Облучье, город железнодорожников

Облучье, город  железнодорожников - Станция Облучье

Источник фото: humus.livejournal.com

Станция Облучье

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 декабря 1938 года рабочий поселок Облучье Бирского района Еврейской автономной  области преобразован в город.

 (Окончание. Начало в № 8)

Облучье, город железнодорожников

…Петр Комаровский – опытный машинист. Его локомотив проходит по 9-10 тысяч километров, не заезжая в депо, то есть не нуждаясь в ремонте. В ноябре того же 36-го года к Комаровскому подошел статный белокурый парень и, смущенно потупившись, сообщил:

– Товарищ Комаровский, меня тут только что к вам отправили. Кочегаром, значит.

Машинист окинул пришедшего оценивающим взглядом и, сделав шаг навстречу, протянул ему руку. С наступлением ночи паровозу Комаровского под номером 10-740 предстояла очередная поездка. Однако же Петра нисколько не смутило то, что ему прислали кочегара, у которого явно не было достаточного опыта работы, больше того, машинист даже порадовался тому, что ему, Комаровскому, доверили «обкатать» новенького из только что приехавших в «железнодорожный» город переселенцев. В свой черед молодой кочегар Абрам Сушанский как-то сразу проникся к своему будущему наставнику дружеской симпатией. Уже в пути, на дальних перегонах, Комаровский постоянно находил две-три минутки, чтобы что-то подсказать Абраму, где-то поправить его, дать молодому полезный совет. А в свободное время машинист с видимым увлечением учил Сушанского всему, что знал о локомотивах сам и тому, что умел делать так, чтобы техника всегда служила человеку безотказно. Дорога свела этих двух разных людей – Абрама и Петра, дорога же их и развела поврозь: Сушанского через какое-то время «перебросили» на другой локомотив, и Комаровский – особенно в первое время – сильно переживал разлуку со старательным и башковитым парнем.

В августе 1937 года кочегаров Абрама Сушанского, Яшу Серебряного и еще нескольких деповских парней направили учиться на курсы помощников машиниста, и когда Сушанский курсы эти окончил, Комаровский обратился не с просьбой, а прямо-таки с требованием к начальнику депо назначить ему, Петру Комаровскому, в помощники Сушанского. Согласие руководства одному из лучших работников паровозного депо получить было нетрудно, и через пару дней первый наставник Абрама Сушанского и сам он почти одновременно поднялись в будку локомотива номер 86-427. Они водили тяжеловесные составы, всегда доставляя грузы точно по графику и не прибегая к непредвиденным простоям паровоза. Только вот совсем недавно пути Комаровского и Сушанского снова разошлись: Абрам успешно окончил курсы машинистов и вскоре принял в свое распоряжение новенький ФД20 (т.е. сокр. «Феликс Дзержинский»).

…С первой группой евреев-железнодорожников прибыли в Облучье стрелочники Яков Медвежар и Борис Ярмольник. Начальник станции направил их обоих на четвертый пост к старшему стрелочнику Воробьеву. Он, Воробьев, – железнодорожник с солидным стажем, сполна передал свой опыт молодым и теперь гордится ими.

– Это мои, мои ученики, – с похвалой отзывается о них Воробьев. – И тот и другой в любое время меня заменят. Стахановцы…

Бывший ученик старого стрелочника Борис Ярмольник сейчас работает дежурным по станции, то есть относится уже к среднему командному звену работников транспорта.

Облученские железнодорожники гордятся орденоносцем Самолетовым, который отмечен высокой правительственной наградой за стахановский труд. Орденоносец Самолетов работает мастером промывочного цеха. В дни исторического XVIII партийного съезда его цех установил рекорд по сменной выработке. Каждые 6 часов из ворот депо выходил готовый отправиться в поездку паровоз (следует заметить, что по норме цеху Самолетова для обработки одного локомотива отводилось 14 часов). Ну а однажды достигнутый рекордный показатель с того времени был утвержден в депо в качестве обычной рабочей нормы цеха.

…Вздрогнули рельсы. Тендер «с походом» загружен углем. Выписана путевка. Все члены бригады на своих местах. Короткий энергичный гудок – и поезд трогается с места. Прожектор, блестящим мечом разрубив надвое ночной мрак и скользнув по каменной стене ближней сопки, высвечивает впереди зеленое пятно леса. В паровозной будке чисто и просторно. От окон веет легким весенним ветерком.

Машинист Андрей Сулыга зорко всматривается вперед, в голубеющую предутреннюю даль. Настроение у него приподнятое: буквально накануне от наркома транспорта в депо было получено сообщение о том, что он, Андрей Сулыга, подхвативший почин известного на всю страну машиниста Петра Кривоноса, награжден почетным знаком «Ударник сталинского призыва».

Точно так же, как товарищ Сулыга, водят без задержек и опозданий свои тяжеловесы по стальным магистралям, проложенным «по долинам и по взгорьям» необъятного Дальневосточного края, облученские машинисты Беляков, Лобковский, Сынков и другие.

Паровозники юного города железнодорожников Облучья, как и вся армия машинистов-патриотов нашей Родины, в любой момент готовы одеть свои локомотивы в стальной наряд и повести бронепоезда на поля сражений, чтобы уничтожить любого врага и до последней капли крови защищать священную землю нашего социалистического Отечества. Водители стальных магистралей хорошо помнят слова народного комиссара путей сообщения товарища Лазаря Моисеевича Кагановича, прозвучавшие с высокой трибуны исторического XVIII партсъезда:

«Я должен заверить съезд, что когда это потребуется, мы справимся и с задачей перевозки оборонных грузов. За железными дорогами дело не станет. В случае необходимости мы обеспечим нашу Красную Армию всем необходимым, перевезем все вовремя для того, чтобы то, что мы перевезем, она транспортировала из стволов пушек, с самолетов по врагам там, где будет нужно их громить».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *