Они были первыми

Они были первыми

из открытых источников

От коренных жителей, населявших когда-то территорию нынешней ЕАО, остались в основном топонимы

Нередко, когда дается характеристика нашей области, используется понятие «многонациональная». И здесь нет никакой натяжки, хотя число представителей наций и народностей в ее составе называется по-разному. 

Иногда говорится, что их у нас не менее семидесяти, а иногда — не менее ста. Тут как считать. Если представители основных наций — русские, белорусы, украинцы, евреи, татары, молдаване и др. — исчисляются тысячами или многими сотнями, то некоторые — всего лишь единицами. Можно привести такой пример. В одном из сел Биробиджанского района есть семья, глава которой называет себя русином. Уверен, что далеко не всем известно, что есть такая народность. Между тем она существует как минимум от начала Киевской Руси, и русинами называли себя славяне, позже получившие название украинцев. Коренные русины, небольшая группа которых проживает в Западной Украине на границе с Венгрией, в бытовой речи употребляют много слов старославянского языка, в том числе при отправлении церковных обрядов и молитв. 

К таким единичным представителям можно отнести несколько гагаузов, чьей родиной является нынешняя Молдова. Есть в области немцы, этнические китайцы, эстонцы и литовцы, есть небольшая община корейцев, общее число которых едва превышает сейчас пятьсот человек, что зафиксировано последней переписью населения в 2010 году. Здесь же указывается на наличие в автономии девяноста пяти нанайцев.

Между тем именно эта небольшая народность Приамурья с полным правом может считать себя коренной на территории нынешней автономии. Именно нанайцы (старое название гольды), а также тунгусы, орочоны, дауры, нивхи, удэгейцы, бирары, дючеры издревле заселяли Среднее Приамурье, именно с ними познакомились и жили потом в дружбе и согласии казаки, начавшие осваивать наши сегодняшние места с 1858 года. Кстати, первые русские колонисты встретили здесь несколько небольших поселений якутов, которые, придя со своей студеной исторической родины, осели в верховьях Биры и на Биджане. Хотя от былых якутских поселений не осталось и следа, в память об их пребывании сохранилось несколько топонимов. Один из них — залив Майский на Биджане, между селами Преображеновка и Новотроицкое. Май — так якуты называли личины богов и духов, вырезанных на стволах деревьев, освобожденных от коры. Ниже будет рассказано о самых крупных группах аборигенов — тунгусах и гольдах.

Тунгус — дитя природы

По данным современного исследователя приамурского этноса Владимира Кабузана, на территории, занятой сейчас ЕАО, общая численность тунгусов, вероятно, не превышала 500 человек. Селились они, в основном, в небольших  стойбищах по рекам Тунгуска и Урми. Еще в период конца 20-х — начала 30-х годов прошлого века в тех местах находилось несколько небольших тунгусо-гольдских стойбищ — Джармен, Тауди, Чальбунги, Культунки, Джафе. Их обитатели уже приобщились к новым советским условиям жизни, постепенно утрачивая свои древние обычаи и способы существования. Какими они были на протяжении многих веков, описывается в сборнике «Азиатская Россия» (С.-П., 1913 г.).

В одном из очерков говорится, что пища тунгусов состоит, главным образом, из рыбы и мяса. Запасы рыбы на зиму делаются четырех видов: рыбьи лепешки из икры, молок, рыбьего мяса, пропеченные на огне, вареная рыба всех сортов, раскрошенная на кусочки и высушенная на солнце, юкола — разрезанная вдоль рыба, провяленная на солнце и просушенная на огне, соленая рыба. К рыбным запасам прибавляется ягода: голубица, брусника. Из худшей рыбы готовят собакам корм. Из рыбьей кожи вываривают клей. Из кожи кеты делают сумки. Запасы хранятся под навесами, поставленными на высоких столбах, чтобы не забрался медведь. Кроме того, добывают птицу — рябчиков, глухарей, куропаток, гусей, уток.

Широко распространено у тунгусов курение табака, преимущественно крепкой махорки. Всякое событие в их жизни ознаменовывается танцами. Тунгусы числятся православными, но на деле по-прежнему еще язычники, шаманисты. Отсюда ряд обычаев и поверий: духу оленя вешают на деревьях пищу — шкуру с дикого барана, сальник, желудок и пр., кости медведя собирают в мешок и вешают на дерево.

С принятием христианства не устранилось многоженство, но только богатые имеют двух-трех жен. Отец смотрит на дочь как на товар и охотно отдает ее за калым.

Гольды — люди воды и тайги

А вот какой была в то время жизнь гольдов, или нанайцев по-современному. Общее число гольдов оценивалось исследователями примерно в пять тысяч человек. Изучавшие их быт русские этнографы так описывали их физические особенности. Гольды роста низкого или ниже среднего, глаза узкие и косо поставленные, нос приплюснутый, кожа смуглая, цвет волос темный. К тому же мужчины заплетают волосы в косичку. По характеру этот народ доверчив, честен, добродушен.

Гольды — искусные охотники. С помощью своих самодельных орудий (петли, самострелы, копья) они добывают соболей, лисиц, енотов, охотятся на изюбрей (когда у них появились ружья), рога которых (панты) очень ценятся как лекарственное средство в Китае, куда и сбываются. Подсобным промыслом считается у гольдов сбор корня женьшеня. Они хорошие огородники — выращивают капусту, бобы, маис, огурцы и другие овощи, сеют овес и гречиху. Условия жизни гольдов первобытны. Их земляная юрта имеет вид китайской фанзы, с затянутыми бумагой или рыбьей кожей окнами, летом жилищем служит шалаш из камыша или бересты.

Проста и своеобразна одежда гольдов: для зимы она шьется из шкуры лося, летом — из китайских или русских бумажных тканей, обувь изготовляется из кабаньей кожи. Национальная же их одежда приготовляется из рыбьей кожи, которую украшают многочисленными узорами с изображением разных животных, рыб и птиц, а также массой побрякушек.

Среди гольдов распространены табак и спирт. К табаку приучают детей с самого раннего возраста.

Гольды преданы еще шаманизму. Поклоняются животным, особенно тигру и медведю, как своим покровителям, поэтому первыми никогда на них не нападают.

Браки гольдов основаны на покупке жены или отработке за нее натурою в семье отца жены.

Память осталась в топонимах

Из всего названного в начале этих заметок среднеамурского этноса в итоговом документе последней переписи населения ЕАО осталась небольшая группа нанайцев. В отличие от своих предков-гольдов, они живут современной жизнью и в своем большинстве уже не знают родового языка. Однако и гольды, и те же тунгусы, нивхи, дауры, а также другие представители ушедшего в историю этноса тем не менее оставили о себе память на века. Она — в десятках географических названий (топонимов). В свое время они были позаимствованы первопоселенцами-казаками, позже — строителями Амурского «колесного» тракта и Восточного участка Амурской железной дороги. Топонимы аборигенов заносили в отчеты своих исследований ученые, в частности, Г. Радде, В. Комаров, Э. Ланге, Н.Аносов, В. Солдатов, Б. Брук и другие.

Многими топонимами мы пользуемся почти ежедневно, не особо задумываясь над их происхождением. К примеру, название областного центра содержит в себе аборигенные названия рек Биры и Биджана. Названия поселков Ин, Кимкан, Аур, Оль, Ольгохта, Лондоко, Биракан, Бира, Кульдур и ряда других напоминают о прошлом наших мест, вызывая желание выяснить происхождение топонимов. Между прочим, многие из них являют собой короткие миниатюры. Например, название реки Дитур произошло от гольдского слова «дептури». Так, по легенде аборигенов, назывались злые духи, похожие на мышей. Название горной речки Сагды-Бира можно перевести как «река бога грома» — из-за частых летних гроз в ее верховье. В топоним речки Кайлан вложено изображение деревянного изваяния черепахи, которая, по поверью гольдов, помогала избавиться от боли в животе. 

Такова вкратце история двух небольших групп первожителей нашей территории. Предлагаем читателям продолжить эту интересную тему о представителях других наций и народностей автономии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − 3 =