Общие стены

Общие стены

Источник фото:  img-fotki.yandex.ru

Недавно команда телепередачи «Орел и решка» побывала во Владивостоке.

Ведущая сообщила  новость о том, что съемное жилье в этом городе – самое дорогое в России. Так ли это на самом деле, не берусь утверждать, а вот то, что по дороговизне жилья Дальний Восток последние годы был  в лидерах, для нас не секрет. Среди российских городов по этому показателю в нынешнем году Хабаровск занимает седьмое место (примерно 75 тыс. руб. за кв. м), а Владивосток – четвертое (100 тыс. руб.)

Квартирный вопрос в СССР всегда был одним из самых злободневных. Помню, как нам обещали, что к 2000  году у каждой советской семьи будет своя квартира. Но не случилось. В ожидании же светлого будущего нам предлагали пожить в общежитиях.

Советский Союз изначально вырос из общежитий и бараков. На самой заре индустриализации миллионы человек ринулись на стройки пятилеток. И заселялись они в основном в длинные деревянные дома, коммуналки, вагончики или общежития. Все это соответствовало идеологии, в которой утверждалось, что в будущем все будут жить коммунами – совместное существование считалось даже романтичным.

Вы, наверное, знаете, что в основе слова «гопник» лежит аббревиатура «Государственное общежитие пролетариата» (ГОП). Общежитие, которое находилось в Ленинграде на Лиговском проспекте, превратилось в бандитский клуб, а его обитателей стали называть гопниками.

В послевоенные годы развернулось массовое жилищное строительство, но общежития оставались достаточно распространенной формой проживания. Через них прошли многие советские граждане. Люди уезжали из сел, и в городах им, конечно, никто сразу благоустроенное жилье не предоставлял. Селились они в общежития. Большинство студентов тоже имели временное общественное жилье. Кстати, мой общий стаж проживания в различных общагах составляет 12 лет.

Общаги были мужские, женские, смешанные и семейные. Также они делились на рабочие и студенческие. Различались они еще и по такому признаку: коридорного типа, блочные, квартирные и гостиничного типа.

Самый простой и распространенный вариант – коридорное общежитие. Длинный коридор, комнаты вдоль него, в одном конце пищеблок, в другом – туалеты. Блочные стали появляться уже после войны и предлагали куда более комфортные условия: кухня, туалет и душевая были в каждом блоке, то есть на две-четыре комнаты в зависимости от планировки.

В Биробиджане при каждом крупном предприятии были свои общежития. К примеру, у завода «Дальсельмаш» были общаги и коридорного типа, и квартирного. Вторые представляли собой здание с отдельными благоустроенными однокомнатными (или двухкомнатными) квартирами, но с общей кухней.

При обувной фабрике были коридорное (Пионерская, 60А), блочное (Бумагина, 6) и малосемейное (Пионерская, 54) общежития.

Интересное описание общежития швейной фабрики приводит Александр Драбкин в книге «О чем помнила моя мама». Мама автора книги была комендантом этого общежития.

Получить рабочее общежитие было несложно, все зависело от того, насколько предприятие нуждается в рабочих руках. Фраза «одиноким предоставляется общежитие» превратилась в почти обязательную «добавку» к социальному пакету.

Жильцы обязаны были соблюдать правила социалистического общежития, но в рабочих общагах они почти не действовали. Хотя особо шумных и сильно пьющих могли попросить покинуть помещение.

Однажды мне дали комнату в общежитии, которую прежде занимали две девицы. А через неделю после заселения произошел такой случай.

Вечером без стука вваливаются в комнату два молодых человека подшофе. Полагаю, они пришли к бывшим обитательницам, не зная, что те здесь уже не живут. Парни непонимающе смотрят по сторонам, не могут сообразить, почему в комнате другая обстановка, а, главное, откуда взялся грудной ребенок. Тут их взгляды падают на незнакомца, то есть на меня, и становится ясно, что ревнивцы сначала будут бить, а потом задавать вопросы.

У меня была овчарка – крупный пес по кличке Хинган. Это была цепная собака. Жила она в частном секторе у тещи, а я почти ежедневно ходил с ней гулять. В этот день я завел Хингана в свою комнату погреться (замерз я, а не пес). И вот, когда непрошенные гости двинулись ко мне, из-за дивана серой тенью вылетели шестьдесят живых килограммов. Зубы Хингана, лязгнув у лица одного из парней, сомкнулись на воротнике его тулупа. Хоть армейский тулуп – вещь крепкая и надежная, но воротник все равно оторвался. Быстрый уход непрошенных гостей сопровождался их криками и ненормативной лексикой.

Дисциплина в студенческих общежитиях была гораздо строже, чем в рабочих. За порядком здесь следили комендант, воспитатель, студенческий совет и, конечно же, вахтеры. Представителей мужского пола в женские общежития не пропускали даже днем (а  студенческие общежития в нашем городе были по большей части женскими). Вахтерши тщательно блюли честь девушек, разрешая общаться только в вестибюле. Однако кавалеры все равно проникали в комнаты девушек – через окна первых этажей и наверх по простыням. Мой знакомый Марк Гольберг одно время работал заместителем директора СПТУ-21. Он рассказывал, что особо назойливых ухажеров из комнат девушек он выводил под дулом ружья.

В общежитии можно было посидеть в любой комнате, просто заскочив на огонек. Приглашение не требовалось. Здесь действительно все было общим. Невозможно представить студента, отдельно от остальных жильцов комнаты уплетающего колбасу. На выходные студенты, проживавшие в сельской местности недалеко от города, в котором учились, уезжали домой. Возвращались они нагруженные салом, вареньем, картошкой, домашней выпечкой. Тогда наступал праздник живота для всей комнаты.

В общежитии студенты не только проживали вместе в одной комнате, но все вместе ели и пили, а когда заканчивались деньги и продукты, вместе испытывали чувство голода. Одежда тоже была почти общей. Собираясь на танцы, девушка могла попросить кофточку или платье у своей подруги, если та его в этот момент не собиралась надевать. Воровства в студенческих общежитиях я не припомню.

Говоря о Биробиджане, нельзя не вспомнить и общежития при спецкомендатурах, в которых жили так называемые химики. В нашем городе находилась единственная на Дальнем Востоке женская спецкомендатура. В учреждении была организована строгая пропускная система. На вахте дежурили не старушки-вахтерши, а женщины в погонах. Рано утром и по вечерам осужденные обязаны были присутствовать в своих комнатах, потому как в это время осуществлялась перекличка. Нарушения режима сулили «химичке» возвращение на зону. За порядком следил самый известный в городе милиционер майор Талисман.

Отработав свой срок, некоторые женщины оставались трудиться на обувной фабрике. Им предоставлялась комната в этом же общежитии на «вольной стороне». После закрытия спецкомендатуры в этом общежитии стали селиться и обычные семьи.

Многие герои советских кинофильмов проживали в общежитиях. Вспомните: «Девчата», «Карьера Димы Горина», «Москва слезам не верит», «Добровольцы», «Иван Бровкин на целине»… Трогательную историю поведали нам создатели фильма «Одиноким предоставляется общежитие», вышедшего на экраны в 1983 году. По сюжету, работница текстильного комбината Вера Голубева (ее роль сыграла бесподобная Наталья Гундарева), проживающая в общежитии, устраивает судьбы своих подруг. Сама же она остается одинокой. Вскоре в женском общежитии появляется комендант Виктор Петрович (Александр Михайлов). Он-то и станет тем самым мужчиной, встречи с которым Вера ждала всю жизнь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *