Не рубите, мужики…

Не рубите, мужики…

В преддверии зимних холодов едва не половина населения области озабочена проблемой заготовки печного топлива

Решают ее люди по-разному: одни покупают древесину на корню, сами рубят и доставляют к своим домам, другие имеют дело с лесными браконьерами, у которых кубометр дров стоит подешевле легальной распродажи, третьи нещадно вырубают деревья вокруг сел и поселков, особо не опасаясь, что их незаконное занятие будет пресечено. 

— Были бы деньги – дровяная проблема решается просто: находишь  в какой-нибудь местной газете объявление с короткой фразой: «Продам дрова» — и по сотовому телефону договариваешься, в какое время и в какой день топливо будет подвезено к дому, — рассказал мне один знакомый биробиджанец. — Автомобиль продавца, а это, как правило, КамАЗ, подъезжает обычно с наступлением темноты. Десять кубометров березовых и дубовых чурок обходятся в пятнадцать тысяч рублей. Еще покупаешь пару тонн угля – и можно спокойно зимовать…

Понятно, что хозяин КамАЗа торгует ворованными дровами, которые рубят в ближних или дальних окрестностях областного центра, обычно по ночам.

— Незаконная рубка древесины на землях муниципальных образований стала настоящим бедствием, — говорит заместитель начальника областного управления лесами Евгений Ермаков. — Древостой на территориях городских и сельских поселений в муниципальных районах уже ряд лет никому не принадлежит. Для того чтобы он приобрел хозяина, необходимо провести межевание лесных участков, наладить их охрану, определить порядок использования. К сожалению, пока этого ничего не сделано. Вот и пользуются бесхозностью добытчики нелегальной древесины. Борьба с ними возложена на полицию, но ведь каждую релку она не может взять под контроль. 

Невозможно хотя бы приблизительно сказать, сколько древесины исчезает под топорами и пилами порубщиков. Скорее всего, объем нелегальных заготовок оценивается не в одну тысячу кубометров. Более точными сведениями оценивается объем рубок дровяника жителями сел и поселков, которые заключают договоры купли-продажи с управлением лесами. Им отводятся под индивидуальную рубку деляны в гослесфонде. Каждому из них разрешается напилить для своего подворья до 15-ти кубометров древесины на корню. Стоимость одного куба в таком случае колеблется от сорока до восьмидесяти рублей в зависимости от породы деревьев. Обычно годовой объем заготовки дров таким способом составляет по области четырнадцать-пятнадцать тысяч кубометров. Несмотря на дешевизну кубометра дровяника, спрос на него невысокий. Обычно деляны для самозаготовок отводятся в дальних урочищах, а бывает, что и за сотню километров от какого-нибудь села. Понятно, что вывозка топлива с такого расстояния обойдется хозяину подворья в крупную сумму. А топить печь чем-то надо. Вот он сам и превращается в черного лесоруба или имеет дело с нелегальными доставщиками дров, имеющими необходимую технику для рубки и грузовые машины. Самый простой способ заготовить на зиму 10-15 кубометров дров – купить его у законных заготовителей, получивших для этой цели в аренду лесные участки. Но желающих воспользоваться их услугами немного, так как стоимость одного кубометра на складах превышает две тысячи рублей! Для большинства сельчан, с их более чем скромными доходами, такая стоимость чурок неподъемна.

В областном управлении лесами считают, что существующая система обеспечения населения печным топливом крайне несовершенна. Она нуждается в коренном улучшении, так как провоцирует незаконные рубки, размах которых растет из года в год. Беда в том, что муниципальная власть районных, городских и сельских поселений переложила решение «дровяной» проблемы на самих хозяев домов с печным отоплением. Можно, например, говорят специалисты лесной службы, создавать арендные бригады муниципальных образований для заготовки дров, вывоза к селам и поселкам на склады и организовать их продажу. Во всяком случае, давно пора покончить с практикой нещадной вырубки древостоя, которого в области становится все меньше и меньше.

Огнеопасная «мода»

Большой экологический ущерб нанесли в октябре пожары обширным участкам земель государственного запаса, а также территориям ряда административных поселений области

Большинство возгораний возникло при обжиге стерни и соломы на полях после уборки зерновых культур. Как правило, огонь с убранных полей перекидывался за их пределы, уничтожая не только подсохшие травы, но и кустарники, мелколесье.

— Проводя плохо контролируемые обжиги, те же фермеры наносят вред не только природной среде, но и собственным полям, — говорит агроном Любовь 39Зубова. – Откуда взялась убежденность, что сгоревшие пожнивные остатки якобы улучшают качество пашни, неизвестно. В агрономии нет такого понятия, как обжиг полей. Ведь земля – это живой организм, и огненная стихия сильно повреждает верхний слой почвы, существенно снижая ее плодородие.

Самое удручающее в этой ситуации то, что никакого запрета на проведение обжигов нет. А то, что огонь уходит за пределы полей, в том числе и на участки государственного лесного фонда, мало кого интересует. В облсельхозуправлении считают, что необходимо принимать волевое решение о запрете обжигов. Кстати, в былые времена они в крестьянстве никогда не проводились и «мода» на них возникла, кажется, в 80-х годах.

На любой вкус

Почти десять тысяч пчелиных семей, которые содержатся на личных и фермерских пасеках автономии, ysadbпереносятся с открытых площадок в омшаники на всю долгую зиму, вплоть до конца марта-начала апреля

По оценке большинства пчеловодов, минувший сезон сбора был хоть и не рекордным, но и не самым плохим. В среднем от каждой семьи кочевых пасек получено не менее сорока килограммов меда с соцветий липы и августовских цветочных медоносов. В целом получено примерно 300 тонн товарного меда. Выбор этого целебного продукта на рынках области разнообразен, и цены на него, пожалуй, самые низкие в Приамурье.

Идеальные «ясли»

На Тепловском и Биджанском рыбоводных заводах в Облученском районе завершена закладка в инкубаторы почти 40 миллионов икринок осенней кеты для получения молоди нового поколения лососей

Как сообщила руководитель объединенной Дирекции названных предприятий Наталья Антипова, основная доля закладки пришлась на икру, завезенную с нерестовых речек Гур и Анюй Нижнего Амура. 

— Такая практика существует у нас уже несколько лет, — сказала Наталья Викторовна. — И вполне себя оправдала.  Наши рыбоводы получают из привезенного биологического материала полноценную молодь, внося весомый вклад в восстановление рыбных запасов Амура.

По словам Н. Антиповой, на природных нерестилищах Тепловского и Биджанского заводов – идеальные условия для выращивания мальков, поэтому «Амуррыбвод» не считается с затратами на транспортировку икры из «родовых» речек на наши предприятия. Теперь у рыбоводов обоих заводов более чем полугодовой период каждодневной заботы об очередном кетовом потомстве. А закладка первой партии икры была сделана на старейших предприятиях Приамурья в 1928 и 1933 годах. За это время количество выращенной молоди подходит к одному миллиарду штук.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *