Нация, история, прогресс…

Нация, история, прогресс…

Нация, история, прогресс…

(Окончание. Начало в № 41)

Щиты и  мечи кто и зачем изобрел? Крепости для чего строили и почему границы на замке держат? А потому как изначально в целях самосохранения да и собственного благополучия не доверяем мы людям чужим, незнакомым, «ненашенским». Говорят же: «Чужая душа – потемки», логически ассоциируя темноту с неизвестностью, страшнее которой для нас в жизни быть ничего не может. Ну согласитесь. И кроме всего прочего на международной арене исконно «работает» право сильного, являет себя своего рода социальный дарвинизм. Что однажды было выражено немецким философом Отто Шпенглером словами: «Мировая история – это история государств, а история государств – это история войн». Последнее утверждение, конечно же, более чем сомнительно. Любая война – всего часть истории (причем не лучшая, трагическая ее часть) и никак не более того. Что касается той самой мировой истории, то это все-таки в большей степени процесс созидания, а не разрушения. Мы не ведаем, в какой части света и пращуры какого рода-племени открыли полезность огня, изобрели каменный топор или колесо, но вот по чьей воле и замыслам появились у землян радио, телефон, электрическая лампа, кино и автомобиль, мы знаем доподлинно. Ну и представьте себе, что все эти вещи были бы доступны гражданам только тех стран, где все эти «чудеса техники» были созданы… Нет, только благодаря мирным контактам и благодаря тому, что один народ старательно учился у другого, возникло на шаре земном то, что именуется цивилизацией. Будь иначе, люди бы имели дело с какой-нибудь «английской физикой», «шведской астрономией» или «турецкой таблицей умножения». «Я это не умею, я этого не знаю, а ты и знаешь, и умеешь. За это я тебя уважаю и хочу у тебя научиться» – по сути дела именно таким путем передавалось, передается и должно передаваться от народа к народу все доброе,  нужное, полезное, придуманное людьми, несомненно, умными и образованными.

Есть, однако, в области первооткрывательства и преогромный этакий минус. Как говорят англичане, умные люди – это хорошие люди, но только они не лучшие. И точно: не дураки же первыми изготовили  взрывчатку, пулемет, танк и боевую ракету с адской боеголовкой. Но, лишь слегка коснувшись этой неприятной темы,  оставим ее в стороне, предоставив свободу  самим читателям судить о своеобразии нравственной стороны дел военных. Хотя, пожалуй, к месту будет вспомнить слова одного мудрого римлянина: «Кто более преуспевает в науках, но отстает в нравах, тот более отстает, нежели преуспевает». И судите уж сами, как соотносятся меж собою такие понятия, как «новейшие научные разработки современного вооружения», «патриотизм» и «агрессивность». Ну а кто усомнится в том, что такое качество, как агрессивность, то есть воинственность, трудно отнести к лучшим моральным качествам человеческих натур или – хуже того – национальных характеров-менталитетов?

Остановимся, однако, на культурных взаимоотношениях стран и народов и разного рода многочисленных (или, если позволено будет так сказать, «многочисленнейших») заимствованиях, сделанных нашими предками, впрочем, и современниками нашими на протяжении всей истории Государства Российского, и подчеркнем, что цивилизованность – закономерный итог просвещенности, знания, о котором сказано, что это сила. Не моря разделяют народы, а невежество, справедливо утверждал английский публицист Джон Рескин. И он же: «Мудрый человек всегда находит себе помощь во всем, потому что дар его состоит в том, чтобы извлекать добро из всех и из всего». И если, отталкиваясь от этого суждения, вспомнить отечественную историю, то, несомненно, стоит еще раз отдать должное правителю отнюдь не средней руки Петру Первому, прорубившему окно в Европу (топором, конечно же, то бишь и по-топорному. Его ведь слова: «Всем известно, что наши люди ни во что сами не пойдут, ежели не приневолены будут»). Да, в Европу, а не в другую часть света, прорубил самодержец окно, со временем превратившееся в широко распахнутую дверь. И даже не надо открывать словарь иностранных слов, чтобы убедиться, сколько и чего и в старой, и в нынешней России взято и берется оттуда, с Запада. Причем здесь словарь? Да притом, что предметы и понятия, как-то и откуда-то «экспортированные» нами, перекочевывают в наш русский язык в подавляющем числе случаев вместе с их названиями-наименованиями. А что у нас оттуда, с Запада? Ой, много чего! От христианства до социализма и сменивших его демократии и суверенитета, от зонтика до трактора, футбола и балета (кстати сказать, картошка и русский алфавит вместе с их названиями, заметьте, к нам тоже не из Китая были завезены, причем вовсе не по причине каких-то военных действий, герр Шпенглер).

Нет, мы отнюдь не отрицаем существования вполне самостоятельных культур – таких, как итальянская, финская и многих прочих. Но несомненное достоинство любой из них – открытость и, если так можно выразиться, «неизолированность», в основе которой – элементарная человечность. Приведем здесь к  месту цитату из книги «Что такое этика, культура, религия?» Игоря Гарина.

Как бы ни относиться к вестернизации, оксидентализации, глобализации, культура немыслима без скрещивания, взаимовлияния, «перекрестного опыления». Скажем, состоялась бы современная русская культура без Шекспира, Байрона, Гете, французских просветителей, немецких философов, «проклятых» поэтов?.. Кстати, французское искусство «творил» голландец Ван Гог, испанец Пикассо, англичанин Сислей, итальянец Модильяни, русские Шагал и Сутин, кубинец Эредиа, грек Мореас, поляк Гийом Аполлинер.

Добавим к этому списку и недавно почившего армянина Шарля Азнавура.

Замкнутая, изолированная культура – плохая культура. Железный занавес – негодный культурный посредник. В советское время отгородив себя от Европы и Америки, мы многое потеряли (вспомним тут генетику и кибернетику). Еще хуже, когда культура наша отвергала лучшее в самой себе: собственный Серебряный век, Флоренского, Красавина, Бердяева, Шестова, Булгакова, Платонова, несть им числа.… Запрещая своих, культура обращается в свою противоположность, в антикультуру. 

…Как говорят православные христиане, неисповедимы пути Господни, и мы не в состоянии прогнозировать будущее с достаточно высокой точностью. Но довольно-таки хорошо знакомое нам историческое прошлое (в том числе сложнейшее переплетение  событий недавних лет и десятилетий) дает нам основание здраво и непредвзято судить о многих вещах, чтобы прийти к однозначному выводу – в основе интенсивного движения человеческого сообщества вперед буквально во всех областях и сферах жизнедеятельности лежат, прежде всего, нравственные ценности, в числе которых едва ли не на первом месте – благородство и благо реального и действенного интернационализма, фундамент коего – добропорядочность живущих и действующих. Ну и вспомним здесь еще одно поучительное  высказывание француза Монтеня, убежденного в том, что наивысшая ценность мира земного – это человек: «Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит только вред». И от себя добавим, что овладеть этой самой «наукой добра» во сто крат труднее, чем постичь премудрости любой из других прочих наук. Уж поверьте…


Автор: Валерий Фоменко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × четыре =