Открывший окно в мир

Одним из первых в СССР Генрих Боровик показал советскую международную журналистику без идеологических штампов, с человеческим лицом

У него было редкое и труднопроизносимое отчество — Авиэдзерович. Но больше его знали как Генриха Аверьяновича. А еще больше — как журналиста Генриха Боровика. 

Родился он в Минске, в семье известного дирижера Авиэдзера Абрамовича Боровика. Мама, Мария Васильевна Матвеева, была талантливой актрисой. Школьные годы Генриха прошли в Пятигорске, куда перевели родителей в только что открытый театр музкомедии.

Родители-интеллектуалы старались развить в сыне все возможные таланты — учили музыке, танцам, театральному искусству, не забывали о спортивном развитии мальчика. И сын оправдал усилия родителей — школу окончил с золотой медалью и, преодолев огромный конкурс, как и мечтал, поступил в Московский государственный институт международных отношений на факультет журналистики. В этот вуз очень трудно было попасть с «пятой» графой, но Генриху Боровику удалось пройти и через это игольное ушко.

Красный диплом и почти сразу — престижная работа в международном отделе журнала «Огонек». 

— Я устал от холодной размеренности жизни, хотелось чего-то особенного, горяченького. И при первой возможности попросился в командировку в «горячую точку» — это был Вьетнам. Да, там было опасно, могли и убить, но там все кипело и бурлило, и это бурление не давало скучать и расслабляться, — так рассказал журналист о себе в интервью телеканалу «Дождь».

Попасть в журналисты-международники в советские времена было непросто. Их было не так много, поэтому имена Юрия Жукова, Валентина Зорина, Александра Бовина и Генриха Боровика были на слуху. Но Боровик отличался от своих именитых коллег тем, что в его очерках и статьях не было жесткого идеологического стержня, бурной патриотической патетики. 

С его творчеством я впервые познакомилась в конце 60-х годов. Наши соседи решили избавиться от комплектов журнала «Огонек», которые остались от их покойной бабушки. Часть журналов мы перенесли к себе. Сколько же интересного было там! И стиль у публикаций журнала был совсем не такой казенный, сухой, как в «Правде», которую выписывал отец.

Вот там я и прочла репортаж Генриха Боровика из очередной  «горячей точки», куда он напросился, работая в «Огоньке». Этой «горячей точкой» была Куба. Журналист описывал свои встречи с Че Геварой, Фиделем Кастро, рассказал о жизни Эрнеста Хемингуэя — писателя, чья популярность в те годы выросла невероятно. 

Наверняка многие помнят документальный фильм «Пылающий остров» — первый правдивый фильм о революции на Кубе. Сценарий к нему написал Генрих Боровик, а снял фильм знаменитый режиссер-документалист Роман Кармен.

До 1966 года в СССР существовало только одно информационное агентство — ТАСС. Альтернативой ему стало АПН — Агентство печати «Новости», где можно было не только подавать сухие новости, но и комментировать их, писать в более свободном стиле репортажи, статьи, очерки. Одним из первых корреспондентов агентства стал Генрих Боровик. Он к тому времени работал в «Литературной газете», и редакция, не захотев терять талантливого журналиста, предложила ему остаться и в штате газеты. 

Лишенные пропагандистских штампов и шаблонных политических схем, очерки Боровика имели человеческое лицо, ситуации автор показывал через судьбы людей. А право делать выводы журналист давал читателю. В годы хрущевской оттепели такую раскованную от идеологических цепей журналистику стали если не поощрять, то хотя бы перестали дергать за вожжи. Но цензура тем не менее осталась и жестко бдила за содержанием статей. 

— Когда я стал собкором АПН и «Литературной газеты» в США, с удивлением узнал, что Александр Керенский, бывший глава Временного правительства России, жив-здоров и проживает в Нью-Йорке, — рассказывал журналист в интервью каналу «Дождь». — И я решил во что бы то ни стало встретиться с ним. С трудом удалось достать его номер телефона. Позвонил. Старческий голос ответил: «Я готов встретиться, но пока плохо себя чувствую, давайте через три дня». Так я оказался в скромной квартире бывшего правителя России.

— Напишите обязательно, что я не убегал из Зимнего дворца в женском платье. Это ложь. А то меня, я знаю, здесь Александрой Федоровной зовут, — попросил Керенский. Оказалось, что он следит за событиями в России, читает советские газеты и журналы. Похвалил мои очерки.

Интервью я передал по телеграфу в Москву, мне сказали, что это — сенсационный материал и он обязательно выйдет в самом ближайшем номере. Но когда я получил этот номер, никакого интервью там не было. Цензура, как оказалось, его сняла прямо с полосы: мол, Керенский — враг, а мы тут из него героя сделали.

Только через много лет это интервью войдет в одну из двадцати книг Генриха Боровика. Его книги были настоящим окном в мир. В те годы их трудно было достать, но мне удалось прочесть «Пролог», «Повесть о зеленой ящерице», «Репортаж с фашистских границ». Книга об Америке «Пролог», написанная в жанре публицистики, заняла тогда третье место по популярности, а ее тираж превысил пять миллионов экземпляров.

Осудив в свое время войну во Вьетнаме, развязанную американцами, журналист выступил и против ввода советских войск в Афганистан. Когда ему после поездки в эту страну предложили написать нужный властям сценарий для художественного фильма о пользе советского вмешательства в дела соседнего государства, Боровик от этого предложения категорически отказался, заявив, что эта война бессмысленная и обернется большими потерями для нашей страны.

Через несколько лет в Афганистан поедет сын Генриха Боровика Артем и напишет цикл правдивых очерков о войне. Артем станет таким же известным журналистом, как отец, создаст и возглавит газету «Совершенно секретно», где впервые появятся разоблачительные статьи о коррупции, о противоправных деяниях «сильных мира сего». В 2000 году Артем Боровик трагически погиб в авиакатастрофе и до сих пор существует версия, что авария при взлете самолета не была случайной.

В годы перестройки Генрих Боровик становится политическим обозревателем Гостелерадио, автором популярных передач «Камера смотрит в мир» и «Позиция». Именно в этих передачах впервые было заявлено об угрозе шовинизма в стране, об истоках начавшихся национальных конфликтов. Президент Михаил Горбачев приглашал его почти на все встречи с главами государств как специалиста в международных делах. 

В августе 1991 года его «горячей точкой» станет Белый дом — вместе с сыном Боровик будет в числе его защитников. Все три дня, пока у власти находился ГКЧП, по радио звучал его голос протеста против незаконного захвата власти.

В 1994 году на «Первом канале» по его афганскому сценарию, написанному не по заказу, был снят многосерийный фильм «За девять дней до конца войны». В те же  90-е годы журналист осуществит еще один свой проект — покажет настоящую правду о Великой Отечественной войне. Телезрители старшего и среднего поколений наверняка помнят десятисерийный фильм «Россия в войне — кровь на снегу», сценарий к которому написал Генрих Боровик. Его невозможно было смотреть без слез. Но многие военные из бывшей сталинской гвардии выразили свое возмущение, назвав фильм поклепом на доблестный подвиг народа в Великой Отечественной войне.

В одном лице он был и остается журналистом и писателем, драматургом и общественным деятелем, политологом и просто гражданином — истинным, а не показным патриотом своей страны. Его обвиняли в прозападных настроениях, на что он отвечал, что и «холодной войны», и «горячих точек» нам хватило под завязку, так пусть хотя бы новые поколения найдут друг с другом взаимопонимание.

Переживая за спад общей культуры в стране, он стал одним из инициаторов создания телеканала «Культура». А по поводу изменения социального строя в России с горечью сказал: «У Америки есть что перенять, но, переходя к капитализму, мы переняли у американцев самое худшее».

В память о сыне Генрих Боровик создал фонд его имени. Цель фонда — содействовать развитию независимой журналистики в России. Несмотря на возраст, журналист активно сотрудничает со многими СМИ, пишет сам, но чаще дает интервью.

— Жалею о том, что не смог поехать в Чечню, когда она была «горячей точкой». Может, мое слово что-то смогло бы изменить, — заявил он в одном из своих интервью.

За свою жизнь журналист, по его подсчетам, побывал в тридцати двух «горячих точках» планеты, и его антивоенные выступления, его веское слово во многом помогли загасить огонь бушующих там пожаров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *