все иначе – в Поднебесной. Ну а разве не о повышенном упорстве и сверхусидчивости свидетельствует иероглифическая письменность тех, кто ею пользуется? И это все там же, в зоне не очень-то благосклонного отношения госпожи Природы к человеку, которому она в виде некоей компенсации даровала разум, попутно поспособствовав формированию у человека этого и соответствующих  черт характера.

(Продолжение следует)


Валерий Фоменко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *