От имени верховной власти

От имени верховной власти

85 лет назад (в мае 1930 года) постановлением Президиума ЦИК СССР всех кавалеров ордена «Красное Знамя» РСФСР уравняли в правах с кавалерами ордена Красного Знамени Советского Союза

Ордена по статуту учреждены для награждения  тех, кто проявил особую храбрость, самоотверженность и мужество при защите социалистического Отечества, и до учреждения ордена Ленина были высшей наградой в нашей стране. Судя по ряду публикаций, в годы Великой Отечественной войны первым «краснознаменный» орден получил летчик-политрук Артемов А.А. Ни имени, ни  отчества. Зародилось сомнение в достоверности никем не подписанных интернетовских сообщений. Потому зашел на сайт Центрального архива Министерства обороны России «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941–1945гг.». В электронном банке документов прочитал все опубликованные  записи (более четырех тысяч) с фамилией Артемов и возможными вариантами имени-отчества (по инициалам) и воинского звания. Нашел запись только об одном летчике-политруке Артемове. Он родился в 1912 году, и звали его Александр Афанасьевич. Однако наградили героя былых сражений от имени верховной  власти не орденом Красного Знамени, а орденом Красной Звезды — дважды.

Кто же в годы войны получил «краснознаменный» орден первым и за что? Ответ на этот вопрос попытался выяснить  в том же электронном банке документов Центрального архива Министерства обороны. Посмотрел самый первый  в списке (к сожалению, без номера) Указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 года  «О награждении орденами и медалями СССР начальствующего и рядового состава Красной Армии». Имена как на поверке, в алфавитном порядке. Читаю: младший сержант Андреев Иван Самуилович, политрук Анисимов Михаил Васильевич, политрук Аристархов Василий Федорович, старший лейтенант Борисов Михаил Ильич, 38-й в списке —  воентехник второго ранга Корчуганов Михаил Тимофеевич, 69-й — капитан Пастухов Василий Дмитриевич. Они в первый месяц Великой Отечественной войны, на мой взгляд, и были в числе первой сотни бойцов и командиров, награжденных орденом Красного Знамени. Однако полной уверенности в том, что они действительно были первыми, у меня нет. И вот почему: в этот же день, 22 июля 821941 года, то есть ровно через месяц после начала Великой Отечественной, Президиум Верховного Совета СССР издал (также без номера) еще восемь указов о награждении бойцов и командиров Красной Армии, сражающейся с ненавистным врагом – германским фашизмом.  И каждый указ  — это признание заслуг наших отцов и дедов перед Отечеством. Но какой указ за 22 июля первый, а какие – последующие?

К сожалению, опубликованные архивные документы первых дней войны не содержат и сведений о месте  призыва граждан в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Потому  мне, как журналисту, читая рассекреченные материалы Центрального архива Министерства обороны России, сегодня трудно определить: проживал ли в предвоенные годы в нашей тогда молодой области кто-то из первых награжденных орденом Красного Знамени.

В ЕАО участников Великой Отечественной войны в живых осталось всего ничего — 113 (на 28 апреля 2015 года). Последние фронтовики тихо уходят от нас в мир иной. Грустно. Валерий Губчик, председатель областного Совета ветеранов войны и труда, неспешно берет маленькую стопку листков-анкет, негромко, как бы про себя, называет фамилии ветеранов и награды: «Орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За Победу над Германией»… Орден Красного Знамени – только у одного, из тех, кто в живых, — биробиджанца Баселина Семена Юдовича».

В очерке о фронтовике, написанном нашим читателем и активным автором газеты «Биробиджанская звезда» Галиком Ставчанским, есть такие слова Семена Баселина:

— Войну я закончил в Кенигсберге. На подступах к нему 33-я мотострелковая дивизия остановилась перед мощными оборонительными сооружениями – форты, доты, минные заграждения, шквальный артиллерийский и пулеметный огонь. Понесли потери. Я был командиром разведроты. Меня вызвали к командиру полка полковнику Казакову. Поставили задачу: найти уязвимое место в позиции фашистов. За ночь мы очистили проходы в болотистой местности, заросшей кустарником и сплошь утыканной минами и ловушками из мин. К утру по проходам прошли основные подразделения и саперы и устроили фашистам жаркую «баню». Полутонные авиабомбы не пробивали многометровые железобетонные перекрытия дотов, а подрывники справились.

Потом были уличные бои в Кенигсберге. Каждый дом – крепость. Полно фаустников. Улицы в баррикадах. В уличных боях меня зацепило осколком снаряда. Раздробило тазобедренную кость. Лечился в городе Тильзите. Хирург сказал, что мне крупно повезло. Я остался полноценным мужчиной. В Тильзите я встретил праздник Победы. Через три недели меня вызвали в штаб командующего 43-й армией генерала Белобородова. Он вручил мне два ордена: Красного Знамени и Александра Невского.

После награждения ко мне подошел офицер и сказал, что в его полку служит сержант Баселин. В Кенигсберге я встретился со своим отцом.

С тех пор прошло семь десятилетий, и сегодня мы  можем увидеть и прочитать подлинные документы того времени, в котором жили, сражались с фашистами наши отцы и деды. «Гвардии старший лейтенант Баселин в боях за овладение городом-крепостью Кеннигсберг с 6 по 8. 4. 45 года показал себя смелым, мужественным воином, хорошо умеющим управлять батальоном в бою. За период боев рота Баселина показала образцы отваги и боевой выучки. Первым прорвав оборону противника на подступах к городу, тов. Баселин развивая успех наступления, ворвался на окраину города, штурмом овладел 4-х этажным домом, который немцы превратили в опорный пункт – выбили оттуда противника, дав возможность остальным подразделениям продвинуться вперед.

Рота тов. Баселина в боях за город Кеннигсберг уничтожила до 70 вражеских солдат, захватила 56 пленных, 6 станковых пулеметов. При этом тов. Баселин сумел сохранить личный состав и материальную часть. Тем самым, тов. Баселин способствовал успешному продвижению батальона вперед и овладению городом Кеннигсбергом». (Стилистика, орфография и пунктуация наградного листа сохранены — прим. авт.).

В поселке Бира есть улица Биробиджанская. На ней дом номер 22. Отсюда ушел на воинскую службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию Василий Иванович Власов. Проводила его солдатка в 20 лет Александра Максимовна Власова. Командир стрелкового батальона гвардии капитан Власов погиб в бою 16 марта 1945 года при освобождении Венгрии от фашистов. В секретном в военные  годы именном списке безвозвратных потерь офицерского состава   99-й воздушно-десантной гвардейской стрелковой Свирской дивизии за период с 15 по 27 марта 1945 года  названы место призыва солдата и место захоронения. «Призван в РККА  в 1939 году Биратским РВК (Бирским райвоенкоматом – прим. авт.) ЕАО Хабаровского края». Похоронен  в Венгрии  на русском кладбище в городе Секешфехерваре. Указан номер захоронения — 167.

Жители поселка могут гордиться своим земляком: он один из 20-летних лейтенантов Красной Армии, который «в бою 7.7.41 г. в районе 61 км дороги мыс Мишукова – Титовка (Карельский фронт, Мурманское направление – прим. авт.) проявил мужество и героизм в разгроме ворвавшегося врага. Сам лично вел огонь из минометов, показывая пример мужества своему взводу, его взвод уничтожил до роты пехоты противника. Будучи ранен, тов. Власов не бросил позицию, а продолжал беспощадно громить  врага до полного его уничтожения. Враг не выдержал минометного огня, откатился с большими потерями». За этот бой Василия Власова наградили орденом Красной Звезды.

В представлении боевого офицера к званию Героя Советского Союза написано: «21. 06. 1944 года  при форсировании реки Свирь в районе Лодейное Поле командир 2-го батальона гвардии капитан Власов, несмотря на сильное сопротивление обороняющегося противника на противоположном берегу, под массированным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем, проявив героизм, подвергая свою жизнь опасности, отлично сумел организовать и руководить своим подразделением. Находясь непосредственно на переправе, принимал личное участие в посадке на переправочные средства и в отправке на противоположный берег участников ложной переправы и группы захвата, а также и своих подразделений.

В короткий срок (25 минут) переправил весь батальон и овладел противоположным берегом, очистил его первую линию траншей от противника, подавил все огневые точки, артбатарею, выставленную противником из дзотов, а также и группу станковых пулеметов. Быстрым броском вперед, преследуя поспешно отходящего противника, расширил плацдарм по фронту до 1,2 км. И в глубину до 3 км, этим самым дал возможность остальным подразделениям полка обеспечить быструю переправу по времени и почти без потерь личного состава. При расширении плацдарма выполнил ближайшие задачи».

Заключение старших военных начальников о том, что Василий Власов достоин звания Героя Советского Союза, подписали командир 272-й стрелковой дивизии генерал-майор Алексеев и командир 4-го стрелкового Свирского корпуса генерал-майор Гнидин.  Однако дальше представление не пошло. Приказом по войскам 7-й армии Карельского фронта наш земляк  за боевые действия по форсированию реки Свирь награжден орденом Красного Знамени.

Другой наш земляк Абрам Ильич Мордухович также был представлен к званию Героя Советского Союза за то, что «в боях 25 и 26 января 1945 года при форсировании реки Одер (Германия) и захват плацдарма на левом ее берегу он под сильным ружейно-пулеметным, артиллерийским огнем и авиацией противника со своим расчетом первым переправился через реку Одер и занял открытую огневую позицию. Противник, сосредоточив четыре танка и до батальона пехоты, перешел в контратаку. Тов. Мордухович лично встал у орудия и лично отбивал ожесточенные контратаки противника, но противник вновь пошел с одним танком на его орудие. Он, рискуя своей жизнью, подпустил танк на расстояние 50 м и первым выстрелом поджег танк. После отражения всех контр-атак он выкатил свое орудие вперед пехоты и открыл беглый огонь по отступающему противнику, уничтожив при этом два танка и до 40 солдат и офицеров противника. Тем самым обеспечил успешное форсирование реки Одер и захват плацдарма на западном ее берегу».

Представили Абрама Мордуховича к званию Героя Советского Союза командир 232-го гвардейского артполка гвардии майор Розанов и начальник штаба полка гвардии майор Белых. Наградной лист также подписали командир 97-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии полковник Газан, начальник штаба дивизии гвардии полковник Боков, командующий артиллерией 32-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии полковник Ципилев, командир 32-го гвардейского стрелкового корпуса Герой Советского Союза  гвардии генерал-лейтенант Родимцев, командующий артиллерией 5-й гвардейской армии гвардии генерал-майор артиллерии Полуэктов. Читаю заключение военного совета армии, ни у кого нет возражений: командир противотанкового орудия Абрам Мордухович  за свой подвиг достоин присвоения звания Героя Советского Союза. Подписи в наградном листе — командующего войсками 5-й гвардейской  армии гвардии генерал-полковника Жадова, члена военного совета армии гвардии генерал-майора Кривулина.

И в самом конце наградного листа итог: «Приказом по войскам 1 УФ 080/н от 9.6.45 награжден орденом Красного Знамени». 

Абрам Ильич Мордухович, наш товарищ по работе в редакции газеты «Биробиджанская звезда», иногда вслух  вспоминал, что его представляли  к званию Героя, и я замечал, что коллега  грустно улыбался, чувствовал несправедливость. Он умер на 91-м году жизни в Израиле.

Горечь фронтовиков, награжденных от имени верховной власти государства орденом Красного Знамени, можно понять: согласно указу того же ВС СССР от 4 июня 1944 года этим орденом, а также орденом Ленина, награждали  и за выслугу лет. Совершить подвиг, уничтожить в бою несколько танков противника – награда — орден Красного Знамени, и прослужить 25 лет в армии – награда — тот же орден. Не зря фронтовики роптали: где же справедливость?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *