«Образцовая» модернизация

«Образцовая» модернизация

автора

Модернизация, инновации, нанотехнологии… Впервые из уст Дмитрия Медведева эти слова прозвучали в широкой аудитории на одном из экономических форумов, когда он еще не был Президентом России, а находился в ранге первого вице-премьера в правительстве страны.

И в первом, и во втором по счету президентском Послании Федеральному Собранию о модернизации говорится уже не просто как о благом намерении. Об этом заявлено как о единственно верном направлении, по которому пойдет российская экономика. Все ее отрасли без исключения, включая и сельское хозяйство.

Оценку же аграрному сектору экономики Дмитрий Медведев дал такую (цитирую дословно):

«Особо отмечу успешную реализацию государственной программы развития сельского хозяйства. Результатом ее стали лучшие показатели его роста среди всех отраслей, даже в период кризиса. Мы продолжим политику села и в будущем. У нас есть все возможности, чтобы сделать сельское хозяйство одним из лидеров экономического роста на годы вперед и в результате этого улучшить и качество жизни на селе».

Как говорится, сказано коротко и ясно. С настроем на позитив. Сельскому хозяйству, которое и в лучшие для страны годы отставало от других отраслей, предлагается стать – ни много, ни мало – одним из лидеров экономического роста на годы вперед.

Я же предлагаю перенестись ненадолго на полвека назад, в год 1959-й. Это было время, когда страна вступала в седьмую пятилетку, и планы, соответственно, принимались очень серьезные, масштабные. Для сельского хозяйства на XXI съезде КПСС ставилась задача номер один – «полностью удовлетворить потребности населения в продовольствии и обеспечить все другие нужды государства в сельскохозяйственной продукции». Была и задача номер два – в течение ближайших лет догнать и перегнать США по производству сельхозпродуктов на душу населения. А решить обе эти задачи предлагалось за счет современной техники, племенного скота, сортовых семян и других нововведений. Было заявлено, что «наша промышленность будет оснащать сельское хозяйство еще более лучшими машинами». И даже перечислялись эти машины – быстроходные трактора и комбайны, саморазгружающиеся тележки, тягачи и т.д. Тогда это называлось не модернизацией, а комплексной механизацией и интенсификацией.

Надо отдать должное – сельское хозяйство в те годы действительно начали очень даже активно модернизировать, то есть механизировать и интенсифицировать. В селе, где я жила в начале 60-х, построили механизированный свинокомплекс, который впервые стал обслуживать мужчина – свинарь-механизатор. В газетах писали, что он один заменил двадцать свинарок. А в новом коровнике поставили доильные установки-«елочки», кормораздатчики и навозотранспортеры. Тракторов же и машин в совхоз нагнали столько, что не хватало гаражей их ставить – машинный двор был забит техникой под завязку.

А мяса, молока, колбасы, овощей и прочей сельхозпродукции в сельском магазине не было. Все, что для себя, выращивалось в немеханизированных сараюшках и огородах с помощью лопат, тяпок и рук. Да и в городе изобилия продуктов на прилавках не наблюдалось.

В итоге ударная семилетка накрылась медным тазом, а ее организатор и вдохновитель Никита Хрущев был смещен со своего поста.

70-е и 80-е годы были для села, пожалуй, самыми благополучными – деньги в сельскую экономику и «социалку» лились рекой. И проекты воплощались масштабные: животноводческие комплексы в Надеждинском, Бирофельде, Бабстово, тепличный комбинат в Биробиджане, молокозаводы в каждом районе, кормоцеха на фермах, АВМ и КСП – если кто забыл, это комплексы по производству витаминной муки и переработке картофеля. Миллионы были потрачены на осушительные и оросительные системы, культурные пастбища… Зарплатам механизаторов и операторов машинного доения завидовали городские жители.

А мясо, молоко, масло по-прежнему оставались в дефиците. Пришлось принимать в 1982 году Продовольственную программу, которая в итоге тоже накрылась тем же предметом домашней утвари.

Экскурс в историю был бы неполным без упоминания о 90-х годах, когда сельское хозяйство растеряло почти все из того, что приобрело в благодатные 80-е. Социализм на селе закончился с ликвидацией совхозов и колхозов и созданием крестьянско-фермерских хозяйств. В разы сократилось производство сельхозпродукции. А вот молоко, мясо, масло, колбаса и другие продукты в дефиците быть перестали. Заграница помогла и сейчас помогает этот дефицит преодолеть.

А как же поддержка своего, родного сельхозпроизводителя? Тут стоит сказать спасибо нацпроекту «Развитие АПК»: благодаря этим целевым средствам обглоданный почти до костей аграрный наш сектор стал понемногу обрастать мясом. Снова вошел в лексикон термин «интенсивные технологии», все чаще говорилось об инновациях и технологическом прорыве, о техническом прогрессе.

Образцы этого прогресса сегодня можно воочию увидеть на наших новых животноводческих комплексах в селах Амурзете, Екатерино-Никольском и Горном, где доярок называют операторами компьютерного доения, а скотников – операторами по техническому (или технологическому) обслуживанию помещений. Промолчу, сколько миллионов, взятых в основном в кредит, вложено в эти комплексы-образцы. Это и дорогущий породистый скот, завезенный из Австралии, и импортное оборудование, стоящее немалых денег, и кормоуборочные комплексы нового поколения, без которых точно никак не обойтись, и много чего еще.

Но сегодня у фермеров — хозяев этих образцово-показательных комплексов эйфория прошла, а пришли озабоченность и тревога. Той отдачи, которую планировали они иметь, чтобы получать прибыль, к сожалению, не получилось. Австралийские буренки голштинофризы с потенциалом в 15-20 литров молока в день дают в три раза меньше. Стоило ли тогда завозить высокопородистый молочный скот, если местные мясо-молочные симменталки в Раддевском сельхозпредприятии оказались более продуктивными? Один из хозяев такого комплекса в Октябрьском районе уже всерьез подумывает о том, чтобы заменить коров-австралиек на другую, приближенную к местным условиям породу.

Поутих в последнее время шум вокруг строительства самого масштабного молочного комплекса в селе Горном на 1500 голов скота. Поутих, потому что не рассчитали его хозяева – сельхозкооператив «Кооперация» — свои силы и возможности. В том числе и финансовые. Вот и пришлось размещать скот в недостроенных помещениях. Не удалось пока наладить и по-настоящему современную технологию производства собственных кормов, не хватает специалистов, которые могли бы со знанием дела работать с современным оборудованием. Из-за низкой продуктивности скота зарплаты работников тоже остаются такими же низкими. К этому можно добавить и смешные закупочные цены, которые даже с дотацией не окупают тех затрат, которые вложены в «комплексное» животноводство. Словом, модернизация обернулась молочным ручейком. Обидно.

Как обидно и то, что модернизацию на селе помогают делать китайцы, американцы, канадцы, шведы… Оборудование для животноводческих комплексов поставлено через посредников шведской компанией «Де Лаваль», для гусиной фермы в селе Кирово почти всю начинку закупали в Китае, самые производительные трактора и комбайны опять же завезены из Поднебесной. А фермер Руслан Штаб из села Озерного закупил комплекс сельхозмашин производства Канады и США. В том числе агрегаты по бесплужной обработке почвы.

Обидно за державу еще и потому, что многое из того, что сейчас преподносится как новые технологии, наше родное сельское хозяйство уже проходило. Были и доильные установки «Елочка», к которым снова вернулись, но уже в шведском исполнении. А бесплужную систему обработки почвы еще полвека назад успешно внедрял известный народный академик Терентий Мальцев. И грядоделательные агрегаты были отечественного производства, которые нарезали гряды и гребни и под картофель, и под овощи, и под сою. Разве что компьютеров не было в те годы.

Еще одна проблема, тормозящая модернизацию на селе, – кадровая. Работать на технике нового поколения в профессиональных училищах не учат – азы профессии будущие механизаторы постигают на образцах техники 80-х годов. Сельскохозяйственный техникум в Бабстово тоже не имеет по-настоящему современной базы, а из выпускаемых здесь механиков и агрономов лишь единицы пополняют изрядно поредевшие ряды сельских специалистов. Помнится, с каким оптимизмом руководитель сельхозкооператива «Кооперация» Владимир Пашко полтора года назад рассказывал о кадровых перспективах молочного комплекса – мол, сельхозтехникум у нас под боком, желающие работать всегда найдутся. А вот слова губернатора Александра Винникова, побывавшего на комплексе в Горном совсем недавно: «Отсутствие ведущих специалистов может свести разумную идею создания такого крупного комплекса к профанации. Чтобы не запустить производство до любительского уровня, нужны строго выверенные и научно обоснованные методы содержания молочного стада. Не могу поверить, что найти специалистов для вас – труднорешимая задача. Под боком – сельскохозяйственный техникум. Если и возникнут в чем-то проблемы – с жильем, например, мы окажем содействие».

Пока же в Ленинском районе по программе «Социальное развитие села» в этом году жилье получат лишь четыре молодые семьи. И это на двадцать с лишним сел района.

Центром новых технологий и в растениеводстве, и животноводстве по идее должна быть областная сельскохозяйственная станция в с. Башмаке. Хорошо уже то, что ее потенциал сохранили, в отличие от Хабаровского края, где свое ОПХ «Восточное» просто угробили. Но ехать в Башмак перенимать опыт многие фермеры не торопятся. Техника, какая там имеется, есть почти в каждом хозяйстве. Устарел и голландский картофелеуборочный комплекс, который в 90-е годы был «ноу-хау» в сельском хозяйстве области.

И в итоге получается, что вопреки всем экономическим законам самым высокопроизводительным и малозатратным остается по-прежнему личное подворье, где нет ни импортной навороченной техники, ни племенных коров с далекого континента, а технологии применяются самые простые, дедовские – лопатой вскопал, руками посадил, тяпкой прополол. Модернизация для большинства сельских жителей остается пока недоступной мечтой, уделом избранных. Уж слишком дорогое это удовольствие – иметь технику нового поколения. Только один канадский трактор обошелся фермеру Штабу в 10 миллионов рублей. А ведь к взятому кредиту и процент банковский надо добавлять…

Хотелось бы закончить на оптимистической ноте, но факт есть факт – добрая половина техники, которая имеется сейчас в сельском хозяйстве области, исчерпала свой ресурс. По большому счету это металлолом, которому одна дорога – на переплавку. Но после очередного латания ветхие трактора-старички, пыхтя и кашляя, весной снова выйдут в поле. И будут сперва пахать, потом сеять, затем культивировать. А вот новым модернизированным трактором за 10 миллионов рублей можно делать все одновременно. Только трактор такой в области пока один.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *