Невероятные приключения американцев в Биро-Биджане

Невероятные приключения  американцев в Биро-Биджане

Двумя раритетными изданиями пополнилась коллекция сайта «Наследие ЕАО»

Напомним, руководитель общественной организации «Историческое и культурное наследие Еврейской автономной области», заведующий лабораторией истории еврейской культуры и еврейского миграционного движения ИКАРП ДВО РАН Валерий Гуревич регулярно публикует на сайте проекта www.nasledie-eao.ru различные материалы, посвященные истории области. В этот раз прекрасным дополнением к уже имеющимся станут две любопытные публикации. Одна из них – поэтическая. В девятом номере журнала «Тридцать дней» за 1934 год на 42-й странице опубликован перевод двух стихотворений Давида Гофштейна, посвященных строящейся стране Биробиджан. Печатался журнал в Государственном издательстве «Художественная литература». Кстати, эти же переводы были опубликованы много лет спустя – в 2014 году – в литературно-публицистическом альманахе «Биробиджан».

 ***

Там ждут уж деревья

в тайге полудикой

Бодрящего отзвука нашего крика,

И нижет на скалы свои письмена

Рассветное солнце:

– Здесь будет страна!

Страна для людей,

Сумевших найти

свою радость в труде,

В свободном труде

на привольной земле.

Страна, что включилась

в великий Союз,

Чтоб вместе сражаться

в последнем бою

За счастье свободное будущих лет.

И радостно жить здесь,

былое спугнув,

И радостно строить такую страну.

Перевод Бориса Левмана

***

Мы вышли из горных пород,

И робких нет между нами:

Мы рвемся вперед и вперед

Со всеми земными ветрами.

 

Мы тверже утесов и скал,

Мы легче весеннего грома,

И нам незнакома тоска,

Спокойствие нам незнакомо.

 

Да здравствует топот и гуд

И ветер пронзительно острый!

За нами стихии идут –

Кровные братья и сестры.

Перевод Осипа Колычева

Другое раритетное издание – 43-й номер журнала «Огонек» от 3 ноября 1929 года, в котором был опубликован очерк С. Гехта «Американцы в Биро-Биджане». В нем повествуется о впечатлениях членов американской общественно-научной экспедиции «ИКОР», исследовавших создаваемую еврейскую автономию на Дальнем Востоке. Им пришлось проделать неближний путь, чтобы добраться до Биро-Биджана. Путешественников было семеро. Душой экспедиции, по определению самого автора статьи С. Гехта, был Бенджамин Броун – кооператор из штата Юта. Именно он организовал экспедицию и вовлек в нее профессора Франклин-Стюарта Гарриса, президента университета в штате Юта и крупного специалиста по рисосеянию, профессора Джонфрея Дэвидсона, инженера-агрикультуриста и молодого талантливого профессора Соулса Кифера. Кроме них на Дальний Восток также отправились профессор-социолог Чарльз Кунц, заместитель председателя «ИКОРа» Ватенберг и генеральный секретарь Талми. «Юношей среди них нет. Половина – старики. Но когда смотришь на них, кажется, что это компания веселых буршей», – отмечает автор.

«ИКОР» помогал переселенцам машинами: «На безлюдную некогда станцию Тихонькая стали прибывать из Америки чудовищно-громоздкие ящики с разобранными тракторами, жнейками, сенокосилками и экскаваторами. Однажды прибыло даже полное оборудование для деревообделочного завода». Организация решила отправить в Биро-Биджан еще и общественно-научную экспедицию, чтобы выяснить, как здесь устроились первые переселенцы и чем еще им можно помочь. «Нахлобучив на себя брезентовые плащи с капюшонами и погрузившись в болотные сапоги, американцы выехали верхом в новое село Худзиновку (автор по ошибке называет это село – Худиново). Там они увидели, что местность заболочена, но заболоченность эта не постоянная – из-за отсутствия отводных каналов поляны представляют собой, к несчастью, какие-то водохранилища; что почва хороша, но из-за малоснежной зимы и поздней весны плохо вызревает пшеница и отлично родится рис; что великолепно удается картофель. Джонфрей Дэвидсон клялся даже, что он нигде не видел таких прекрасных огородов, как здесь, что в тайге много строительного кедра и лиственницы и добрых пастбищ для скота. Потом они увидели (и почувствовали!) проклятую мошку, с удовольствием жрущую как американцев, так и русских», – вспоминает С. Гехт.

Кроме того, на полях зрели пшеница и овес. К Худзиновке вела не оконченная грунтовая дорога – на ее строительстве активно работал экскаватор, местами торчали выкорчеванные корни деревьев. Нередко здесь застревали телеги и тракторы, проваливаясь в дорожные ухабы.

«Окруженная тайгой, раздвигала свои границы первая улица первого города новой страны. В палатках и бараках варили себе обед местечковые юноши, успевшие здесь окончить тракторные, печные и плотничьи курсы. Они не только успели окончить курсы, но уже подняли и вспахали полторы тысячи гектаров, воздвигли несколько десятков домов и выложили немало печей», – так описывает нехитрый быт переселенцев автор статьи в «Огоньке».

Осмотрев Худзиновку – будущее село Валдгейм, американская экспедиция вернулась назад на станцию Тихонькая, где, соорудив «целую флотилию гольдовских челнов», спустилась по стремительной и обильной опасными воронками реке Бира. Путники преодолели сорок километров под проливным дальневосточным дождем, когда, наконец, причалили к поселку Александровка, заселенному еврейскими переселенцами – выходцами из Украины. «Здесь они увидели тучный скот в немногих еще и небольших еврейских колхозах. Здесь поразила их гора Бомба, богатая розовым туфом. Туф – отличный строительный материал. Лежали еще на поверхности скалистых сопок – гранит, глинистый сланец и плавиковый шпат», – описывает визит американцев Гехт.

В Александровке экспедиция столкнулась со странной, на их взгляд, группой переселенцев. Это были широкоскулые забайкальские крестьяне – «потомки так называемых «жидовствующих» (перешедших в иудейство)», так характеризует их автор статьи. Выяснилось, что забайкальцы приехали сюда в надежде найти на биробиджанской земле религиозный еврейский центр и даже привезли с собой восемь свитков Торы и раввина. Причем у раввина оказалось отнюдь не еврейское имя – Илларион Потапов. «Богатырь, каких и в Забайкалье мало», – описывает его С. Гехт. Увы, надежды забайкальских переселенцев не оправдались – они разочаровались в первый же день, однако все же остались в Александровке. «Они чувствуют себя здесь неловко среди подлинных евреев, давно отряхнувших религиозный прах с ног своих», – отмечает автор.

После Александровки американцы отправились на Бирское опытное  поле, побывали в Лондоко и Биракане, где обнаружили залежи мрамора. Далее они выбрались на реку Биджан, где оказалось много кеты, и по ней доплыли до Амура: «Тут американцы стали лицом к лицу с Китаем. Они увидели с одной стороны поля и сопки Маньчжурии, где мукденские части устанавливали орудия и рыли окопы, а с другой стороны – темное луговое плато с огромной казачьей станицей Екатерино-Никольской и еврейским поселком Амурзет». Также путешественники обследовали целую систему местных быстроходных и золотоносных рек и речек, где трудились на кустарных промыслах корейцы. «Если не сегодня и не завтра, то все же не в очень отдаленном будущем станет здесь драгоценная драга», – делает обнадеживающий вывод Гехт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *