Овощ фермеру не в помощь

Овощ фермеру не в помощь - Глава крестьянско-фермерского хозяйства из Валдгейма Анна Катрушенко

Олега Черномаза

Глава крестьянско-фермерского хозяйства из Валдгейма Анна Катрушенко

В аккуратных горшочках тянется к солнышку помидорная рассада, проклюнулись перцы, набирают силу баклажаны, вот-вот появятся на свет огурцы.

— Основные теплицы завтра начнем накрывать, а здесь у нас рассадник, — поясняет хозяйка, глава крестьянско-фермерского хозяйства из Валдгейма Анна Катрушенко.

Находится теплица-рассадник рядом с домом , и  ухаживают за растениями-малышами члены семьи. А вот когда накроют главные теплицы, придется нанимать людей.

Овощеводство для Анны Ивановны, агронома по специальности, всегда было любимым делом. Когда работала в колхозе, теплицы занимали огромную площадь  в 15 тысяч квадратных метров, а с полей получали по семь-восемь тысяч тонн овощей. И в своем хозяйстве она все эти годы занималась любимым делом с удовольствием и для души.

А тут с грустью поделилась, что, скорее всего, это будет для нее последний овощной сезон:

— Займусь животноводством, сою, зерновые буду выращивать — с ними меньше проблем. А овощ нам сейчас не в помощь.

Почему же выращивание овощей становится делом невыгодным, а агроном переквалифицируется в животноводы?

Где можно увидеть зелень в первой половине апреля, когда на улице преобладают два цвета:  серый — цвет оттаявшей земли и белый — островки нерастаявшего снега? В теплицах, конечно!

Вот и решили мы порадовать читательские, а заодно и свои глаза ярко-сочными зелеными картинками, скрытыми под тепличными пленками. Стали обзванивать знакомых фермеров, которые на этом деле собаку съели.

— Не занимаюсь уже этим делом, — ответил один. — Невыгодно.

— Не хочу себе в убыток работать, для себя немного выращиваю, — сказал другой.

Вспомнила, что на месте бывшего тепличного совхоза на окраине Биробиджана фермер Виктор Хорохорин выращивал овощи. На осенней ярмарке они неплохо продавались.

— В этом году ничего пока в теплицах не посеяли и не посадили. И, скорее всего, не посадим. Обычно у нас китайцы работали, а на сей раз не смогли мы договориться по квоте. И если что посеем, то на полях — они у нас в районе Желтого Яра находятся.

С десяток лет назад мы побывали на теплицах фермеров Копыловых из Валдгейма. Поразились их размерам и количеству того, что там выращивалось.

— Отказались мы полностью от овощей, для себя только немного садим, — сообщила Наталья Копылова. — И теплиц, естественно, не имеем — на этом месте ферму построили, живем за счет молока. Его производить выгоднее, чем овощи.

— Я тоже на будущий год откажусь от теплиц, накладно стало их содержать — семь тысяч рублей машина дров стоит, пленка дорогая, семена, удобрения, — перечисляет издержки Анна Катрушенко, глава крестьянского хозяйства из Валдгейма. — Хотя в целом овощеводством было бы выгодно заниматься, если б не засилье овощей из Китая. Люди же смотрят на цены, а не на качество, берут, что подешевле. А что в этом овоще напичкано, можно только догадываться. Я знаю фермеров, которые привозят из Хабаровска китайские овощи и выдают за свои — так и выживают. И не надо голову ломать, как накрыть, протопить и обработать тысячу квадратных метров теплиц! Фермеров, кто еще овощами активно занимается, всего трое в селе.

А было больше двадцати — это в 90-е лихие годы. И Валдгейм считался овощеводческим селом, как и Биробиджанский район в целом.

Вспомнила, что в те же 90-е, когда навалилась на Биробиджан безработица, горожане, живущие в частном секторе, стали успешно заниматься сельским хозяйством, настроили теплиц на огородах. Особенно много их было в двух поселках Партизанских.

В мэрии дали несколько адресов огородников, и мы поехали по «партизанским» местам. Теплицы на огородах встречались, но не часто.

— Показала бы вам зелень, да нет ее у нас, — развела руками Валентина Кондратьева, живущая на втором Партизанском поселке. Как посчитали, что сто тысяч только на обогрев за сезон уйдет, так и отказались от ранних овощей.

Увидели мы зелень, и не только ее, лишь в теплицах Елены Саранчуковой. В одной, где росли овощи, она только пробивалась на свет. В другой — пышно цвела. Главное место здесь занимали каллы — гордость хозяйки. Из мощных зеленых листьев выглядывали нежные белые личики цветов.

— Эти цветы символизируют чистоту, не зря их дарят невестам, — пояснила Елена. — А вот здесь у меня розы, скоро и они тоже зацветут. Я цветами двадцать лет занимаюсь — и для души, и для поддержки семейного бюджета. Отапливаем теплицу печкой-буржуйкой — муж ее смастерил. Подкладывать уголек приходится каждые четыре часа — днем и ночью.

В овощной теплице — редис, ранние огурцы, зелень. Печка стоит и там, только чуть поменьше — овощи не такие теплолюбивые неженки, как цветы.

Пока общаемся с хозяйкой — мужчины носят одну за другой фляги с водой: полив теплиц — дело трудоемкое. А еще растения надо прополоть, подкормить, уберечь от сквозняков. Апрель  — месяц непредсказуемый, днем солнце теплом расслабит, а ночью заморозки так ударят, что мало не покажется.

В первом Партизанском поселке мы тоже побывали. На всей улице нашлась лишь одна семья, где выращивают раннюю зелень в теплицах. Но не полюбовались мы ею — хозяева вежливо отказались общаться с любопытными до чужих теплиц журналистами.

Был, помню, такой фильм под названием «Прощай, зелень лета!». А сейчас впору сказать: «Прощай, зелень весны!»  и с ностальгией вспоминать ровные ряды стеклянных теплиц, построенных на окраине города, большие пленочные теплицы овощеводческих хозяйств. Отапливали их соляркой — тогда это было дешево. А сейчас от  такого топлива был бы один разор.

Лишь в Смидовичском районе еще как-то пытаются активно заниматься тепличным овощеводством. Два десятка теплиц имеет фермер Виктор Гридасов, чуть поменьше — глава КФХ из Камышовки Светлана Аликина. Но работают там в основном китайские гастарбайтеры — своих калачом не заманишь. В пользу смидовичан и близкий рынок сбыта — Хабаровск.

По официальному списку, который дали мне в областном управлении сельского хозяйства, овощи в ЕАО выращивают более шестидесяти фермеров. Фактически — почти вдвое меньше. В Ленинском и Октябрьском районах фермеры вообще перестали заниматься этим делом.

120-130 рублей стоит  в наших магазинах килограмм тепличных огурцов хабаровского производства, чуть дешевле — китайские. Есть и зелень, и помидоры, и другие овощи, но чаще всего не наше, не родное. Обидно!

Самый овощной фермер

Около двухсот гектаров занимают овощи и картофель в хозяйстве Виктора Гридасова из села Партизанское. Это самый большой фермерский огород в области

Выращивает фермер капусту и огурцы, помидоры и столовую свеклу, морковь и зелень на приправы — в общем, почти весь огородный ассортимент. В прошлом году впервые решил посадить лук — получилось. Крупные, сочные луковицы местного производства  разошлись влет.

На двадцати гектарах фермер выращивает арбузы, на шестидесяти — картофель.

А пока работа здесь кипит под пленкой — в четырех теплицах готовят к пересадке огуречную рассаду, с других уже снимают ранний урожай редиса, зеленого лука и укропа.

Остальные теплицы — а всего их два десятка — займут помидоры.

Фермер решил отказаться от применения химии — тепличные овощи в этом году удобряют только органикой, а чтобы растения не болели — обрабатывают их известью.

Начинал Виктор Гридасов с двадцати гектаров овощей, остальные нарастил за десять лет. Уверяет, что это выгодный бизнес — есть спрос на овощи. Но нанимать на сезонные работы ему приходится гастарбайтеров —  китайцев, узбеков. Местные жители предпочитают работать в Хабаровске, а не на овощных полях.

Цифры и факты

На этот год в области запланировано посадить 1900 гектаров овощей — с учетом личных подсобных хозяйств. Для сравнения: общая площадь полей в ЕАО — 112 тысяч гектаров.

В нынешнем году  посадки овощей будут увеличены на 36 гектаров. Основная доля прироста придется на Смидовичский район.

Более половины овощных полей в области обрабатывают китайские гастарбайтеры.

«На вес золота» — так можно сказать о семенах высокоурожайных овощей. Пакетик гибридных семян помидоров весом 5 граммов стоит 100-120 рублей. Овощным семеноводством в области перестали заниматься еще в 90-е годы.

В области не осталось ни одного предприятия по закупу и переработке овощей после того, как были ликвидированы Ленинский овощеконсервный завод и овощные базы райзаготконтор. Потребительские кооперативы, на которые рассчитывали фермеры, силу пока не набрали.


На снимках: Каалы от Елены Саранчуковой; В этих ящиках рассада переедит в просторные теплицы; Машина дров — семь тысяч рублей; Редис уже поспел.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *