Острова братьев Ушаковых

Острова братьев Ушаковых - Герой Арктики Г.А. Ушаков, уполномоченный правительственной комиссии в Ванкареме

из открытых источников

Герой Арктики Г.А. Ушаков, уполномоченный правительственной комиссии в Ванкареме

12 февраля (30 января по ст.ст.) исполняется 115 лет со дня рождения Георгия Алексеевича Ушакова — географа, первопроходца, выдающегося советского исследователя Арктики, доктора географических наук, автора 50 научных открытий, писателя, художника-графика, кавалера орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и Красной Звезды, почетного полярника СССР и почетного гражданина Еврейской автономной области

Кажется, о нем известно все. Открыв любую энциклопедию или «погуглив» в интернете, можно найти множество подробных биографий Г.А. Ушакова: с 11 лет жил в Хабаровске, учился в училище и учительской семинарии, перебивался случайными заработками, обитал в ночлежке, а в 15 лет случайно познакомился со знаменитым исследователем Дальнего Востока В.К. Арсеньевым и отправился с ним в первую экспедицию, ставшую началом его пути в науку, к легендарным географическим открытиям, орденам, почету и мировой славе. Имя Г.А. Ушакова носят поселок и мыс на острове Врангеля, река на Северной Земле, остров в Карском море, горы на Земле Эндбери и несколько морских судов. Он умер в Москве 3 декабря 1963 г., завещав похоронить себя на Северной Земле, которую он открыл миру. Его последняя воля была исполнена — урну с прахом землепроходца замуровали в бетонной пирамиде на острове Домашнем.

И лишь о первом десятилетии жизни нашего именитого земляка почему-то бегло, скороговоркой: родился в 1901 г. в казачьей семье в селе Лазарево Ленинского района Еврейской автономной области (в начале прошлого века — это выселок Лазаревский Михайло-Семеновского станичного округа Амурского казачьего войска, 5-7 дворов); учился в школе в соседнем хуторе Бабстовском (нынче с. Бабстово). И как о безродном — почти ничего о родителях, братьях-сестрах, родственниках. Кто они и какова их судьба? 

Не на все вопросы есть исчерпывающие ответы. Но сегодня стало возможным приоткрыть завесу над «белой» страницей биографии Г.А. Ушакова, о которой он сам знал немного, а скорее всего — предусмотрительно умалчивал. 

Амурский казак из хутора Бабстовского Ушаков Лука (дед Г.А.Ушакова) по советским меркам был середняком: дом, лошадь и корова. Умер в 1894 г., оставив после себя дочь Прасковью и двух сыновей —  Василия и Прокопия, 1867 г.р.

Прасковья вышла замуж за однофамильца Ушакова Алексея, и молодая семья обосновалась на выселке Лазаревском. У них было четверо сыновей: Василий, Иван, 1899 г.р., Георгий, 1901 г.р., Петр, 1911 г.р. Когда в 1901 году на свет появился третий, в метрической книге Михайло-Семеновской церкви записали, что в семье амурского казака «Алексея Петровича Ушакова и Параскевы Лукиной» родился сын — Георгий Алексеевич Ушаков. Заметим, что «правильное» имя матери будущего полярника — Прасковья, а Лукина — это «дочь Луки», отчество. Дальнейшая судьба отца нашего героя-землепроходца неизвестна, а мать его умерла в 1936 г. Старшего брата Василия как «кулака» осудили в 1933 г. на 5 лет лагерей «за контрреволюционную агитацию», и он исчез на просторах ГУЛАГа. К 1937 г. брат Иван обосновался в приморском селе Гродеково, а самый младший Петр — в Хабаровске.

Ушаков Василий Лукич — дядя Г.А. Ушакова — тоже поселился на выселке Лазаревском. Во время коллективизации его зачислили в «кулаки», но репрессировать не успели — он умер в 1932 г. А вот сына его — Ушакова Романа Васильевича, 1896 г.р. — в январе 1938 г. расстреляли по приговору тройки УНКВД по ДВК «за контрреволюционную деятельность».

10-2Судьба еще одного дяди Г.А. Ушакова — Ушакова Прокопия Лукича — была самой трагичной и во многом типичной для судеб большинства амурских казаков, уцелевших в Гражданской войне. Он родился и до 1930 г. жил и крестьянствовал в с. Бабстово. Семья — «семеро по лавкам»: Авдотья, Родион, 1896 г.р., Савватей, 1898 г.р., Степан, 1900 г.р., Клавдия, 1905 г.р., Егор (Георгий), 1906 г.р., Евгения, 1909 г.р. 

Думается, что именно в семье дяди Прокопия Лукича несколько лет жил Г.А. Ушаков, когда учился в Бабстовской начальной школе вместе со своим сверстником — двоюродным братом Степаном. Ну не мог же семилетний мальчонка ежедневно ходить пешком по двадцать верст из Лазарево в Бабстово и обратно!

Дочери Ушакова Прокопия вышли замуж и разъехались из Бабстова по окрестным селениям: Авдотья (по мужу Осколкова) рано овдовела и в 1937 г. жила и работала в колхозе в с. Блюхерово (Ленинском); Клавдия вышла за Лалетина Степана из Дежнева, и в 1935 г. «за контрреволюционную деятельность» вместе с мужем выслана в Казахстан; Евгения (по мужу Казанова) жила в Лазарево, а когда осталась одна — вышла замуж за Полоротова Михаила и в 1937 г. переехала на 22-й километр Биршоссе близ Биробиджана.

Сыновья Ушакова Прокопия революцию не приняли. Во время Гражданской войны Родион сначала был урядником в армии Колчака, а потом служил в Красной Армии, откуда дезертировал. Степана тоже в 1921 г. мобилизовали в Народно-революционную армию ДВР, но в августе 1922 г. он дезертировал и укрылся в Маньчжурии. Когда вернулся, его судили, но вскоре амнистировали. После женитьбы хлебопашествовал да промышлял контрабандой — скупал оружие и перепродавал его в Маньчжурии. 

Политику Советской власти на селе Ушаков Степан отвергал, заявляя, что она задушила крестьян налогами и долго не продержится, а когда вернутся «белые» — коммунистам несдобровать. С началом коллективизации он вступил в колхоз, но вскоре из него вышел и увлек за собой других. В феврале 1930 г. Степана арестовали, обвинили в причастности к «Сараевской контрреволюционной казачьей повстанческой организации», и 21 июля 1930 г. тройка ОГПУ приговорила его к 8 годам лагерей. В октябре того же года он сбежал из лагеря и вернулся в Бабстово. Опасаясь ареста, вместе с младшим братом Егором добрались до с. Воскресеновка и на лодке ушли за Амур в Маньчжурию.

После бегства двух сыновей за границу Ушаковым в Бабстово житья не стало. Тогда Прокопий с женой, сыновьями Родионом, Савватеем и четырехлетней внучкой Натальей (дочерью Степана) перекочевали за 80 километров в с. Новотроицкое, где вступили в колхоз «Красный Маяк». 

В маньчжурском городке Фугдине (сейчас — Фуцзинь) Ушаков Степан устроился переводчиком в местную полицию — за время былой контрабандной деятельности он неплохо овладел китайским языком. Но на Родину, домой, к семье  тянуло. Дважды, зимой 1930-го и в феврале 1931-го, тайными контрабандными тропами переходил границу и навещал родных в Новотроицком. После оккупации японцами Маньчжурии Степан поступил на службу в японскую военную миссию в Фугдине, откуда его неоднократно нелегально забрасывали на советскую территорию — японскую разведку интересовали воинские части и характер военно-оборонительного строительства, развернувшегося в приграничном Блюхеровском районе. Не забывал Степан и про родных — в 1933-м и в июле 1934-го тайком приходил в Новотроицкое к отцу-матери, братьям и дочке.

Пограничники и НКВД знали о японском шпионе Степане Ушакове, но схватить его никак не могли. Отыгрались на родственниках. В 1933 г. Ушакова Савватея арестовали и на 10 лет отправили в лагерь за «вредительство в колхозе», а Ушакова Родиона в 1934 г. выселили из Новотроицкого как «социально опасный элемент». Хотели и Прокопия Лукича выселить, но оставили из-за старости и как хорошего колхозного кузнеца. Освободившись из лагеря досрочно, Савватей поселился вместе с Родионом в с. Красная Речка под Хабаровском. Однако в 1938 г. братьев вновь арестовали и по решению Особого совещания при НКВД СССР выслали в Казахстан.

Дошла очередь и до Ушакова Прокопия Лукича. В сентябре 1937 г. его арестовали и обвинили во «вредительстве» и принадлежности к «контрреволюционной повстанческой шпионской организации, руководимой из-за границы его сыном Степаном». На первом допросе он перечислил всех родственников, не забыв и знаменитого племянника: «У моей родной сестры-кулачки Ушаковой Прасковьи есть четыре сына, которые являются мне племянниками… Ушаков Георгий Алексеевич, примерно 35 лет, проживает в г. Москве, служит в Воздухофлоте техником. Про него читал в газетах, что он летал на остров Врангеля». Всех назвал, а про Степана с Егором поначалу умолчал. Но ведь «органы» не проведешь! Вопрос: «Кого Вы имеете из своих родственников за границей?». Ответ: «…За границей имею двух сыновей — Ушакова Степана и Ушакова Егора». В ноябре 1937 г. тройка УНКВД по ДВК приговорила Ушакова Прокопия к «высшей мере социальной защиты», и 9 декабря его расстреляли в Хабаровске. Он ушел из жизни, так и не узнав, что в течение последнего года за границей у него было не два сына, а один. 

Еще 9 декабря 1936 г. четверо антияпонски настроенных маньчжурских полицейских разгромили полицейский участок в поселке Туки (напротив с. Екатерино-Никольского), а заодно убили каким-то образом оказавшегося там русского. Труп доставили на советскую территорию и передали в 63-й Биробиджанский погранотряд. Пограничники удовлетворенно констатировали, что убитый — неуловимый японский шпион Степан Ушаков, и 13 декабря 1936 г. составили акт, что «сего числа предали земле труп убитого русского человека в 2,5 км южнее с. Блюхерово на острове Большом». 

Самый младший из братьев Ушаковых — Егор Прокопьевич — будет арестован советской контрразведкой «Смерш» в сентябре 1945 г. на станции Нанга в Маньчжурии. Традиционно его обвинят в шпионаже, но в ноябре того же года из-под стражи освободят и дело прекратят за отсутствием состава преступления.

Справедливость наступит спустя десятилетия — всех репрессированных Ушаковых реабилитировали в 1958, 1964 и 1989 гг. Но в середине 30-х — это «кулаки-вредители, шпионы и заклятые враги народа», гордиться которыми было не принято и даже опасно. Поэтому неудивительно, что многочисленные анкеты и автобиографии знаменитого ученого-полярника Георгия Алексеевича Ушакова не содержат таких «неудобных» подробностей о его многочисленных дальневосточных родственниках.


 

Владимир ЖУРАВЛЕВ, специально для «Биробиджанской звезды»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *