Поездка в Биробиджан

Поездка в Биробиджан

Слово к читателю

Эта книжка появилась в результате моей поездки в Биробиджан летом 1936 года.

Во время этого путешествия в Дальневосточный край я вел пусть и не очень детальные, но регулярные дневниковые записи, в которых отразил многое из того, что видел и слышал, описал впечатления, наблюдения и беседы с самыми разными людьми.

Когда я вернулся на Украину, мне приходилось довольно часто в разных обстоятельствах и по различным поводам отвечать на вопрос «Что слышно в Биробиджане?». Я на этот вопрос всегда отвечал, хотя отвечал коротко. А интерес к Биробиджану велик, и мои ответы, конечно же, не устраивали интересующихся жизнью в Биробиджане – им хотелось знать все, что знаю о ней я. По этой самой причине у меня и возникла необходимость рассказать все, что мне о Биробиджане известно. Потому-то я, в конце концов, и решился обработать и опубликовать из моего биробиджанского дневника хотя бы часть заметок обо всем том, что может представлять общий интерес. 

Однако публикуя этот свой дневник, я должен заранее предупредить читателей вот о каком  обстоятельстве. Им следует помнить, что описываю я здесь Биробиджан таким, каким видел его летом 1936 года, и вполне может статься так, что мой потенциальный читатель, приехав в Биробиджан сейчас, обнаружит, например, что такой-то и такой-то завод, о котором я здесь пишу как о предприятии строящемся, уже построен и действует; что новый мост через реку переброшен; что в тайге выросли новые колхозы, а в городе появились новые улицы, то читателю такому не стоит  предъявлять претензии мне: люди же ведь живут, действуют, строят. В Советском Союзе жизнь не стоит на месте, так что строительство, рост и перемены – явления у нас естественные.       

Кроме всего прочего, читателю не следует сетовать и обижаться по поводу того, что в моих текстах он будет едва ли не на каждом шагу спотыкаться о кучи земли, камня, песка и глины. Ведь тексты мои – не более чем отражение действительности. Правда, я не думаю, что тот же читатель по ходу чтения моих заметок вымажет костюм, промочит ноги или в глаз ему случайно попадет пылинка. Но это ведь и в самом деле не так уж страшно, да и не столь важно. Главнее всего то, что идет строительство.

И суть – в этом! 

 

Лирическое  Вступление

 

Я попал  в этот дальний край с родного мне юга, проехав через всю страну. Я видел из окон вагона отлогие горы и холмы Урала, любовался водной ширью могучего былинного Байкала. И сколько же никем не меренных равнин и не хоженных то скалистых, то укрытых темными лесами хребтов и взгорий осталось позади меня за дни и ночи долгих моих ожиданий встречи с землей дальневосточного Биробиджана!

Но вот я уже и здесь, гость разительно меняющей свой облик земли, и свободно хожу по улицам селения, среди которых старых – ни одной. Здесь людские мечты становятся явью, вчерашние планы – сегодняшней правдой, а увиденное здесь мною впервые – уже хорошо знакомым. И каждому я здесь готов по-дружески подать руку:

– Доброе утро вам, люди-труженики! Доброго и светлого дня вам, моя и наша область, теперь уже совсем близкий мне край!

        ДЕНЬ  В БИРОБИДЖАНЕ

 

День в Биробиджане начинается так…

В Москве на кремлевской башне часы уверенно и авторитетно отсчитывают двенадцать ударов, и в полуночной тишине борющейся со сном столицы слышатся первые бодрые и мужественные звуки пролетарского гимна. Здесь же маленькие стрелки всех карманных и наручных, всех настольных и стенных часов в домах и в учреждениях уже обежали правое полукружие циферблата и, захватив частицу  второй половины круга, показывают 7 утра. Собственно говоря, в Биробиджане (о нем и речь) день уже наступил. Правда, начинается этот день туманным утром. Но скоро поднимется и припечет солнце, только что омытое водами Тихого океана, разорвет плотную пелену серого тумана, озарит своими лучами ближнюю сопку, верхушку трубы, возвышающейся над лесопилкой «Деталь», заблестит в широких окнах обкома партии и на поверхности быстрой реки Биры, осветит обширное пространство, занятое  построенными и строящимися зданиями, строительными материалами и машинами,  порадует глаз уже начинающих новый день людей. Все это взятое вместе образует ныне новый город в тайге – главный город Еврейской автономной области – Биробиджан.

…Еще только-только светает, но «биробиджанский» день уже давно начался, поскольку Биробиджан начинается «еще перед домом». Во всяком случае, для нескольких десятков мужчин и женщин в вагоне пассажирского поезда №44, идущего на восток. Люди эти давно уже не спят, они уже разбудили детей, пакуют узлы и чемоданы, то и дело высовываются из окон, напряженно вглядываются в темноту и уже в который раз задают один и тот же вопрос проводнику:

– Скоро уже Биробиджан?

– Уже скоро, – каждый раз терпеливо отвечает широкоплечий кондуктор в сером костюме, подкручивая густые черные усы. – Уже совсем скоро. – Но всякий раз, как только состав начинает плавно сбавлять ход перед очередной остановкой, с десяток человек срываются со своих мест, хватают узлы, толкаясь, бросаются к выходу, тревожа сон соседей, и черноусый проводник опять успокаивает всполошившихся пассажиров:

– Это еще не Биробиджан. Ну куда вы все  торопитесь?

И вот опять дорогу с обеих сторон обступила тайга, а редкие станции как нарочно носят наименования, похожие на название той, куда так спешат беспокойные пассажиры 44-го, – Биракан, Бира… А вот только Биробиджана все нет. Однако бдительные люди в вагоне не отходят от окон: они знают, что едут уже по земле Еврейской автономной области и что уже сегодня (слышите: сегодня!) смогут увидеть край, в котором им предстоит жить. Да, все это так, но в вагонные окна продолжает смотреть почти такая же тайга, что как будто бы осталась уже позади, а чуть ли не вплотную к железнодорожному полотну подступают серые каменные стены, заслоняя собой все остальное. Но вот горы отодвигаются от дороги, медленно отходят почти к самому горизонту, постепенно открывая взору равнину, местами поросшую островками леса. Время от времени за окнами поезда показываются крохотные – всего-то из нескольких домов – селеньица, еще реже в поле зрения пассажиров попадают люди. И это называют Еврейская область?.. А что, интересно, представляет собой тот Биробиджан?.. Биробиджан, от которого до старого дома – вэй из мир! – целых десять тысяч километров. А уж говорят люди об этих местах каждый что хочет и как он только захочет. Один как-то рассказывал, что там самая тайга, и куда там ни поверни, так  либо на медведя наткнешься, либо на тигра; другой рассказывал о таких мушках, которые в тыщу раз хуже тигров. Потому как тигра ты, может, только раз в жизни встретишь, а маленьких мух этих везде прямо тучи. А еще кто-то про Биробиджан говорил, что там (это ж послушать только!) золото прямо чуть ли не под ногами валяется – бери лопату и иди его копай. Правда, почему-то никто не рассказывал о таких мелочах, как известь, мрамор, и о прочих подобных вещах. Одним словом, чего только об этом Биробиджане не наслушаешься…

А вот людей, как говорят, едет в эти края все больше, а таких, которые оттуда возвращаются, становится меньше, и многие из биробиджанских новоселов зовут к себе родственников и друзей.

(Продолжение следует.)


ХАЩЕВАТСКИЙ Моше

ХАЩЕВАТСКИЙ Моше

еврейский советский поэт – родился в 1897 году в с. Буки Киевской губернии. Писал на идише. Традиционное начальное образование будущий литератор получил в хедере. В 1916 году, окончив коммерческое училище в Умани, юноша поступил в Екатеринбургский университет, в 1917 г. переехал в Петроград, где продолжил учебу в университете, но через год вернулся на Украину и стал работать библиотекарем. В том же году первое стихотворение Хащеватского было опубликовано в киевской еврейской газете «Ди найе цайт».

В 1921 г. Хащеватский переехал в Киев, где в 1922 г. вышла первая книга его стихотворений «Доршт» («Жажда»).

Стихотворения, баллады, поэмы Хащеватского регулярно публиковались в еврейских периодических изданиях Киева, Харькова, Москвы, Минска. Одновременно даровитый литератор  занимался переводами на идиш классической русской, украинской, немецкой поэзии, писал сказки и стихи для детей. Продолжали выходить книги его стихотворений, преимущественно на общественно-политические темы: «Рапортн» («Рапорты», Харьков, 1931), «Лэцте шлахт» («Последний бой», М., 1932). В 1935 г. вышел второй сборник стихотворений Моше Хащеватского для детей «Унздэр лагер» («Наш лагерь», М.), в том же году — книга стихотворений «Хант ба хант» («Рука об руку», Харьков), в 1936 г. — поэма «А майсэ вэгн а патлатн ят ун зайн hэлдишн тат» («История о лохматом мальчике и его подвиге», М., 1936). Критики отмечали искренность и исповедальный характер лирики Хащеватского; его творчество было лишено пафоса, тяготело к реалиям жизни без романтического напряжения и героической позы.

М. Хащеватский — автор ряда литературоведческих работ и книги очерков «А райзэ кейн Биробиджан» («Путешествие в Биробиджан», Киев, 1937), написанный им вскоре после поездки в строящуюся Еврейскую автономную область в 1936 году. В 1943 году, будучи призванным в Красную армию, Моше Хащеватский погиб на поле боя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − десять =