Не на задворках

Не на задворках

Писатель В. Сукачёв: «Дальний Восток сегодня — зона поэзии, по преимуществу — женской. А вот проза идёт к нам с запада»

На прошлой неделе Биробиджан посетил писатель Вячеслав   Сукачёв, последние десять лет — главный редактор журнала    Союза писателей России «Дальний Восток». В Дальневосточной государственной социально-гуманитарной академии он встретился со студентами и литературной общественностью областного центра.

Наш корреспондент побывал на встрече и также задал свои вопросы писателю.

— Вячеслав Викторович, с чем связан ваш визит в Биробиджан, встречи с обширной аудиторией ведущего вуза ЕАО?

— В октябре наш журнал «Дальний Восток» отмечает своё 77-летие. По-моему, красивая дата. У журнала интересная и сложная история.  Его первым редактором был известный писатель Александр Фадеев. (Тогда журнал назывался «На рубеже»). Два последующих редактора были репрессированы, один из которых встал к расстрельной стенке…

Сегодня журнал объединяет под своей обложкой литературные силы обширного региона. Дальневосточный федеральный округ большой, а литературных журналов здесь совсем немного. В 2004, 2005 и 2007 годах сотрудники нашего издания также принимали участие в выпуске литературного альманаха «Биробиджан». Это была хорошая идея: возродить издание, закрытое по политическим мотивам в 1949 году, жаль, что на этом дело три года назад и приостановилось. А ведь литераторов из Еврейской автономной области в Хабаровском крае всегда хорошо знали, они внесли свой вклад в дальневосточную литературу. Например, Николай Наволочкин, родом из Николаевки, фронтовик, исторический и детский писатель, десять лет был главным редактором «Дальнего Востока» и вывел его на качественно новый уровень. Нам нужны новые имена. Ведь наш журнал не придумывают ни главный редактор, ни штатные творческие сотрудники (которых всего четверо). Его формируют из материалов авторов, живущих в самых разных концах Дальнего Востока, страны.

— Что главенствует сейчас в содержании журнала?

— Поэзия. Преимущественно приморская. Преимущественно женская. Конечно, по-прежнему работают Владимир Тыцких, Юрий Кабанков, но хотелось бы выделить поэзию приморчанки Елены Васильевой — талантливый поэт, своеобразный! Есть интересные женщины-поэты в Якутии, в стихах порой энергетика мужская, чувствуется, что это национальная поэзия. Она выходит в переводах.

Причём ни один другой литературный журнал не даёт в своих номерах столь объёмных подборок стихов автора, как наш. Я сам — прозаик, но долго за это боролся: по одному-двум стихотворениям, которые помещает на своих страницах иной «престижный» журнал, невозможно составить достаточно ясное представление об авторе, о его стилистике, темах, творческих возможностях.

— А как обстоит дело с прозой?

— Качественной прозы у дальневосточников не хватает. Не могу сказать точно почему. Журнал всегда был силён. Вот сейчас готовим шестой — октябрьский номер, вновь, к сожалению, он наполняется прозой не за счёт Хабаровского края, ЕАО или Приморья. Пишут из Москвы, из Башкирии… Но в целом не вижу тут ничего плохого. Это, скорее, говорит о привлекательности нашего издания даже далеко на западе России. Мы — дальневосточники — живём хотя и на «задворках империи», но никак не на задворках культуры.

— Авторы и темы из ЕАО часто попадают на страницы «Дальнего Востока»?

— Недавно публиковалась проза Александра Драбкина (вы слышали, как я требователен к прозе). Владимир Русаков из Облучья порой присылает очень хорошие стихи, без всяких скидок на «провинциальность». Мария Глебова из Будукана стала лауреатом премии нашего журнала за 2008 год.

В № 2 за 2008 год был опубликован материал «Жизнь на пределе» Феликса Шапиро о специалисте-чудеснике Комсомольского-на-Амуре судостроительного завода Соломоне Гринкруге. Он на слух, по звуку работающих механизмов, диагностировал неполадки в них, вовремя выявив таковые и  на первых наших атомных подводных лодках. Это был отец ректора ДВГСГА Льва Соломоновича Гринкруга.

Поступали к нам интересные воспоминания Бориса Герцберга. Он был директором театра в Биробиджане, и в 1941 году война застала его на западе страны на гастролях…

— Круг тем в журнале, конечно, широк, но ведь много актуального остаётся и «за бортом», хотя бы из-за того, что «Дальний Восток» выходит шесть раз в год…

— Поэтому к «Дальнему Востоку» и появились ежемесячные приложения: «Наш семейный очаг» (конечно, с литературной страницей), экологический журнал «Родное Приамурье». Студентам биробиджанского вуза — будущим экологам — это может быть интересно. Совершенно новым является журнал «Образование в Хабаровском крае». Он выпускается по заказу министерства образования края. Меня такое название поначалу испугало — казалось слишком длинным, неудобным, предлагал подумать над более кратким и выразительным. Но заказчик настаивал. Я поставил условие: наряду с проблемными, профессиональными статьями в журнале должны быть поэтическая страница и место для прозы. Сегодня для меня главное — и под таким «казённым» названием делать качественный продукт, и, считаю, это получается. Образцы такого издания я оставил здесь, в ДВГСГА.

— Публикует «Дальний Восток» сегодня произведения для детей? Помнится, на его страницах в конце 90-х публиковались подборка стихов чукотской поэтессы Антонины Кымытваль, сказка Николая Наволочкина «Полудница Акуля» задолго до того, как они вышли отдельными изданиями в виде книжек.

— Такие публикации — редкость. В основном мы находим им место в наших журналах-приложениях.  Авторов маловато, и, повторюсь, очень высоки требования к качеству материала. Проглядите подборки различных «толстых» литературных журналов и увидите, что публикации «Дальнего Востока» немногим отличаются от подборки в «Новом мире». Но всё это без противоборствующих писательских группировок и, главное, без межнациональных противостояний, чем грешит ряд изданий на западе страны. Слава богу, у нас этого нет.

— Вы сейчас подняли много серьёзных литературных, творческих вопросов. Почему вы выбрали для такой беседы студенческую аудиторию?

— Но ведь студенты изучают региональную литературу? Им «положено». Дальневосточный журнал Союза писателей регулярно представляет публике свежий срез этой литературы. Многие студенты сами пробуют писать стихи, рассказы, сценарии… Выступаю перед филфаковцами и не удивлюсь, если через несколько лет увижу среди новых наших прозаиков и поэтов имена некоторых из них.

— Традиционный вопрос: над чем сейчас работает прозаик    Вячеслав Сукачёв?

— К сожалению, ох и ах!  И это не рисовка: тянуть сразу четыре журнала тяжело, ни на что сил не остаётся — за девять лет своего редакторства ничего не написал. Это мой большой долг перед хорошим писателем  Виктором Астафьевым, который написал положительную рецензию на мою первую книгу, дал мне рекомендацию в Союз писателей. Сейчас я начал работу над воспоминаниями о своём знакомстве с ним: мы вели долгую переписку, я бывал у Виктора Петровича в его деревне Овсянка. По всем статьям он годился мне в отцы, поскольку был ровесником с моим папашей. Было в нём что-то особенное, располагавшее к абсолютному доверию уже через пару минут знакомства. Главное, он не уставал от общения, не уставал слушать, интересоваться собеседником. Окончил первую часть воспоминаний. Думаю, последуют ещё три.

— Вижу, вы привезли с собой в Биробиджан и книжечку стихов, совсем новую…

— Стихи я писал в молодости, лет этак до тридцати. Потом перешёл на прозу. У меня 23 книги прозы: сборники рассказов, повести, романы. Некоторые переиздавались, некоторые экранизированы… Были газетные, журнальные публикации стихов, но отдельным изданием они не выходили. Вот решил попробовать отобрать то, что получше, получилась тонкая книжечка, вышедшая в Хабаровске в этом году. Год ведь этот и для меня юбилейный — я родился в победном 1945-м! Подборка стихотворений включена в библиографический и литературно-критический справочник также 2010 года. Так что стараюсь быть при деле, чего и вам желаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *