«Онегин, добрый мой приятель…»

«Онегин, добрый мой приятель…» -  А.И. Лактионов. «Пушкин на траве», 1949 г.

А.И. Лактионов. «Пушкин на траве», 1949 г.

Пушкина на иврит впервые перевели ровно 170 лет назад. В прошлом году в новом переводе на библейский язык вышли «Маленькие трагедии» Пушкина

Новый перевод осуществил израильский драматург и писатель Рои Хен, который родился в семье сефардского происхождения. В одном из интервью он сказал: «Мои родители действительно не имели никакого отношения к России и литературе: папа – ювелир, мама работает в гостинице. Со стороны отца семья приехала из Испании, со стороны мамы – из Марокко, а родились они здесь, в Израиле».

Интерес к Пушкину первоначально возник у Рои из чтения переводов на иврит произведений этого классика мировой литературы. Переводить «Маленькие трагедии» он начал десять лет назад, в возрасте 27 лет. Интересно, что тогда он был уже известен как автор оригинальных литературных и драматических произведений, и как переводчик с французского и английского языков. Рои также в совершенстве знает испанский и итальянский языки и вполне сносно изъясняется на немецком и идише. Однако именно русский язык, на котором Хен говорит без малейшего акцента, стал его любовью во всех смыслах, ибо и жену он выбрал соответствующую. Его супруга – израильский художник книги, сценограф и художник по костюмам Полина Адамова, уроженка Москвы. Ее отец, Ефим Борисович Адамов (1924 – 2004), профессор, занимал должность заведующего кафедрой книжного дизайна в Московской академии печати. Мать – Евгения Михайловна Омельяновская – главный художник московского издательства «Мысль».

До того как прикоснуться к Пушкину в качестве переводчика, Рои перевел на иврит некоторые стихи Даниила Хармса, «Колымские рассказы» Варлама Шаламова, «Темные аллеи» Ивана Бунина, все короткие пьесы Антона Чехова, «Бедных людей» Достоевского. И тем не менее  талантливый писатель и полиглот Рои Хен не был первым переводчиком пушкинских произведений на иврит. Первые переводы «солнца русской поэзии» на древнееврейский язык были сделаны почти за полтора века до рождения Хена.

Впервые Пушкина перевели на иврит в 1847 году. В хрестоматийной части учебного руководства по изучению русского языка были приведены подстрочные переводы на иврит двух фрагментов из поэмы «Медный всадник» и одного фрагмента из трагедии «Борис Годунов». Автором руководства и переводов был Леон Иосифович Мандельштам (1819–1889), первый еврей, получивший в России гуманитарное университетское образование. К слову говоря, его внучатая племянница Рахель (Рахель Исаевна Блувштейн), родившаяся в Саратове в 1890 году, стала знаменитой поэтессой, писавшей на иврите. Она умерла в 1931 году, за 17 лет до воссоздания еврейского государства.

В 1861 году был опубликован первый поэтический перевод стихотворения Пушкина на иврит. В литературном приложении к журналу «Ха-Кармэль», издававшемся в Вильно (ныне Вильнюс), вышло стихотворение «Брожу ли я вдоль улиц шумных».

Интересно, что примерно в это же время (точнее – в октябре 1863 года) на идиш в одесской газете «Кол Мевасер» («Голос вестника») было переведено первое стихотворение Пушкина. Им оказалась  «Телега жизни». С начала ХХ века произведения великого русского поэта активно переводились на язык европейских евреев. В 1918 году в переводе на идиш уроженца Литвы Арона-Ицхока Гродзенского (1891–1941) в Вильно была опубликована пушкинская «Полтава», а в 1923 году в его же переводе – «Евгений Онегин». В 1926 году в Варшаве на идише опубликовал «Евгения Онегина» известный поэт, уроженец Гродно Лейб Найдус (1890–1918). Гибель большинства европейского еврейства, а также антисемитская политика Сталина конца 1940-х – начала 1950-х гг. привели к тому, что в послевоенные годы Пушкин на идише (о языке иврит и говорить не приходится) не издавался. В последний раз книги Пушкина на идише выпускались в СССР в 1940 году. И это притом, что общее количество экземпляров произведений Пушкина, вышедших в предвоенные годы на языке европейсих евреев, достигало 70 тысяч.

Тема влияния Пушкина на писателей и поэтов, пишущих на «святом языке», стала превалирующей в исследованиях израильского литературоведа, доктора филологических наук, профессора Ивритского (Еврейского) университета в Иерусалиме уроженки Москвы Зои Леонтьевны Копельман. В ее блестящем исследовании «О присутствии Пушкина в ивритской литературе» (в сборнике «От западных морей до самых врат восточных…». А.С. Пушкин за рубежом. К 200-летию со дня рождения». М.: Гос. Институт русского языка им. А.С. Пушкина, 1999) присутствует немало сведений о переводах пушкинских произведений на иврит. Также нельзя пройти мимо обстоятельной статьи «Пушкин в культуре современного Израиля», принадлежащей перу кандидата филологических наук, преподавателя Тель-Авивского университета Софьи Давыдовны Гурвич-Лищинер. Ее исследование было опубликовано на русском языке в Litteraria humanitas, издании факультета филологии чешского университета имени Масарика в Брно в 2000 году.

Книжное издание произведений Пушкина на иврите впервые увидело свет в 1879 – 1880 гг. в Варшаве. В 20–30-е гг. прошлого века представители тель-авивской богемы говорили по-русски. В этой связи нельзя не обратить внимания на книгу «Ивритская проза. 1880 – 1970» (Тель-Авив, 1977), автор которой уроженец Вены, профессор Ивритского университета Гершон Шакед (1926 – 2006), пишет: «Переводы русских классиков на иврит способствовали обогащению словарного состава иврита и его лексики. И в этом разливанном море русской литературы в Израиле особое место принадлежит Пушкину». В 1912 году в сборнике для любителей музицирования в переводе на иврит уроженца Украины Шаула Черниховского (1873 – 1943) вышли фрагменты из «Руслана и Людмилы». В 1936 году в переводе на иврит также уроженца Украины Менахема-Залмана Вольфовича (1893 – 1976) была опубликована «Капитанская дочка», а в 1951 году осуществлено переиздание в новой редакции.

В 1937-м, в год столетия со дня смерти Пушкина, в Иерусалиме вышли два издания «Евгения Онегина» на иврите в переводах Авраама Левинсона, уроженца Польши, и Авраама Шленского, уроженца Украины. Оба перевода отличаются высокими художественными достоинствами, но перевод Авраама Шленского считается классическим.

Шленский переводил с четырех языков: русского, идиша, французского и английского. Но с особой любовью он переводил Пушкина, восхищение которым унаследовал от матери. Шленский перевел на иврит большую часть пушкинской лирики, «Евгения Онегина», пьесу «Борис Годунов» и «Маленькие трагедии». Именно Шленскому с поразительной точностью удалось сохранить на иврите все нюансы пушкинской рифмы и композицию подлинника.

Вот пример строф из «Евгения Онегина» и русской транскрипции ее перевода на иврит:

Онегин, добрый мой приятель,

Онегин, едиди миноар,

 

Родился на брегах Невы,

Аль гдот нэхар Нева нолад,

 

Где, может быть, родились вы

Шам гам ата, коре нихбад

 

Или блистали, мой читатель;

Улай хифлэта зив вазоар!

 

Там некогда гулял и я,

Шам аз типалти гам ани

 

Но вреден север для меня.

Ах ой ли мэаклим цфони.

 

Известная израильская поэтесса-полиглот Лея Голдберг (уроженка Кенигсберга), детство которой прошло в России, а потому блестяще знавшая русский язык (она заведовала кафедрой сравнительного литературоведения в Ивритском университете), писала Шленскому: «Тот, кто знаком с оригиналом «Евгения Онегина» и не знает иврита, сразу узнает пушкинский роман по музыке переданного тобой ивритского стиха». Здесь же заметим, что Голдберг принадлежит авторство четырех эссе, в которых оценивается личность и творения Пушкина с позиции уникального литературного дара. И нынешнюю кафедру славистики Ивритского университета представляют немало пушкиноведов с мировыми именами. Так, Самуил Моисеевич Шварцбанд только в последние годы опубликовал такие исследования как «Пушкин: правда и вымысел», изданном  Библиотекой славистики Университета Торонто в 2012 году, и «Пушкин. Опыты в стихах и прозе», вышедшем в Петербурге в издательстве Дмитрия Буланина в 2014 году.

В 1999 году вышло новое издание «Евгения Онегина» в переводе на иврит, появились новые переводы других произведений Пушкина, а также сравнительные переводы стихотворения «Памятник». Переводческую эстафету произведений Пушкина на библейский язык продолжает и молодое поколение израильтян. Например, несколько лет назад известность получил перевод старшеклассницы хайфской школы «Мофет-Басмат» тогда тринадцатилетней Изабеллы Пономаревой пушкинской сказки «О мертвой царевне…». Литературоведы-пушкинисты высоко оценили качество перевода израильской школьницы, и руководство школы приняло решение отпечатать в типографии и включить в учебную программу этот перевод в качестве учебного пособия. Одновременно Генеральное консульство РФ в Хайфе вручило Изабелле Пономаревой почетную грамоту и памятный сувенир.

 

 …16 августа 1956 года одна из улиц древнего города Яффо, ныне слившегося с Тель-Авивом, была названа именем великого русского поэта.

 

В еврейской хижине

       лампада

В одном углу, бледна, горит,

Перед лампадою старик

Читает Библию…

Прав, конечно же, великий Пушкин: народ Израиля будет читать Библию всегда. Но и его произведений здесь никогда не забудут. Разумеется, к Пушкину будут приходить и новые поколения израильтян. Показательно, что Рои Хен, с переводов которого мы и начали этот очерк, в одном из своих интервью сказал: «Общаясь с родителями, самим собой, я разговариваю на иврите, но с женой и сыном часто по-русски, потому что хочу, чтобы сын знал этот великий язык». Так что не исключено, что и следующее поколение Хен-Адамовых внесет свой вклад в израильскую пушкиниану.


Автор: Захар Гельман, Иерусалим

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + двадцать =