Недетские беды детской больницы

Недетские беды детской больницы - В одной из палат

Василия Кравцова

В одной из палат

Лечить маленьких пациентов врачам приходится поистине в спартанских условиях
Во втором своём Послании Федеральному собранию Президент России Дмитрий Медведев призвал к скорейшему внедрению в отечественном здравоохранении новых технологий. Ибо надо здоровье россиян беречь. А вскоре по телемосту жительница Магнитогорска  пожаловалась президенту на неудовлетворительное состояние больницы в их городе. Высокие технологии туда никак не дойдут, а  прежние уже рассыпаются.  СМИ и Интернет тут же подхватили тему и недели на две приковали внимание россиян к «горячей точке» на Урале.
— Да что там Магнитогорск! – сказал мне как-то один из знакомых. – Если бы рассказать про нашу детскую больницу – вот это было бы действительно достойно внимания!
— Так что же вы молчите? Задайте такой вопрос прямо президенту, — посоветовал я. – Как раз очередной телемост готовится.
— Один врач уже к нему обращался. Можешь сам у него спросить, чего добился, — услышал в ответ…

Обзор и позор одного объекта

Возмутителем спокойствия оказался молодой хирург Виталий Щебеньков.  Он ещё два года назад написал письмо президенту России – тогда ещё Владимиру Путину –, излагая печальное состояние областной детской больницы в Биробиджане. Вот только в области его ухитрились не услышать…
«Столкнувшись с бюрократической машиной, которая продолжает работать, безразличием чиновников и невозможностью решения вопроса на местном уровне, надеюсь на Ваше внимание и помощь…» Так начиналось то письмо.
Виталий Щебеньков просил в первую очередь не за себя – за больных детей, за дело, которым призван заниматься, доступно пытаясь разъяснить главе государства специфические медицинские проблемы.
«Областной статус нашей больницы предполагает хороший уровень диагностической базы. Но в настоящий момент  стационар не только не имеет некоторых видов рядовой в медицинской практике аппаратуры… Нет круглосуточной клинической лаборатории. Ремонт не производился много лет».
Поясню читателям, что речь идёт о хирургическо-травматологическом отделении областной детской больницы.
С автором письма президенту я познакомился. Он выпускник Дальневосточного государственного медицинского университета, где учился по целевому набору. Клиническую интернатуру проходил на кафедре детской хирургии, ортопедии и травматологии ДВГМУ. Сбои чиновничьей «распределительной» машины почувствовал сразу после выхода на работу: Виталий Щебеньков был распределён в районную больницу в Облучье, где… не было ставки детского хирурга. Несмотря на то, что в это время в областной детской больнице работал всего один детский хирург. Лишь к окончанию интернатуры вопрос о его трудоустройстве был пересмотрен. А вопрос об оснащении детской больницы?
— Ничего не поменялось практически, — говорит беспокойный врач. – Письмо из Москвы… вернулось в Биробиджан и попало на стол тогдашнего начальника управления здравоохранения Валерия Андреева. Все действия последнего ограничились  письмом-разъяснением мне. Всё! Как видите, даже косметического ремонта в отделении не было.
В справедливости этих слов нетрудно убедиться. Стены с потрескавшейся и облупившейся краской, во многих местах осыпалась штукатурка. Как-то в выходные со штукатуркой… вывалился дверной косяк в туалете. Заведующий отделением Алексей Викторович Старостин говорит, что, придя на работу, первым делом ставил этот косяк на место. «Навалился – задвинул. Потом рабочие заштукатурили». Следы этой работы свежи – штукатурка ещё сырая…

Туалет в хирургическом отделении вообще уникален по-своему. Санузел  здесь один для больных и… для медперсонала. «Мест» в нём – два. А отделение рассчитано на тридцать пациентов плюс персонал. У вас в семье по утрам бывает «очередь» в туалет? А здесь народу гораздо больше, в основном – дети. Больные дети. Им и так хватает проблем.

«Скажи кому – не поверят. Ни в одной больнице подобного нет!» — говорит коллега Виталия Щебенькова, тоже детский хирург Александр Березань. И приводит ещё более убийственный пример: в прошлом году банальная течь с крыши проникла в… экстренную операционную! По краям крыши, на балконах наросли сосульки, с сосулек накапало в короб вентиляции помещений. Скопившаяся там вода дошла до проводки, выведя из строя освещение в операционной.
— Операционная была обесточена, хирургическая помощь несколько дней не оказывалась. Не знаем, как в этом году будет – ещё холодно, но сосульки уже облепили края крыши. Наш персонал с ними борется с помощью швабры, — говорит Александр Березань.
На фоне подобных «спартанских» условий пожелание врачей (порой находящихся в больнице целые сутки) иметь ещё и собственную душевую, чтобы хоть пот с тела смыть, кажется уже сибаритством. Простите за натуралистическую подробность, но чистота тела для хирурга – вовсе не роскошь!

Детальный разговор

Планировка хирургического отделения совершенно не подходит для  его назначения. Когда сорок лет назад в Биробиджане  строилось здание детского стационара, предполагалось, что это будет чисто соматическая (терапевтическая) больница. Детские операции тогда выполнялись во «взрослом» хирургическом отделении областной больницы, где для разновозрастных детей обоего пола была выделена палата номер шесть. Без кавычек – у неё действительно был такой номер!
Потом стало ясно, что без отдельной детской хирургии области не обойтись, и второй этаж детской больницы «уплотнили». Там и сегодня находятся и хирургия, и «травма» вместе, ещё одна палата выделена для лор-больных.
Заведующий отделением Алексей Старостин проводит маленькую «экскурсию».
Вот перевязочная. Она одна на всё отделение. Между тем в областной «взрослой» больнице «чистое» и «гнойное» отделения травматологии разнесены даже на разные этажи, а хирургия — так вообще в отдельном крыле здания. Но почему-то подобная норма до сих пор не дошла до детей.
«Рядовой в медицинской практике аппаратуры», о которой два года назад писалось президенту, тоже не прибавилось. К ней относится, например, лапароскопическая стойка – набор хирургических инструментов, позволяющий через малые хирургические доступы производить операции на органах брюшной полости и в забрюшинном пространстве. Хирург В.Щебеньков комментирует: «Не делая больших операционных ран, с помощью лапароскопа можно выполнять диагностику и лечение неосложнённых форм аппендицита, некоторых форм кишечной непроходимости, «выходить на почки», производить диагностику гинекологических патологий у девочек».
Его коллега Александр Березань дополняет: «Эти операции малотравматичны. А стойка для лапароскопа позволяет их выполнять более точно. Это совершенно необходимая вещь в современной медицине. Вот вы, как пациент или как родитель заболевшего ребёнка, что выберете: заметный хирургический разрез или три точки прокола? Но мы до сих пор операции детям делаем по старинке – с разрезами, которые заживают дольше и сложнее. Что совсем обидно и непонятно – в Теплоозёрской районной больнице такой аппарат есть, а в областной детской – нет!
Наши хирурги прошли специализированную подготовку – один как детский уролог, другой как проктолог. А техническое оснащение, считаю, не соответствует их знаниям. У ребят пока голова, знания свежие, есть желание работать. Но наше ведь дело какое? Руками работать! А не подходишь долго к иной аппаратуре, не выполняешь какую-то манипуляцию – через некоторое время идёшь к операционному столу с опаской»…
Кстати, об операционном столе. В экстренной операционной он 1962 года выпуска! И уже не выдерживает нагрузки более 40 кг…
Покидая отделение, вновь окидываю взглядом обшарпанные, с облупившейся краской стены в коридоре и в палатах. Там, где палаты не заполнены полностью, дети  стараются выбрать себе койку у стены поприличней. Чтобы не спать носом в штукатурку, ведь ковриков на стены в больницы вешать не положено – в хирургическом отделении должна быть чистота!
— А санэпидстанция у вас инфекции не находит? – осторожно спрашиваю я у заведующего отделением, глядя на ржавые потёки под коробом вентиляционной системы.
— Инфекцию мы за день несколько раз выжигаем жёстким ультрафиолетовым излучением. Так что никакие грибки в этих стенах не живут, — отвечает Алексей Старостин…

Кстати

У детской больницы появляется реальный шанс исправить положение
На первой же своей пресс-конференции для областных СМИ губернатор ЕАО Александр Винников значительное время уделил ситуации именно в системе здравоохранения автономии. «Качество здравоохранения и обслуживания людей меня не устраивает», — категорически заявил губернатор.
При этом он пояснил, что, по его мнению, исправить положение может только программно-целевой метод финансировании системы, когда деньги выдаются исключительно на определенные цели и определенным объектам. Губернатор поручил готовить областную программу модернизации системы здравоохранения, рассчитанную с 2011 до 2015 года.
«Мы немало получили медицинского оборудования на протяжении последних десяти лет по различным федеральным программам, по нацпроекту «Здоровье». Но этого мало. Необходимо вкладывать и собственные средства», — сказал Александр Винников.
Отвечая на вопросы журналистов, губернатор заметил, что в настоящее время приоритет по ремонту и модернизации будет отдан именно областной детской больнице. В 2011 году ей предстоит проходить аттестацию, как специализированному лечебному учреждению, на получение лицензии. «Мы будем советоваться с врачами, определять очерёдность необходимых работ. Но надо всё рассчитывать в соответствии с возможностями области», — сказал глава автономии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *