Он был человеком чести

Он был человеком чести

с сайта polkmoskva.ru

Так говорят в селе Полевом об ушедшем из жизни ветеране Великой Отечественной войны Константине Емельяновиче Шеремете. Именно ему выпала честь открыть тридцать лет назад памятник погибшим односельчанам

В те годы я и познакомилась с этим неординарным человеком. Он уже был на пенсии, и жили они в своем стареньком, но по-хозяйски обустроенном доме на улице Клубной с женой Марией Федотовной, как говорится, душа в душу. 

Полевое, в отличие от соседних сел – бывших казачьих станиц, было основано незадолго до войны, и первыми его жителями стали переселенцы из западных областей страны. Поначалу называлось оно вторым отделением колхоза имени Блюхера, главная усадьба которого находилась в соседней Самаре. Когда маршал был репрессирован, колхоз его имени стал просто зерносовхозом.

Начиналось Полевое с палаток и бараков, а потом на взгорке построили школу, поставили первую улицу новых домов. 

Семья Шеремет поселилась здесь после войны. Константин и Мария жили в одном селе на Украине.

 – Мне даже фамилию менять не пришлось, у нас полсела были Шереметами, – с улыбкой вспоминала Мария Федотовна. – А когда в сельсовете стали расписываться, оказалось, что и родились мы в один день.

Общими оказались и невзгоды, которые они пережили. Отец Константина, прошедший Гражданскую войну, умер от голода, а вскоре умерла и мать. Погибли в Голодомор и родители Марии. Сами они выжили просто чудом. 

Когда в 1937 году Костю призвали в Красную Армию, новобранец был до того худым, что его пришлось поставить на дополнительное довольствие. 

Он почти не успел пожить после службы гражданской жизнью – началась война. Его ровесники попали на фронт одними из первых.

Помню, я спросила ветерана, что ему больше всего запомнилось из военных лет? И он не о боях-сражениях стал рассказывать, а с горечью поведал, с каким недоверием отнеслись к ним в первый год войны некоторые отцы-командиры. 

– Обидно было услышать, что, мол, эти хохлы – люди ненадежные, в любой момент к немцам могут переметнуться. А мы потом до Берлина дошли, на Рейхстаге расписались. И еще обидно было увидеть, насколько лучше нас живут немцы. А нам пропаганда внушала, что фашистская власть народ до нищеты довела. Но была и гордость, что мы победили такого монстра.

Воевал Константин Емельянович в артиллерийских войсках, дослужился до командира роты. Не раз попадал в такие передряги, когда смерть буквально по пятам за ним шла. Три раза был ранен. Но судьба его хранила. Еще год после войны служил он в Германии, домой в 1946 году вернулся в разбомбленную хату. Когда встретил Марию, через несколько дней сделал ей сразу два предложения – выйти за него замуж и уехать на Дальний Восток. Их скоропалительный брак оказался очень прочным – они прожили вместе почти шестьдесят лет.

Константин Емельянович никогда не бравировал военными заслугами, офицерским званием, боевыми наградами, которых у него было немало. Сын Олег, который живет сейчас в отцовском доме, вспоминая отца, говорит, что таких порядочных людей он больше не встречал – отец был человеком чести.

Помню, задала я супругам Шеремет традиционный вопрос: «Что вы оставите после себя детям и внукам?» Подумав, Константин Емельянович ответил: «Наверное, память хорошую. Живем мы, как видите, очень скромно, богатств не нажили и не стремились к этому. Сад, правда, вырастили, сосенку, черемуху у дома посадили, когда молодыми были. Детей растили в простоте, доброте, работе, чтоб трудом всего добивались, людей не обижали, себя не ставили высоко. Внуки тоже у нас хорошие, только малость балованные, все им легко дается. Может, время сейчас такое, но я боюсь за их будущее – тяжело придется их поколению…»

Константин Шеремет работал в совхозе трактористом, а Мария и овощеводом, и телятницей, и дояркой. Сын Анатолий тоже был трактористом, выучился, стал директором совхоза, главой Октябрьского района, начальником областного управления сельского хозяйства. Недавно скоропостижно ушел из жизни – инфаркт. Дочь Раиса многие годы учила сельских ребятишек, была директором Полевской школы. Олег и Василий честно трудились на предприятиях Комсомольска-на-Амуре. Трагически погиб сын Леонид, и его смерть была для родителей незаживающей раной.

– Когда в селе открывали памятник, – вспоминает невестка Константина Емельяновича Лидия Шеремет, – отец страшно переживал, волновался. Он надел все свои награды и как-то стеснялся идти по селу при параде. В общем, чуть ли не стресс пережил.

Тринадцать фамилий на памятнике в Полевом. К сожалению, в Книге Памяти ЕАО я нашла не все из них, а в двух допущены ошибки. Пропавший без вести житель села, он же бывший одессит Григорий Маркович Буркат назван Буркашом, а Борис Иванович Ерошенко, погибший в войне с Японией, – Михайловичем. 

Иван Дмитриевич Карманов погиб в Польше и похоронен в Варшавском воеводстве, Сергей Филиппович Козырев навсегда остался в братской могиле у деревни Кашира, где проходило знаменитое Поныровское сражение, Лука Васильевич Кустышев пал смертью храбрых, обороняя Ленинград, Михаил Мотов, уроженец Украины, в бою за ее освобождение погиб в 1943 году, а Григорий Иванович Щербаков принял смерть в 1942 году под Сталинградом.

В прошлом номере в материале «Их имен на обелисках нет» я писала о том, что в селе Союзном нет и не было памятника погибшим на войне жителям села. В их числе был назван Гавриил Максимович Ярославцев. Он и его брат Филипп в августе 1938 года были репрессированы в своем родном селе, через полгода дело прекратили за недоказанностью обвинения, и вскоре Гавриил с семьей переселился в Полевое. Оттуда он ушел на войну и погиб в победном 1945-м в Германии. Его фамилия – на памятнике в селе Полевом.

В послевоенные годы в селе жило более пятидесяти участников Великой Отечественной войны. Сегодня не осталось ни одного. Константин Емельянович Шеремет скончался девятнадцать лет назад, в июле 1996 года. Внук Константин Шеремет, названный в честь деда, хранит все его награды, грамоты, написал о нем в «Мемориал». Память о ветеране живет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *