Охота к перемене мест как признак честности

Охота к перемене мест как признак честности

Анатолия Клименкова

Биробиджанский научный метод борьбы с коррупцией «высоких» чиновников отмечен первой премией в Москве

На российском конкурсе рефератов и  научных работ, посвящённом истории и развитию института судебных приставов в РФ, наш земляк Сергей Баланец получил первую премию. Темой его исследования стали механизмы противодействия коррупции в системе госслужбы. 

Мы не упустили возможности подробней узнать о такой работе от самого автора. 

— Я работаю начальником отдела общественных связей управления внутренней политики правительства Еврейской автономной области. Ранее работал в судебном департаменте области. Практика прежней и нынешней работы ставила и ставит передо мной ряд вопросов, по которым я попытался изложить собственные суждения в своих исследованиях. В 2011 году впервые предложил свою работу на российский конкурс  рефератов и научных работ, посвящённый истории и развитию института судебных приставов в РФ в номинации «Противодействие коррупции в системе госслужбы». Главное, на чём я строю «свою» систему, — это совершенствование законодательства и необходимость уделять наибольшее внимание исполнению законов, а также введение системы  обязательной ротации госчиновников. В первую очередь ротация должна касаться тех чиновников и структур, в чьём непосредственном распоряжении находятся бюджетные средства. 

Собственно, методы предупреждения коррупции не новы и хорошо известны. Вот подают наши государственные и муниципальные служащие декларации о своих доходах и доходах членов семьи. Всё верно. Но, на мой взгляд, существующий механизм очень несовершенен и даже нерационален. 

Кадровая служба организации, где работает чиновник, подавший декларацию, наделена в настоящее время полномочиями по проверке правильности составления декларации и её достоверности. А вот реальные возможности проверить достоверность поданных сведений у специалистов кадровой службы отсутствуют, в том числе и потому, что проведение соответствующих мероприятий требует большого числа квалифицированных специалистов, обладающих навыками проведения финансовых расследований.

Этот момент шире рассмотрен во второй моей «антикоррупционной» работе — «Причины и условия совершения коррупционных правонарушений». Способы увести из поля зрения контрольных органов имущество, нажитое сомнительным путём, также известны недобросовестным чиновникам и широко ими применяются. Имущество, недвижимость записывают на детей, жён, с жёнами оформляют фиктивные разводы, прекрасно понимая, что иная «блондинка» ничего не смыслит в управлении бизнесом, акциями и т. п. и никуда не денется от «заботы» формально оставившего её супруга. Много чего можно придумать. 

Я считаю, механизм подачи деклараций о доходах должен быть иным. Возможно, некоторые уровни госслужащих тревожить этим и не стоит, не тратить время. В то же время по отношению к выявленным случаям превышения расходов над доходами в дальнейшем не обойтись  без восстановления института конфискации имущества. А декларация о доходах госчиновника должна затрагивать  имущество всех членов его семьи, всех близких родственников и, вероятно, бывших супругов в течение года-двух лет после официального развода. 

Мы проводили своё исследование по материалам судебной практики по коррупционным правонарушениям в ЕАО. В его рамках велось и небольшое социологическое исследование. Выводы: коррупция — социальное явление и личные качества чиновника прямо влияют на уровень коррупции и склонность чиновника к ней.

Методика, предложенная учёными из Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского, была использована в отношении одной из категорий госслужащих  Биробиджана и Биробиджанского района. Среди приоритетных для них ценностей оказались профессионализм, ответственность, знание своего дела, материальное благополучие. Уважение к людям у них на пятом месте, а  качество услуг, оказываемых людям, — на седьмом.  Ещё сложнее со «способностью к изменениям» и «открытость» — оказавшиеся на десятом и двенадцатом местах в рейтинге.

К сожалению, и в России давно в ходу поговорки:  «Инициатива наказуема», «Ты что, самый умный?», «Интеллигент несчастный», «Я — начальник, ты — дурак» и т. п. Выходит, психологически наше общество готово мириться с бюрократией, а желание обойти бюрократические «рогатки» и перепрыгнуть бюрократические барьеры неизбежно порождает проявления коррупции. Поэтому иногда непонятно, где причина, а где следствие коррупции. Традиционно считается, что низкий уровень экономического развития страны или региона, экономическая нестабильность провоцируют рост коррупционных проявлений. Но ведь и коррупция разрушает, деформирует экономику, не даёт ей нормально развиваться! 

В 2010 году в Биробиджанском городском суде по запросу Верховного суда Российской Федерации проводилось изучение уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности. В ходе проверки было обращено внимание на уголовное дело, где преступление совершено вследствие исполнения гражданским служащим неправомерного указания своего начальника. По указанию руководителя налоговой инспекции он внёс заведомо ложные сведения в налоговую декларацию одного из лиц.  При этом у самого исполнителя какой-либо корыстный мотив отсутствовал, он был лишь безропотным исполнителем чужой воли.  Тем не менее, проявив такое послушание, и этот человек совершил должностной проступок коррупционного характера. 

Как честный чиновник должен был действовать в подобной ситуации? Если по закону и по совести, то он должен был письменно обосновать неправомерность данного распоряжения и добиваться от руководства письменного же подтверждения распоряжения, а потом отказаться от исполнения. Либо  известить об этом вышестоящего руководителя. Либо сообщить о ситуации в правоохранительные органы. «Наш» же служащий в ходе допроса ответил, что в первую очередь боялся последствий для себя — в виде увольнения. 

И тут возникает проблема: если человек поступит правильно, по чести и закону, — где гарантия, что именно ему не придётся расплачиваться за всё хорошее? Где законные гарантии безопасности отказавшегося участвовать в коррупционных действиях чиновника, что именно он не станет изгоем? Наконец, где гарантия, что толкавший его на правонарушение начальник не останется и дальше его начальником?

В свете данной проблемы был проведён анонимный опрос государственных служащих Биробиджанского районного суда. Они должны были ответить: «Как реально Вы поступили бы, получив неправомерное поручение от председателя суда?». Так вот, 70 процентов опрошенных ответили, что, скорее всего, выполнили бы его… 

Не потому ли наше население в целом не испытывает доверия к государственным органам? 

Посмотрите на кадровую политику в различных  органах власти: численность чиновников на всех уровнях растёт, а эффективность их работы — вряд ли. Возникает вопрос: «Является ли государственный аппарат по своей природе неэффективным и не комплектуется ли он некомпетентными служащими?» 

В качестве факторов коррупции, связанных с госслужбой, можно определить два фактора: состояние государственной службы и особенности государственной кадровой политики. 

Обе эти темы в России практически закрыты. Кадровые назначения составляют чуть ли не государственную тайну. Многие назначения на государственные должности не поддаются объяснению. 

Руководители учреждений, органов власти порой боятся иметь рядом с собой яркие и самостоятельные личности, чтобы не выглядеть бледно на их фоне. 

Есть такое расхожее мнение: развитие регионов тормозят чиновники старой формации — у них слишком крепкие «связи», они засиделись на своих местах. Управленческие кадры надо омолаживать.

Но масштабные тестовые исследования Российской академии государственной службы при Президенте России показывают: молодые чиновники, «родом» из «лихих 90-х», больше склонны к коррупции, чем представители старой формации! Среди респондентов до 30 лет неподкупность госчиновника признают важным качеством всего… 7,9 процента. Она для них где-то на десятом месте из всех вариантов ответов! Попутно возникает вопрос: что эта группа лиц понимает под «честностью», которую поставила на высокое третье место? Похоже, что «честность» и «неподкупность» в их понимании далеко не синонимичны и даже не близки.

Выводы: кадровый корпус госслужбы более ориентируется на удовлетворение личных нужд, чем на службу обществу и государству. «Хорошая» должность рассматривается как разновидность бизнеса. 

Теперь — что делать в кадровой политике? 

Процитирую слова Президента РФ Д.Медведева, сказанные им в 2010 году: «Государственная бюрократия по-прежнему, как и 20 лет назад, руководствуется всё тем же недоверием к свободному человеку, к свободной деятельности».

На современном же этапе значительную часть госслужащих составляют лица, относящиеся к так называемому типу «административной ориентации», нуждающиеся в харизматичной личности правителя.

Остаётся актуальной ротация кадров госслужащих руководящего звена.

Причём ротация необходима не на внутрирегиональном уровне, а межрегиональном. Возможные «связи» должны надёжно прерываться, ослабляя саму почву для возникновения коррупциогенных факторов. 

Понимаю, что подобное условие вызовет немало возражений. Но государственный служащий находится на службе у государства. Как военный. Он должен быть готовым это принять. Только и введение механизма ротации должно быть разумным — не мгновенным и не поголовным. Возможно, сначала для руководителей определённого уровня. 

Наконец, без омоложения кадров система тоже работать не может. Но подбор кандидатов на государственные и муниципальные должности по конкурсу в том виде, как это практикуется сейчас, очевидно, не самый совершенный. Почему не использовать уже известные методики выявления бюрократического типа личности, зарубежные и отечественные наработки? 

Записал Виктор АНТОНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *