Невозможно быть хорошим музыкантом, разбираясь только в музыке! Переезд молодежи

Невозможно быть  хорошим музыкантом,  разбираясь только в музыке! Переезд молодежи

Фото из личного архива А. Николаевой

Переезд молодежи в другие регионы – явление привычное. Молодые специалисты, приезжающие на Дальний Восток
не за обещанным миллионом и не бесплатным дальневосточным гектаром, явление пока более редкое. Но наша героиня – как раз из таких! И недавно у нее состоялся первый сольный концерт в областной филармонии. Знакомьтесь, Александра Николаева – музыкант и педагог.

Люблю тебя, Биробиджан!

– Александра, расскажите, пожалуйста, как занесла судьба Вас в наш городок?

– Сама я родом из Читы. В музыкальную школу меня привела мама. Мне тогда было шесть лет. Вообще, семья у меня музыкальная. Вы, наверное, помните, как раньше по праздникам все родственники собирались за одним большим столом, но застолье при этом сопровождалось ещё и песнями. Что только ни звучало! И «цыганщина» всякая, и что-то современное… Более того, мама, дядя и тётя – все в детстве ходили в «музыкалку». Так что и мне музыкальной школы было не миновать. Но так сложилось, что у моих родных музыка – это хобби, а профессионально ею занимаюсь только я.

Потом училась во Владивостоке, в Академии искусств по специальности концертный исполнитель. После того  как закончила обучение, меня сюда пригласила в Биробиджанскую областную филармонию начальник управления культуры ЕАО Елена Болтыбаева. Она сама отличный пианист и педагог, значит, что-то интересное нашла во мне. С тех пор в Биробиджане я уже живу два года.

– Помните свои первые впечатления от Биробиджана? Не разочаровал скромностью после бурного Владивостока?

– Впечатления? Скажем так, город хороший, чистый, уютный. Меня здесь приняли великолепно! Не буду лукавить, если скажу, что искренне полюбила Биробиджан. Всё нравится, всё здорово! Здесь я с удовольствием принимаю участие в творческих проектах. Да и с интересными людьми познакомилась.

– А что это за люди?

– Так как работаю артистом филармонии и концертмейстером, то у меня возможностей общения с самыми различными коллегами достаточно. Вот, например, на еврейском фестивале у меня выпала возможность выступить с кантором венской синагоги Шмуэлем Барзилаем. Он пел, я аккомпанировала. А в прошлом году приезжал профессор новосибирской консерватории и артист Геннадий Пыстин. Так что есть на кого равняться, есть возможности к новому для себя прикоснуться.

О классической музыке в ЕАО

Александра, а Вы на концертах только классическую музыку играете?

– Ну почему же? На концерте филармонии можно насладиться не только классикой. Мы ещё придумываем и ансамблевые номера, где используем современные музыкальные инструменты, например синтезаторы, работаем в разных жанрах и направлениях. Это смотря на какую аудиторию направлен концерт. Вот, допустим, если это детский абонемент, то там обязательно включается и классическая музыка, и зрительные эффекты, и какие-то театрализованные действия. Стараемся удержать внимание публики, и происходит некий синтез искусств.

– И это всё потому, что люди сейчас отвыкли слушать классику в «простом» виде?

– Биробиджанские зрители – неискушенные. Но это не их вина. Здесь просто не привыкли к классической музыке. В городе не звучит опера, профессионального симфонического оркестра нет… А артисты такого плана приезжают сюда очень редко. Поэтому мы и делаем всё возможное, чтобы слушателя завлечь. В этом помогают наши очень креативные режиссёры. Они придумывают, как сделать тот или иной концерт увлекательным, чтобы люди приходили на концерты классической музыки чаще.

– Как было сказано ранее, Вы уже выступали с приезжими музыкантами. Как Вам такой опыт?

– Во-первых, это очень интересно! Во-вторых – очень ответственно. В-третьих, я получаю огромный творческий опыт. Хотелось бы, чтобы они приезжали чаще… Мне нравится работать с опытными музыкантами, которые «вращаются» в тех местах, где культурная жизнь просто кипит! Но это, как правило, в крупных городах.

– А в Биробиджане культура достаточно поддерживается?

– В Биробиджане стараются привлекать различных музыкантов. Так что развитие в этом направлении поддерживается.

– Наверно, гости рассказывают что-то новое и интересное…

– Новое и интересное? Не могу сказать, что рассказывают. В основном они приезжают со своей программой. Да это и не нужно! Они и без этого совершают большое дело – привозят к нам «живую» музыку, которой мы не можем наслаждаться каждый день. Ведь, согласитесь, слушать запись – это не то! Конечно, многие говорят: «Я могу посмотреть телевизор, найти видеоролик в Интернете…» Но музыка – это не только аудио! Это особая энергетика! Послушать запись хорошего качества – это здорово. А вот когда исполнитель на сцене полностью погружается в процесс, то происходит взаимная отдача между артистом и публикой. Для исполнителей это дорогого стоит!

– Как, по-Вашему, молодёжь сейчас «дружит» с классикой?

– Ну, что я могу сказать… Люди, которые связаны с творчеством, естественно, слушают академическую музыку чаще. Связано это со спецификой работы, да и просто для души! Чтобы слушать такую музыку, её надо понимать. И чтобы её понимать, надо слушать. Замкнутый круг получается.

Не могу сказать, что молодёжь классику совсем уж не слушает. Все по-разному. Я знакома с людьми, которые говорят: «Я ничего не понимаю, но я люблю её (классику) послушать!» Исполнение композиций «вживую» всегда впечатляет, нужно только немного терпения вслушаться в новое для себя, и поймёшь: это – вечное! А вообще, у меня среди знакомых много любителей классики. Это и врачи, и полицейские, и люди многих других профессий. Любовь к музыке, считаю, не зависит напрямую от возраста. Возраст лишь немного влияет на наши предпочтения.

Эксперименты – в моде!

– Александра, мне сейчас почему-то вспомнилась фраза: «В джазе – только девушки». А у Вас в плейлисте только классика?

– Я слушаю музыку различных жанров и направлений. В каждом есть что-то, что нужно найти для себя. А есть ещё так называемый неоклассицизм, то есть новая школа классической музыки. Её используют в современном кинематографе.

– То есть академические произведения уже не считаются «старомодными»?

– Именно! В Европе, например, слушать классику не считается чем-то архаичным, забытым. К счастью, и мы не отстаём. Обратите внимание: музыкальную классику часто можно услышать на выступлениях фигуристов, на соревнованиях по художественной гимнастке. Даже в рекламе академической музыки очень много. Всё это мы слушаем, вольно или невольно, и легко узнаём.

Многие поп- и рок-исполнители с классикой экспериментируют.  Есть такая группа – Muse. Там все парни с консерваторским образованием, а играют рок! В их музыке очень много классических элементов. И таких примеров пруд пруди! Чаще всего такие приёмы используют именно представители рок-музыки. Поп и хип-хоп прибегают к ним гораздо реже. Такое соединение культур очень интересно, если сопровождается высокой культурой композиции и исполнения.

А наши музыканты открыты для экспериментов?

– Мы в филармонии обожаем эксперименты! Наш режиссёр Владлена Логунова создает интересные аранжировки известных произведений, и мы их исполняем. Но чаще мы делаем это вынужденно – в филармонии, увы, не хватает музыкантов, чтобы создать целый оркестр.

Взяли скрипку и смычок…

– В филармонии не хватает музыкантов? А каких именно, можете сказать?

– Дайте-ка подумать… Да тех же скрипачей! Хотя один из них постоянно стоит перед входом в филармонию – видимо, к нам в штат просится. (Тут мы дружно посмотрели на фигурку медного скрипача-клейзмера, у которого очередной раз кто-то похитил «на память» смычок.) И хочется, чтобы на сцене у нас выступали оперные вокалисты. Хочется ведь играть классику в полном объёме.

– А от чего зависит нехватка специалистов?

— Могу пояснить на своём примере. Чтобы требующийся музыкант приехал, ему должны предложить условия, которые бы его заинтересовали. Человеку в чужом городе нужно жильё, наличие рабочего места, зарплата и возможность творческого развития. Мне, например, такие условия предложили, и я с ними полностью согласна. Желания уехать куда-то на данный момент нет. Естественно, музыканту с определёнными амбициями хочется в Москву, Санкт Петербург и так далее. Однако пока меня устраивает работа с тем, что есть.

– Александра, а в целом в нашей области есть возможность музыканту развиваться? Скажите честно.

– Я живу здесь, но это не значит, что могу понизить свой уровень. Музыкант может и должен везде оставаться профессионалом! К нам недавно приезжал зарубежный пианист, итальянец Андрео Мерло. В детской музыкальной школе он проводил мастер-класс. Заодно и мы с ним пообщались. Возможность познакомиться с ним выпала именно здесь, в Биробиджане. И не факт, что такая встреча у нас произошла бы в крупном городе, где он был бы востребован и занят куда больше.

– А Вас когда-нибудь пытались убедить в обратном?

– Увы! Часто слышу: «Биробиджан – бесперспективный город» и другие подобные фразы. Вот что я на это скажу: везде есть возможность развиваться! Хочешь показать себя? Принимай участие в конкурсах! Благо поезда и самолеты есть, руки-ноги не связаны… Конечно, всё упирается в деньги. Но в крайнем случае у нас есть телевизор и Интернет, через которые можно посмотреть мастер-классы корифеев музыки, известных педагогов. А принимать или не принима их уроки – это уже только от вас самих зависит.

– Что нужно музыканту помимо знания нот?

– Невозможно быть хорошим музыкантом, разбираясь только в музыке! Ведь любая мелодия – это отражение эпохи. Вот недавно я давала программу эпохи романтизма. Если бы я знала только ноты, то не смогла бы передать в игре дух того времени. Я обязательно читаю биографии композиторов, чьи произведения собираюсь исполнять. А что такое биография человека? Это погружение в жизнь его времени, знание исторических фактов или научно-технического прогресса эпохи. Поэтому музыканты – разносторонние люди.

 «Музыкалка» без альтернатив?

– В обычных школах есть уроки музыки. Но большинству ребят они не очень интересны. Нужно ли детей обязательно обучать музыке?

– Я склонна ответить «да». Всех ли нужно учить? Да, всех! Не все дети станут профессионалами в этом деле. Но это полезно для их общего развития, потому что музыка облагораживает человека, делает его добрее, помогает отличать хорошее от дурного. И это влияние шире одной только музыкальной сферы.

– Помимо того, что Вы артист, Вы ещё и преподаватель в детской музыкальной школе. Часто ли случается, что родители приводят ребёнка в «музыкалку», а ему это неинтересно?

– Бывает, и нередко. Какие-то дети тянутся, а кто-то сразу упирается: «Я хочу на футбол! Не хочу скрипку!» Но я тоже в музыкальной школе не думала стать пианистом. Мне, шестилетней девочке, хотелось побегать, погулять… Осознание того, что хочу заниматься музыкой, пришло в девятом классе и переросло в профессию.

– Наверно, что-то зависит и от педагога, с которым занимается ребёнок?

– Конечно. Есть люди, которые замечательно работают с детьми. Это особый дар. А вообще, в музыкальной школе заинтересовываем детей всем, чем только можно! Нравится ребёнку, например, слушать Элджея? Хорошо! Значит, кроме программы мы ещё сидим с ним и подбираем песни популярного исполнителя. Это ведь тоже любовь к музыке, пусть она и из буквально трёх нот! Зато ребятам становится интересней заниматься, даже упрямцы, за которых сделали выбор родители, находят в этом смысл.

Большая сцена

– Александра, недавно у Вас состоялся сольный концерт в филармонии. Как проходила его подготовка? Сложно было?

– Я готовилась в течение трёх месяцев. Но это очень мало! Можно было бы и дольше готовиться – нет предела совершенству (смеётся). Но концерты в филармонии никто не отменял. И работа в музыкальной школе никуда не делась. А вообще, женщине-пианисту приготовить концерт сложнее, чем мужчине, потому что помимо работы есть и бытовые обязанности.

– Каковы Ваши ощущения после такого дебюта?

– Это было очень волнительно и ответственно! Очень интересно разрабатывать программу, что-то придумывать. В этом хорошо помог Владимир Александрович Градов (он был ведущим концерта), флейтистка Полина Болтыбаева, саксофонист Егор Кононов. Здорово, что они откликнулись на моё предложение!

– Как Вы сами оцениваете результат?

– Мне есть над чем работать! Самокритика – это наше всё! (Смеётся.) Но я не скажу, что это был мой самый первый и последний концерт. Благодаря ему поняла: я могу это делать! Покинула сцену с чувством выполненного долга. А так, в голове очень много проектов. Но играть сольный концерт сложно физически!

– Поддержку от зрителей чувствовали?

– Поддержка была большая! Люди меня очень здорово приняли. Публика у нас шикарная, благодарная! Было очень тепло и приятно.

– Вы уже наметили себе новый рубеж – ещё один сольный концерт?

– Пока конкретные числа называть не буду. А так, да, конечно! Будет, и ещё не раз! Поэтому ждите, читайте афиши и приходите на концерт в филармонию (смеётся). Нам очень нужна поддержка от зрителей! На концерты приезжих исполнителей приходит больше людей, а на наши – поменьше. И мы очень грустим! Хочется, чтобы биробиджанская публика была вместе с местными артистами. Ну нет у нас никого ближе друг друга!


Беседовала Алёна ШОТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *