Ночные хищники

Ночные хищники

Фото автора

Работа охотинспекторов очень часто напоминает шпионский детектив с интригами, погонями и выслеживаниями злодеев… И днем, а особенно ночью эти люди порой сутками не знают покоя, обнаруживая незаконных охотников в лесах нашей области.

Вот и сейчас – на дворе девятый час вечера, а рабочее время у охотинспекторов только начинается. И не где-нибудь в городе – грузимся с походным скарбом в машину и едем, на ночь глядя, в район, в леса… Население ко сну готовится, а команде охотинспекторов покой только снится, извините за каламбур.

— До последнего тебе не говорил, куда именно мы поедем, — разговорился за рулем старший инспектор Дирекции по охране животного мира и особо охраняемым природным территориям (ООПТ) ЕАО, входящей в состав областного охотнадзора, Александр Хайрулин. – Информация о нашей работе и рейдах просачивается отовсюду. Понимаешь, даже заправить машину на бензоколонке – и то порой проблема! Многие видят, что Хайрулин заправляет свою «буханку» — значит, в леса браконьеров ловить собирается! И все – пошел трезвон, звонки, сообщения, предупреждения среди своих… Незаконные охотники притихают, прячутся, не суются за зверем.

По словам охотинспектора, современные способы общения тоже добавляют хлопот. Добытчики зверья создают группы для быстрого обмена сообщениями в смартфонах, тематические страницы в соцсетях, где могут обмениваться информацией о работе и даже передвижениях и местонахождении охот­инспекторов. «Охота без инспектора», — поделился названием одной из них Александр Хайрулин.

— Сливают туда всю информацию: что, кто, где и когда, как говорится, — рассказывает инспектор. — Так что подготовка к нашим выездам сравнима с подготовкой к оперативным мероприятиям в полиции – такая же секретность и тайна…

Полная луна висит в небе, светло так, что машина дает на дороге тень. Что, впрочем, не мешает в лунную ночь браконьерам выбираться на промысел. Встретившись с другим экипажем охотинспекторов, наблюдаем в бинокли дальний край леса – там, практически на горизонте, периодически мелькает световая точка и шарит яркий луч. Что делать человеку ночью в лесу со светом? Только охотиться строжайше запрещенным способом — «из-под фары», высвечивая в темноте копытных мощной лампой. Косуля и изюбр, ослепленные светом, не убегают и замирают на месте, приземистого шустрого кабана так тоже проще высветить… У зверья практически нет шансов.

Но подступиться к таким охотникам ночью тоже очень трудно. Пока найдешь маршрут, пока более-менее точно вычислишь по GRS-навигатору, где они находятся… И таких «хищных» фар встречается по пути следования что по трассе, что по лесным дорогам довольно много.

Ночуем в охотхозяйстве «Дауры» Ленинского района. Его руководитель – директор областного общества охотников и рыболовов Виктор Паневин не первый раз принимает у себя охотинспекторов, знает их давно и помогает в работе чем может – техникой, топливом. Наскоро перекусив, валимся спать на пару-тройку часов. Утром затемно – снова в рейд…

— Бывает, вот так выбираешься в леса суток на четверо, выслеживаешь браконьеров, ориентируешься на оперативную информацию, – рассказывает охотинспектор государственного заказника «Чурки» Сергей Гартюк, – и по нулям, ни одного не поймаешь. Только следы пребывания – отпечатки ног, шин, стреляные гильзы, следы крови от убитого зверья. А бывает, уже собираешься ехать домой и нарываешься на охотников, незаконно добывших зверя. То пусто, то густо… Иногда протоколов по 10-12 в день, а иногда ни одного.

В несколько раз увеличенные штрафы за незаконно добытого зверя не останавливают незаконных промысловиков зверя. Если раньше многие из них просто не покупали лицензии на добычу, то сейчас уже второй год перед открытием охотничьего сезона в обществе охотников и рыболовов наблюдается просто столпотворение – желающих больше, чем лицензий. Неожиданно все стали законопослушными? Как бы не так. Бумага бумагой, но ведь очень велик соблазн ездить на охоту с лицензией за зверем не раз и не два — просто не заполняя ее каждый раз, когда убьешь, например, кабана или косулю. Авось пронесет, не нарвешься на охот­инспекторов. И когда проносит, чувство безнаказанности только увеличивается. Иные могут добыть по нескольку туш зверя, прежде чем закроют, наконец, свою лицензию, или их не «нахватят» с поличным инспекторы…

— Есть такое негласное охотничье правило – когда охотник убил зверя, перед его обработкой, свежеванием, разделыванием либо просто транспортировкой он ставит на него ногу и вот так, образно говоря, на коленке, по всем правилам заполняет лицензию – какое животное, в каких охотугодьях, когда было убито, – поясняет Александр Хайрулин. — После нужно оторвать и выбросить контрольный талон. Все, лицензия закрыта. Но многие ведь так не делают до последнего…

Днем на снегу вдоль лесной дороги обнаруживаем следы снегохода, тянущего тяжелую волокушу. Даже по слежавшемуся насту следы идут четкие и глубокие, отмеченные капельками крови… «Зверьем нагрузил, не иначе», — отмечают охотинспекторы. Но выследить неведомого ездока не удается – след уходит в поля, то теряясь, то снова появляясь, куда-то в сторону Амурзета. Судя по отпечаткам на снегу, водитель успел добраться до накатанной трассы и там погрузить добычу и свое транспортное средство в машину. Ищи-свищи его теперь, остается только гадать, законна ли была его охота…

В Ленинском — Октябрьском районах, где наше нынешнее поле деятельности, разных лесных дорог, проездов, отворотов от трассы тьма-тьмущая. То и дело приходится сверяться со спутниковыми навигаторами, уточняя свое местоположение. Порой вычислить в таких условиях злоумышленников очень нелегко. К тому же не хватает людей для полноценного охвата территорий, техники, оборудования. В противовес этому браконьеры – на высокопроходимой технике, дорогих снегоходах, оснащенные высококлассным оружием с мощной оптикой и приборами ночного видения. Многие из них очень состоятельные люди, не пугающиеся даже огромных штрафов… Некоторые из таких «хозяев жизни» ведут себя по отношению к поймавшим их охотинспекторам агрессивно, грозя судами, адвокатами и большими неприятностями. Одно из главных правил в работе охотинспекторов – быть на голову умнее таких людей, не вступать в конфликты, хладно­кровно и грамотно выполняя свою работу.

Охотинспекторам приходится задержаться в рейде еще на день, и мне с ними тоже. Поступила оперативная информация о возможных передвижениях браконьеров. Но часто бывает, что выслеживаешь одних, а неожиданно натыкаешься совсем на других… Мы сменили «уазик-буханку» на высокопроходимый шестиколесный вездеход, по надобности вызванный из города. Уже в глубоких сумерках двигаемся по снегу, потушив все габариты и фары, практически на ощупь. А все из-за некоего замеченного нами подозрительного джипа, коего черт понес на ночь глядя вдаль от населенных пунктов и междугородной трассы – в сторону так называемых лазаревских «клеток». Его фары мелькают вдалеке меж деревьев, замирают. Глушим мотор и выжидаем в тишине… Выстрелы! Один, два, три… Минут через десять, в совсем уже сгустившейся темноте, фары начинают приближаться к выезду на трассу… Дальше прямо как в остросюжетном кино – выезжаем автомобилю навстречу, блокируем дорогу, включаем освещение!

Итог задержания и досмотра незадачливых охотников – три убитые и уже разделанные косули, на которые были не закрыты лицензии. Считай, что разрешения на охоту у них и вовсе не было – при несоблюдении условий оно аннулируется автоматически и охота становится браконьерством. Вдобавок один из задержанных имел лицензию на лису, а признался, что обнаруженные в машине в довесок к косулям молодые кабанчики – его трофеи. Дескать, в темноте перепутал с лисой. Два раза подряд… Таких баек инспекторы за годы своей работы наслушались всласть, порой даже фантастичней.

За каждую косулю по 60 тысяч штрафа, поросята по 45 тысяч — считайте сами, во сколько обошлось незаконное удовольствие пострелять в зверье. Развлекались браконьеры в лесу вместе со своими женами, которые, пока на супругов оформляли протоколы, нервно бродили возле джипов. «Покушали, называется, пельмешков к Новому году» — слышу я досадную реплику…

Нет ни ночи, ни сна. Изъятое мясо инспекторам необходимо везти сдавать в город, в дирекцию. Изъятое оружие – мощные нарезные карабины – в Ленинский райотдел милиции. Потом пара-тройка дней отдыха – и вновь, набравшись сил, в поездку – браконьеры не дремлют…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *