Нелегкий путь к религии

Нелегкий путь к религии

Нетрудно представить себе недоумение большинства иностранных евреев-переселенцев, которые в 30-х годах приехали в Приамурье, чтобы участвовать в создании национальной государственности, и которые не обнаружили здесь даже намека на религиозную жизнь. А ведь почти все они воспитывались в семьях иудейской веры и, даже не будучи ортодоксами, не обходились без встречи шаббатов, семейного чтения Торы, а уж тем более без широкого участия в еврейских празднествах

Собственно, религия являлась духовной опорой и нравственным ориентиром в жизни. В любой из прежних стран пребывания, будь то Польша, Прибалтика, Франция, Палестина, синагоги мирно соседствовали с костелами, кирхами, мечетями, бабтистскими молельными домами…

Увы, ничего подобного ни в самом Биробиджане, ни в других поселениях на территории молодой ЕАО в тот период не существовало. В годы оголтелой борьбы с религией к началу 30-х годов на территории, отведенной под Еврейскую область, были разгромлены все православные церкви, уничтожены часовни, репрессированы или, в лучшем случае, изгнаны из всех 16 бывших православных приходов священнослужители. И лишь в глухой тайге, в поселках Кайлан и Кабала, сохранились небольшие старообрядческие общины. Но поскольку они существовали практически без связи с большим миром и не оказывали никакого влияния на общество, то их тогдашняя власть оставила в покое.

Из архивных источников, а также книжных и газетных публикаций известно, какими были масштабы отъезда иностранных переселенцев в страны прежнего проживания. И одной из важнейших причин «исхода» являлось не только отсутствие религиозной жизни, но и жесткая борьба с любой религией. Поскольку религия, по определению Карла Маркса, была «опиумом» для народа, то и боролись с ее проявлениями соответственно. Между прочим, дезертирами из ЕАО были не только вчерашние иностранцы, но и недавние жители еврейских местечек и небольших городков Белоруссии, Украины, также воспитанные на религиозных традициях. Еще неизвестно, что больше влияло на решение покинуть ЕАО — неустроенность быта и тяжелая работа первого периода колонизации или полное отлучение этих людей от религии.

Синагога от «Амбиджана»

Те верующие, которые оставались на новой родине, не теряли надежды, что власть поймет, наконец, что их религиозные чувства и убеждения не направлены во вред строительства ЕАО. В обком партии и облисполком поступали частные письма и коллективные обращения с требованием открыть синагогу хотя бы в Биробиджане. Того же добивался в США еврейский благотворительный фонд «Амбиджан» (Америка-Биробиджан). Он направлял крупные денежные средства в автономную область и был вправе рассчитывать на послабление антирелигиозной борьбы с верующими. Местная власть вынуждена была уступить фонду, учредители которого заявили, что прекратят дальнейшее финансирование. И в 1947 году на целевые средства того же «Амбиджана» в областном центре была, наконец, построена синагога. Одновременно с этим событием борьба с «опиумом для народа» не только не ослабла, но и приобрела еще более агрессивный характер.

Кто верует, тот чужой

С первых же дней после открытия в 1947 году биробиджанской синагоги к ней начал проявлять особый интерес Совет по делам религий при Совмине СССР. В сборнике «Религия и власть на Дальнем Востоке России» (г.Хабаровск, 2001 год) есть любопытный документ — справка уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по Хабаровскому краю Б. Гребенникова. Справка касалась религиозных организаций в Еврейской автономной области и адресовалась Хабаровскому крайкому ВКП(б).

Вот этот документ.

«По Еврейской автономной области имеется официально зарегистрированная одна еврейская община в г.Биробиджане, в которой числится верующих, постоянно посещающих синагогу, 57 человек, из них 39 мужчин, 18 женщин. Из этого числа работают на предприятиях и в учреждениях города 19 мужчин, ни одна женщина не работает, они являются домохозяйками или иждивенцами. Периодически посещают синагогу, особенно в дни больших праздников Йом-Кипур (Судный день), Рош а-Шана (Новый год), Суккот (Кущи), Пасху, до 400 человек и более.

Кроме зарегистрированной общины в области имеются группы верующих евреев, так называемые миньяны, которые собираются по 15-20 человек где-либо на квартире и совершают религиозные обряды. По имеющимся сведениям, такие группы имеются в с. Ленинское и в колхозе «Валдгейм» Биробиджанского района…»

Следует сказать, что процитированный выше документ уже помещался в одной из публикаций нашей газеты. Думается, что он будет интересен и сегодняшнему читателю так же, как и еще одно свидетельство антирелигиозной борьбы конца 40-х годов.

На очередном заседании партийно-хозяйственного актива, состоявшемся в 1949 году, в докладе первого секретаря обкома ВКП(б) говорилось: «… обком партии допустил серьезную ошибку, совершенно забросив антирелигиозную пропаганду, хотя сигналы усиления активности религиозников были. Обком не сделал для себя выводов даже после того, когда члены семей некоторых наших руководящих работников, в том числе областных, начали посещать синагогу. Бюро обкома ограничилось тогда внушением этим работникам, но не организовало обсуждения в партийных организациях вопроса об отношении партии к религии. Надо развернуть наступательную антирелигиозную пропаганду как против иудейской, так и против христианской религии…»

А как сложилась судьба первой синагоги? Она оказалась трагической. В 1956 году в здании возник пожар и оно сгорело дотла. В огне погибли ценнейшие религиозные свитки и книги, в том числе особое хранилище рукописного свитка Торы. Официальной причиной пожара была объявлена неисправность электропроводки. Однако в эту версию, по словам некоторых очевидцев этого происшествия, мало кто верил. Все они были убеждены, что это был преднамеренный поджог. Новую синагогу строить не стали, приспособив под нее небольшой частный дом. Кстати, его тоже не обошло несчастье. Так и оставшиеся неизвестными преступники, а произошло это, кажется, в конце 70-х годов, похитили из синагоги ценные и очень редкие религиозные свитки. Областное управление внутренних дел направило на поиски злоумышленников лучших сотрудников, однако преступление так и осталось нераскрытым.

Прилюдно и торжественно

Вспоминая момент открытия в 1947 году биробиджанской синагоги, бывшие коллеги-журналисты Давид Шавер и Леонид Славский рассказывали, что на эту церемонию собралось чуть ли не полгорода, хотя обком и горком партии требовали не устраивать торжеств и провести ее как можно скромнее. Несколько ответственных партийных работников из отделов пропаганды, отвечавших за это мероприятие, получили строгие взыскания.

Совершенно в другой обстановке прошло в сентябре 2004 года торжественное открытие синагоги при областной религиозной организации «Фрейд» в Биробиджане. На нем присутствовало множество горожан и гостей города, в том числе и зарубежные участники очередного фестиваля еврейской культуры, который должен был открыться на следующий день. А самую почетную миссию — выполнить ритуал открытия синагоги — взял на себя главный раввин России Берл Лазар, представляющий Федерацию еврейских общин России (ФЕОР).

Вскоре в новую синагогу приехал из Израиля по согласованию с ФЕОРом Мордехай Шейнер, получивший также должность главного раввина ЕАО. В течение нескольких лет дипломированный раввин проделал большую работу по возрождению почти угасшей религиозной жизни областного центра. Прихожане по-настоящему сожалели, когда М.Шейнер вынужден был уехать на свою родину ввиду объективных семейных обстоятельств. Между прочим, он оставил о себе зримую память — уникальный по собранию экспонатов Музей иудаики. 

Какое-то время синагога оставалась без раввина, пока в позапрошлом году эту должность не занял Эли Рисс, успешно окончивший   религиозные духовные заведения в Москве и Нью-Йорке. Молодой раввин — человек у нас не новый. Он коренной биробиджанец. У него в городе много друзей, и неудивительно, что часть прихожан приходится на молодежь.

В короткой пока еще истории биробиджанской синагоги есть эпизод, равного которому, кажется, не имеет ни одна синагога России. Летом 2010 года ее посетил Дмитрий Медведев, занимавший в тот период пост Президента Российской Федерации. Глава государства побывал в молельном зале синагоги, пообщался с верующими и довольно длительное время провел в Музее иудаики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *