От Кишинева до Тель-Авива

От Кишинева до Тель-Авива

Признаюсь, я небольшой любитель современной «попсовой» музыки. Главное, что угнетает, это однообразие или отсутствие мелодий, примитивные гармонии, ритмы, причем без всякой национальной окраски музыки, будь то в Америке, Европе, России, Израиле… (Все это не имеет никакого отношения к такому направлению в современном  искусстве, как джаз, который всегда меня подкупал естественным звучанием, теплотой тембра живых инструментов).

 И когда на днях я получил от своего друга, хорошо известного еврейского писателя и поэта Бориса Сандлера его новый компакт-диск «Силуэт» с подзаголовком «Еврейские песни сегодня», то испытал определенное беспокойство. Причину этого постараюсь объяснить.

С Борисом Сандлером мы знакомы более 50 лет. Пятнадцатилетним юношей приехал он в Кишинев из родных Бельц и поступил в музыкальное училище по классу скрипки, а я был в этом учебном заведении молодым педагогом по классу фортепиано. Благодаря общим духовным интересам и в музыке, и в театре (я организовал студенческий театр миниатюр «Камертон», где Боря был ведущим актером), и в еврействе, мы быстро сошлись, и наша дружба продолжается до сих пор. На моих глазах Боря стал крупным идишским писателем и общественным деятелем, создателем, редактором и автором детского журнала на идиш «Кинд ун кейт» в Израиле, долголетним главным редактором еврейского «Форвэртса» в Нью-Йорке, автором многочисленных новелл и новеллетт, рассказов, повестей, так же, как и автором трех поэтических сборников. Он – обладатель различных престижных литературных премий в Румынии, Израиле, Канаде и США. Его произведения переведены с идиша на английский, немецкий, русский, иврит, румынский и другие языки. В 2015 году Борис совместно со своими коллегами выпустил в Нью-Йорке первый компакт-диск под названием «Лидэр мит а идишн там». Тогда он взял за основу популярные песни знаменитых советских композиторов Исаака Дунаевского, Никиты Богословского, Николая Минха и сочинил на их прекрасные мелодии стихи на идише, и эти песни действительно приобрели «еврейский аромат».

Те, кто создавал «Силуэт»

И вот передо мной диск «Силуэт», где новые стихи Бориса Сандлера положены на музыку израильским композитором и гитаристом Александром Мейфом. К сожалению, я недавно живу в Израиле и имя композитора раньше не слышал, тем более что в аннотации к этому диску написано, что для Александра Мейфа это первый опыт обращения к идишской поэзии. Но что меня насторожило и напрягло, так это фраза в аннотации о Мейфе-гитаристе, который выступает в различных рок-группах. «Неужели, – подумалось мне, – и Борины еврейские стихи попали в орбиту той «музыки», о которой я писал выше?» Но, начав слушать диск с определенной долей скептицизма, прослушав его несколько раз, убедился, что, несмотря на отход от клезмерской традиции, несмотря на непривычную оркестровку с солирующей гитарой, Александр Мейф написал настоящую еврейскую музыку, а не «общемировую», без национальной окраски. И в основном эта музыка перекликается с поэзией Сандлера, хотя в некоторых песнях вступает в определенное противоречие с эмоциональной окраской стихов.

 

Об этом чуть позже, а пока скажу о музыкальной драматургии всего цикла (именно как единый цикл я ощутил эти 10 песен на диске). Он обрамлен с двух сторон веселыми песнями – «А земерл фун хайнт» и «Плонтерниш», создающими своебразную юмористическую рамку всей конструкции, внутри которой контрастно чередуются разнообразные настроения – ностальгическая грусть, философские размышления, остроумные шутки, романтическая любовь, лирическая драма, а весь цикл создает объемную картину сегодняшней еврейской жизни, как и жизни вообще. И здесь время сказать о главном исполнителе песен – Михаиле Гайсинском. Думается, и композитору, и поэту повезло с выбором солиста. Выходец из Украины, нынешний израильтянин, обладатель красивого баритона, Михаил Гайсинский постоянно выступает перед еврейской публикой в США, Канаде, Германии, России, Украине. Он – победитель различных международных конкурсов, среди которых популярный Берлинский фестиваль «Золотая менора». Природные музыкальность и театральность, выразительный литературный идиш с превосходной дикцией позволяют ему быть одинаково убедительным и в юморе, и в лирике. Он задушевно поет ностальгическую балладу «Катеринке», посвященную ушедшей эпохе, связанной с уличным музыкальным инструментом шарманкой («катеринке» на идиш). Замечу, кстати, что жанр «баллада» – масштабный и разнообразный по музыкальному содержанию – почти не встречается в современной еврейской музыке.

 

Так же хорош Гайсинский в совершенно другой по характеру, остроумной, полной, я бы сказал, «хулиганского» подтекста песне «Фасолес». Он буквально купается в этом озорном, с элементами сатиры номере, ярко проявляя свои вокальные и актерские способности.

Или вот еще пример – песня «Майн Тель-Авив». В этой светлой музыке – объяснение в любви своему городу, чувство гордости за него, но без всякого ложного ура-патриотизма, в камерной манере и ритме вальса. Думается, эту песню – по равноценному сочетанию музыки, поэзии и исполнения – можно считать лирической кульминацией всего цикла. А его драматическая вершина, несомненно, дуэт «Вэн ди либе гейт авэк» («Когда любовь уходит»). Здесь партнершей Михаила Гайсинского выступает израильская певица Лейла Звенигородская. Признаюсь, мне было жаль, что Лейла выступает в диске только в двух дуэтах, хотелось бы ее услышать и в сольных номерах. Ее небольшой, но нежный голос привлекает теплотой тембра, а сама певица – искренностью и трогательностью чувств.

 

И теперь – о двух песнях разговор в полемическом тоне. Речь идет об «Эс кейтлт зих ды цайт» («Время змейкой мчится» ) и «Силуэт ойфн замд» («Силуэт на песке»). На мой взгляд, в «Эс кейтлт зих…» характер музыки – живой, танцевальный – не соответствует грустным, философским размышлениям поэта о быстротекущей жизни, о связи времен, когда мальчишечка, убежавший из дома, превращается в модного франта, а тот – в старика, и все мечты рассеиваются, как дым. Как-то для меня эти стихи перекликаются с давней песней Булата Окуджавы про воздушный шарик, мимо которого пролетает жизнь нескольких поколений, а он все летит. Но там музыкальная окраска по настроению вписывается в дух поэзии.

 

Что же касается «Силуэта…», давшего название всей композиции, то уже в самом слове «Силуэт» слышится что-то изящное, прозрачное. Эти краски есть и в поэзии Сандлера, и в художественном оформлении диска, где изображен в импрессионистcкой манере загадочный, таинственный силуэт молодой женщины. К сожалению, в музыке этой песни нет эквивалента тем краскам, которые слышны в поэзии и видны в живописи.

 

А закончить свою рецензию мне хотелось бы на той же ноте, которая звучит в последней песне «Плонтерниш» («Путаница»). Эта веселая путаница, остроумно придуманная Борисом Сандлером, где «среди всех сапожников Йосл лучший портной, это значит, что он хороший столяр, и шапки шьет замечательно» (перевод мой – С.Б.), благодаря зажигательной танцевальной музыке Александра Мейфа, где звучат и еврейские, и молдавские мелодии, благодаря пылу и жару Михаила Гайсинского, приглашающего всех «махн а лэхаим ун зих лозн танцн «Жок», превращает «Плонтерниш» в народное действо, полное юмора и веселья и завершающееся общим горячим танцем с таким ностальгическим для Бориса Сандлера названием «Жок».


Автор: Серго Бенгельсдорф, Нагария

Об авторе

Серго Бенгельсдорф – пианист, педагог,  музыковед. Родился  в 1937 году в Биробиджане.

Много лет,  вплоть до репатриации, прожил в Кишиневе.

Его родители – еврейская поэтесса Люба Вассерман и еврейский актер и режиссер Мойше Бенгельсдорф, светлая им память.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + 18 =