Область и ее люди

Область и ее люди - Мичуринец Лева Резник  колхоз «Валдгейм»

nasledie-eao.ru

Мичуринец Лева Резник колхоз «Валдгейм»

(Продолжение. Начало в  № 22)  

Область и ее люди

Я не архитектор, но из истории цивилизации знаю, что в глубокой древности люди некоторых племен строили свои дома на сваях. Это защищало обитателей таких жилищ от диких зверей, от внезапного нападения враждебных соседей и от других прочих напастей. Где-то в Африке и доныне сооружают жилье на высоких столбах. Здесь, в Биробиджане, некоторые здания строят тоже по-особому, с учетом характера местных грунтов – не лучшего «наследия» таежных дебрей в речной пойме. Прежде всего приходится затратить немало труда для подготовки площадки на месте будущего сооружения (а сколько требуется этих сооружений для того, чтобы они образовали целый город, можете себе легко представить), а потом, до закладки фундамента, загонять в землю бетонные столбы-сваи. На них и укладываются блоки фундамента современных домов в несколько этажей. Так что мне кажется символичной встреча двух способов строительства жилья – установка примитивных домиков на сваях в древности и железобетон многометровых свай под домами двадцатого века.

О некоторых довольно старых традициях в Биробиджане не так давно писали корреспондент американской газеты «Дейли уорлд» Майк Давидоу и хабаровский корреспондент ТАСС Павел Рябов. Оба журналиста рассказывали, в частности, о соблюдении традиций в сфере еврейской национальной кулинарии, если конкретно – в ресторане новой гостиницы «Восток» (директорствует в этом ресторане Арон Бобровский, в свое время эмигрировавший из аргентинского Буэнос-Айреса).

За время своей командировки в Еврейскую АО я побывал в гостях у старожилов областного центра и могу смело констатировать, что старинная  рецептура приготовления еврейских блюд в Биробиджане сохраняется. Правда, рецепты этих кушаний подверглись некоторой «ассимиляции». То есть о кашруте тут говорить не приходится, но ко вкусу пищи это отношения как будто не имеет. Так что, думаю, напрасно наши старики предостерегали нас, молодых, от опасности употребления некошерной еды. Хотя приходится сожалеть о другой опасности – о полном исчезновении некоторых наших кушаний (в частности, таких, как кугель и чолнт). Что называется, вышли они сегодня из моды. Но произошло это, очевидно, по причине едва ли не полного исчезновения в наших жилищах русских печей, а, насколько мне известно, именно в них можно приготовить не меньше десятка стопроцентно национальных еврейских блюд.

Время моего пребывания в Биробиджане совпало с днями встречи нового года по иудейскому календарю, так что на праздничных столах моих новых знакомых были арбузы, дыни, виноград и прочие типично южные вкусности. Все это пришло сюда не только как груз в товарных вагонах, но и было заботливо выращено местными селекционерами-любителями, сумевшими «научить» капризных уроженцев юга расти и плодоносить в условиях не менее капризного дальневосточного климата. Ну а что касается национальных блюд на новогодних застольях, то, признаться, давно я не имел удовольствия наслаждаться их неповторимым вкусом. Таки живут и здравствуют на приамурской земле заботливые идише мамэс! Они не только умеют прекрасно готовить, но и охотно делятся своими познаниями в области кулинарии с соседями-неевреями, а совсем нередко дают исчерпывающие консультации своим русским невесткам.

Между прочим, и в самом большом ресторане города Хабаровска, где я обедал с моими, понятно, тоже новыми друзьями и знакомыми, нам предложили и подали к столу жаркое по-биробиджански. Пальчики оближешь!

Мойше Хащеватский в своих путевых заметках «Поездка в Биробиджан» описывает мучительные размышления одного молодого биробиджанского лингвиста по фамилии Шнайдер. К нему из местного еврейского ресторана пришел человек с просьбой перевести на идиш обновленное меню. «Бросив телефонную трубку, – пишет Хащеватский, – Шнайдер подвигает к себе лист бумаги и против названия блюд на русском языке начинает писать их наименования на еврейском: “Суп“ – это “а зуп“, “борщ“ – “а борщ“, “бульон“ – “а йойх“, “кисло-сладкое мясо“ так и будет мясом кисло-сладким, только, конечно, уже на идише, – рассуждает переводчик. Над словом “пельмени“ Шнайдер задумывается, он не может решиться дать этому слову точный перевод: может, написать “кнэйдлэх“? Или лучше будет “крэплэх“?.. “Кнышес“?.. Да нет – “варничкэс“… Тоже не то… Может, “вертутэс“? Так это больше по-белорусски. “Вареникэс“? Ну или по-другому как-то?.. Шнайдер снова задумывается: а я, дескать, знаю, как это будет? Наконец, решительно махнув рукой, четко выводит на бумаге несомненно безошибочный перевод ресторанного блюда – “пельменес“. – Вот! – подавая бумагу посланцу из ресторана, произносит переводчик, – и больше не морочьте мне всем этим голову!..».

Однако ж некоторые традиции в Биробиджане ушли в прошлое и ушли безвозвратно. В частности, почти все обычаи, связанные с религией. Здесь не соблюдают, к примеру, постов и не прибегают к покаянию. Может статься, это оттого, что биробиджанские евреи не имеют никаких грехов? Так или иначе, только можно быть совершенно уверенным в том, что хлеб свой в поте лица люди эти зарабатывали и зарабатывают честно. Именно так утверждают председатель областного суда Лев Филипов и его коллега, возглавляющая Биробиджанский городской народный суд, Фаина Таргонская, с которыми мне довелось побеседовать. Лев Федорович похвастался тем, что в областном центре почти нет преступности. Биробиджанцы, по мнению главного областного судьи, – народ благовоспитанный, законопослушный, а что касается, по выражению Филипова, «лиц еврейской национальности», то «лиц» таких можно видеть здесь на всех предприятиях и во всех учреждениях, включая органы правопорядка, судов и прокуратуры. Что-то еще следует добавлять в пользу репутации представителей титульной нации ЕАО?..

 

***

В городском Дворце культуры я побывал на выставке, которую здесь ежегодно устраивают накануне Всесоюзного дня работников сельского хозяйства. На выставочных стендах представлены, кажется, все сельхозкультуры, возделываемые на полях области, которую неспроста и по праву называют житницей Хабаровского края. Но особое внимание посетителей выставки привлекает соя – ценнейшая культура, которую, как и рис, можно считать своего рода эндемиком дальневосточной нивы: в азиатской части Союза соя способна вызревать только в Приамурье и Приморье.

Для земледельцев Еврейской автономии нынешний год (то есть год 1975-й – прим. переводчика) стал самым удачным с начала текущего десятилетия: получен богатый урожай зерновых, что позволило области значительно перевыполнить план по продаже хлеба государству. Отлично поработали сельские труженики на картофельных и на овощных полях, на кукурузных плантациях, надежно обеспечив сочным кормом животноводческие фермы. Жаль, что мне приходится обходиться здесь общими словами, поскольку – признаюсь в этом – я не силен в вопросах аграрных. В отличие, скажем, от биробиджанских журналистов, на зависть свободно ориентирующихся в вопросах сельского хозяйства, хорошо знакомых как с видными специалистами в этом секторе экономики, так и с простыми работниками здешних сел.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *