«Не бывает «звезд», а бывает большой труд»

«Не бывает «звезд»,  а бывает большой труд» - Фото из архива   А. Ермаковой

Фото из архива  А. Ермаковой

Почему у самого известного фольклорного ансамбля Биробиджана «камчатское» имя  “Младушка”, почему его руководитель обеими руками за якутский опыт, за что она любит Сахалин и какие возможности упускает Дальний Восток, не находя средств на культуру. Об этом и немного о личном — известный педагог Анастасия Ермакова

— Анастасия,  у Вас огромный послужной список в музыкальном и вокальном творчестве. Вы помните, с чего начиналась большая любовь к музыке?

— Классическая музыка совсем не звучала у нас дома. Родители работали на камчатском заводе. А инструмент (фортепиано) стоял у дедушки с бабушкой  в Хабаровске. Тетя была музыкальным работником в детском садике. Она рано ушла из жизни, и я ее не помню. И так вышло, что начала я заниматься в… Хабаровске, потому что каждое лето мы уезжали туда на каникулы на три месяца с Камчатки. Музыка у меня звучит в машине классическая, хотя я любую  музыку слушаю.

— Так Вы поначалу стали играть самоучкой или все-таки поступили в музыкальную школу?

— Поступила в музыкальную школу, прошла отборочный тур. К этому туру меня готовила соседка-пианистка. С пяти-шести лет ходила к ней и занималась по соседству. А когда родители меня привели в музыкальную школу, я хотела поступать на класс… виолончели. Мне до сих пор нравится  звук виолончели, я прошу аранжировщиков, чтобы в фонограмме по возможности использовали этот инструмент. И когда я зашла на прослушивание — маленькая, с бантиками, — преподавательница, которая давала частные уроки, увидела меня и забрала к себе. Вот так меня отобрали на фортепианное отделение, я и рта не успела открыть. Семь лет училась в музыкальной школе, пела в академическом хоре.

— Сейчас Вас больше знают как организатора и руководителя целого ряда вокальных коллективов — от фольклорных до эстрадных. Вы где-то учились специально оргработе?

— Это просто  любовь к музыке дает мне возможность объединять коллективы.  Для меня важно отношение ученика к преподавателю. Если я дала задание и его не выполнили — это важный показатель уважения к моему труду. Важна дисциплина и ответственность. Вы видите, весь кабинет увешан наградами, и дети это видят каждый день. Здесь «звезд» нет — это все большой труд. И этот труд нужно отдавать детям, людям. Прекрасно, когда люди в зале не просто сидят и слушают, а где-то плачут, где-то счастливо улыбаются и смеются. Вот это и есть энергетика, которая должна быть у любого исполнителя.

 

— «Младушка» — это  наш биробиджанск
ий самобытный, уникальный, яркий, необычный ансамбль, как его называют. Кто привил Вам вкус  к народному творчеству?

— Я жила на Камчатке, и там тоже был коллектив народной песни, который назывался «Младушка». Даже не помню, как я туда попала, но я сразу стала там солисткой. Когда я поступила в Хабаровский институт искусств и культуры, я уже работала в 7-й школе Биробиджана. И назвала свой ансамбль «Младушка» — у меня другого названия для него и не было. Маленькие дети, молодые голоса. «Пошла Млада за водой» была нашей первой песней. И вот так из обычной городской школы перешел коллектив на более профессиональный уровень. Во многом благодаря  бывшим руководителям управления культуры ЕАО В.Д.Игнатьеву и И.М.Алмазовой, а также бывшему директору Биробиджанской музыкальной школы Н.Л.Шнайдерман — они  дали возможность открыть в этой школе фольклорное отделение.

Расширяться мы, конечно, будем в этом творчестве. Одна из моих учениц — Светлана Мацнева — готова начать работать в этом направлении. Она учится в Биробиджанском колледже культуры и искусств и два года проходит практику в нашем коллективе, знает  всех ребят. Мне кажется, именно она и расширит круг творчества коллектива.

— Какие личностные свойства стараетесь развивать у детей?

— Чувство локтя. Если в ансамбле происходят какие-то недопонимания, я  всегда говорю: конфликты — вне этого кабинета. Здесь — в музыкальной школе — мы занимаемся только музыкой, и музыка  нас объединяет. Музыканты, которые должны слаженно играть, исполнители, которые  должны слаженно петь, не могут заниматься какими-то «разборками» между собой.

— Какие проекты  Вы реализуете в настоящее время ?

— Девятого октября летим на Сахалин на Международный конкурс «Живые родники». Каждые три года мы летаем на этот конкурс. Всегда звание лауреатов получаем, так как очень тщательно готовимся. Готовиться мы начинаем в мае, все лето репетируем, с сентября — ежедневные всевозможные репетиции. Уровень конкурса очень высокий. Обычно сидит профессорский состав Гнесинки (музыкального училища имени Гнесиных — структурного подразделения Российской академии музыки имени Гнесиных), московские члены жюри…

Чем нам нравится этот конкурс? Там есть школа «Этнос», на базе этой школы  работает моя ученица Таня Рогова, которая закончила Хабаровский институт искусств и культуры и преподает там вокал! И вот мы едем к своим друзьям. Вообще, сахалинцы очень добры и открыты, обеспечивают прекрасный прием, дети очень любят к ним ездить.

— Ваши воспитанники — победители многих конкурсов не только у нас в регионе, но и за его пределами. Помогает ли им это при поступлении в другие вузы?

— Безусловно. Наши воспитанники поступают в Санкт-Петербург, в Москву. Например, в Московском институте музыки имени Альфреда Шнитке учится Мария Кудина. Анна Денисенко поступила  сейчас в институт современного искусства. Обычно туда поступают только после колледжа, а Анна поступила после нашей городской музыкальной школы! Ольга Быстрова в этом году окончила успешно музыкальный институт в Санкт-Петербурге. Планирует работать в этом городе в театре.

— Как Вы думаете, что нужно сделать для поддержки юных и молодых талантов в нашем регионе?

— Одаренные дети — это особая категория учеников, им необходима другая программа обучения. В таких случаях часто требуется индивидуальный подход, индивидуальные занятия, а это организовать очень-очень дорого. Мы можем здесь, «дома», выявить талант. А шлифовать его профессионально дальше очень недешево. Хотим иметь исполнителей
международного уровня — этому надо учить в соответствующих условиях.

Самый лучший опыт на Дальнем Востоке — это Якутская школа-интернат для одаренных детей. Например, у них там нет математики. Извините, но она не нужна в некоторых профессиях. Зато там музыка с утра до ночи, и выпускники интерната потом поступают сразу в консерваторию!

Считаю, подобные школы могут быть созданы и у нас на базе колледжа культуры и искусств. Сколько это может стоить, я понятия не имею. Зато я вижу, сколько детей не может раскрыться из-за отсутствия денег у  родителей. Самое главное, что одаренные ребята все равно уезжают учиться далеко за пределы области, но назад к нам потом не возвращаются. Получается, мы отдаем талантливых детей в другие регионы: они там счастливы, и мы за них рады, но область в любом случае остаётся без специалиста, без культуры высокого уровня, без молодой смены.

Если бы у нас был театр, который обеспечил достойные зарплаты, репертуар, гастроли, да многие бы вернулись. У нас маленький, хороший город, где можно развиваться, быстро получить известность и уважение. Мы бы, думаю, всем доказали, что биробиджанцы могут упорно  работать. А так — не удовлетворяет уровень жизни на Дальнем Востоке, вот люди и уезжают. В том числе из-за низкого культурного уровня жизни!

Даже сейчас наша «народница»  Арина Кошелева участвовала в проекте «Новая звезда» телеканала «Звезда». Вот его стоит посмотреть, скоро будут показывать. Я ничего не буду говорить — вы все сами увидите.

Талантливых детей из удаленных регионов нужно особо поддерживать не только силами их регионов — они же будущее, они лицо страны!

— Амелия — Ваша дочь —  не только поет, но и играет в Вашем коллективе на скрипке. Она сама выбрала инструмент или, как у Вас когда-то, в этом был элемент случайности?

— Когда-то мы увидели, что наша дочь, сидя в коляске, подражает тон в тон пению птиц. Причем на очень высоких нотах. Амелии еще года не было, но я поняла, что у нее очень хороший слух.

Музыканты говорят: хороший слух — это вокалистка или скрипачка. Так как она всегда была со мной на работе, мы поступили в музыкальную школу в 4 года. Как раз тогда приехала к нам преподавать по классу скрипки после Академии искусств Анна Болтыбаева.  Купили Амелии очень маленькую скрипочку, у нас она до сих пор сохранилась. На данный момент  Аня уехала, она работает в Мариинском театре (Приморская сцена во Владивостоке). А мы уже четыре года каждую субботу ездим в Хабаровск к преподавателю скрипки! В нашем городе больше нет специалиста по классу скрипки. Очень сложно это все…

А Амелия еще и поет. У дочки «театральное» отношение к песне: если споет — все или заплачут, или засмеются. Мы с коллективом, кстати, очень много поем из мюзиклов и мультфильмов — это предполагает пение по-актерски, создание на сцене образа. Так что мы с мужем понимаем, что в доме растет настоящий артист.

— Какая самая важная и главная победа была  в Вашей жизни?

— Любая победа на конкурсе моих ребят — это победа в моей жизни. У меня,  есть радость от происходящего, но это не эйфория. Это значит, что  следующий результат не должен быть меньшим: ты планку себе уже сам задал золотой медалью, и надо идти дальше…

— Ваш муж тоже человек из музыкальной сферы. Насколько Вам комфортно работать вместе?

— Комфортно. Во-первых, Виталий прекрасный специалист, во-вторых, считаю, в нашей семье он намного спокойнее, мудрее. Я очень быстро все решаю, иногда даже не думая.  Виталий  остановит меня, сядем, подумаем.

Супруг является в наших ансамблях аранжировщиком. Это всегда прекрасная работа, кропотливый труд. Музыкант, который знает весь состав оркестра и джазовую музыку, народную музыку, эстрадную. Советуясь,   я прислушиваюсь к его мнению, а спрашиваю очень много!  На репетициях, конечно, бывает недопонимание: быстро «завожусь». Благо, понимает меня. Благодарна судьбе, что такой человек появился  в моей жизни. Для меня это больше, чем просто муж и отец нашей дочери. Это очень дорогой  человек, который поддерживает меня в жизни, в работе.

— А что Вам помогает сохранить такую неуемную энергию молодости? Вы в отличной форме.

— У меня очень динамичная жизнь, расслабляться некогда. При таком ритме порой некогда даже поесть, и получается, я точно не переедаю. (Смеется.) Спорт, конечно, присутствует в моей жизни, охотно плаваю, пешком хожу. Здоровый образ жизни полностью поддерживаю. Если вести другой образ жизни, просто не хватит энергии на такое количество детей. Это,  как я называю, космическая энергия, ее нельзя просто так расходовать, куда не положено.

Скажите честно,  у Вас есть  гордость за Ваших учеников, которые выбрали музыку своей профессией?

— Конечно. Представляете, они ко мне пришли совсем маленькие – трех-пяти лет.  И практически сейчас живут все в Москве,  многие заканчивают уже вузы или поступили только. И не разочаровываются. Конечно, это радует. Сейчас готовим Лену Ермакову — она будет поступать во ВГИК.  Музыкальной школы она не заканчивала, но хорошо поет по своей природе. Такая вот звездочка у нас. Трудолюбивая звездочка.


Беседовала Лилиана  КАРАСЁВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять − один =