Память об Исходе

Память об Исходе

Фото Олега Черномаза

В Биробиджане отмечают еврейский  праздник Песах

Первый пасхальный седер (праздничная трапеза) состоялся в одном из городских кафе в понедельник вечером, когда по еврейскому календарю наступило 14 нисана.

Второй седер, который прошел во вторник, собрал прихожан биробиджанской синагоги, молодежь из программы «Eurostars», ребят из местного клуба «EnerJew» и их родителей. Подготовились ко встрече Песаха в группе дневного пребывания для детей из еврейских семей «Ор Авнер». На время праздника этот детский сад  закрыт, однако малыши здесь уже познакомились с традициями Песаха, попробовали мацу.

К сожалению, в этом году не состоялось традиционное выпекание мацы, в котором обычно принимают участие дети. Тем не менее все желающие могли приобрести пресные лепешки в общинном центре «Фрейд» по цене 250 рублей за коробку, причем разобрали их задолго до праздника.

В биробиджанском детском саду №28 «Менора» педагоги проведут с малышами седер 14 апреля. Ребята расскажут, что знают о Песахе, поговорят о традициях этого праздника. Здесь, кстати, организуют выпечку мацы, сообщили нам в детском саду. Ребята раскатают тесто, затем его отдадут на кухню, чтобы испечь.

Уроки, посвященные Песаху, идут в эти дни в Детско-юношеском центре еврейской культуры и лицее №23 с этнокультурным (еврейским) компонентом.

На еврейской улице

Пасхальная четверка

Подготовила Анастасия Куршева  

Известно, что число четыре в еврейской традиции имеет значительный сакральный смысл. Особенно часто оно встречается во время пасхального седера – четыре сына, четыре бокала вина, четыре вида искупления и, наверное, самая известная часть седера – четыре вопроса. Попробуем разобраться, что несет за собой каждая из этих мистических «четверок»

 

Четыре сына

Считается, что это – четыре типа евреев, которые участвуют в пасхальном седере. Один сын – умный, другой – злодей, третий – наивный и четвертый – не умеющий задать вопрос. Каждый со своими представлениями и ожиданиями. Тора же говорит с людьми на разных уровнях, поэтому каждый найдет в ней соответствующие ему ответы. Исполнять же заповедь Торы – рассказывать в эту ночь о выходе из Египта следует таким образом и таким языком, чтобы было понятно всем, кто участвует в седере, даже маленьким детям.

Кроме того, есть мнение, что четверка сыновей означает не только разные характеры людей, но и описание процесса взросления. В образе четырех описан один и тот же человек, но на разных этапах развития. Так, четвертый сын – «тот, кто не умеет спрашивать». Он как ребенок – чистый лист, еще не знающий, что хорошо, а что плохо, что заслуживает внимания, а что нет. В «Агаде», книге, содержащей сказание об Исходе из Египта и все необходимые для седера молитвы и благословения, говорится: «Ты открой ему», сам начни говорить с ним. И все, что ты ему расскажешь и покажешь в этом возрасте, станет основой для него. Третий сын – ребенок простой и наивный. Ему уже не хватает того, что ему рассказывают, он начинает задавать вопросы. И «Агада» предлагает нам отвечать ему на вопросы, объясняя, что происходит с ним и вокруг и почему. Из милого и любознательного ребенок превращается во второго сына – грубого подростка, бунтаря, совершающего дерзкие и бездумные поступки, переходящего рамки допустимого и приличного. «Агада» предлагает отвечать ему жестко, четко определив границы, – «был бы там с нами, в Египте, не вышел бы». Когда тяжелый подростковый период проходит, появляется «мудрый сын» – человек с устойчивыми чертами характера и мировоззрением, интересующийся практическими вопросами, конкретными правилами и законами.

Читая пасхальную Агаду, можно задаться вопросом: «А к какой категории отношусь я?». Самый правильный ответ – ко всем четырем. Каждый человек – и взрослый, и ребенок, который сталкивается с новыми условиями и реалиями –  проходит эти этапы, путь от незнания и поверхностного интереса к глубокому пониманию и принятию.

 

Четыре вопроса     

Так же как история общения человека с Б-гом начинается с вопроса, центральная часть пасхального седера тоже начинается с вопросов. Как сказано в Талмуде, его основная задача – заинтересовать происходящим детей, побудить их задавать вопросы и отвечать на них, рассказывать им интересные рассказы, поощрять их, раздавать им орехи и шоколад, делая все возможное, чтобы их участие в празднике было активным и радостным. Обычно перед началом рассказа об истории Песаха детвора в музыкальной форме задает вопросы об отличии праздничного вечера от остальных дней, о причинах некоторых ритуалов – исполняет главную песню пасхального вечера – «Ма ништана» («Чем отличается?»). В этом и есть основной смысл заповеди рассказывать Агаду – ответить на четыре заданных вопроса и рассказать о выходе евреев из Египта. Еще в средние века появился обычай, согласно которому «четыре вопроса» задает самый младший участвующий в седере ребенок. Если за пасхальной трапезой нет детей, вопросы задает хозяйка дома, а если в трапезе участвуют только мужчины, они должны задавать «четыре вопроса» друг другу, даже если они досконально знают законы Песаха.

Первый вопрос 

Его задает мудрый сын: «Чем отличается эта ночь от остальных ночей? Во все ночи мы едим квасное и мацу, а в эту ночь – только мацу». Его вопрос демонстрирует реальный интерес к происходящему за пасхальным столом – какие законы и установления заповедовал            Вс-вышний, каковы законы Песаха? Первый вопрос также связан с мацой – пресным хлебом из недрожжевого теста, напоминающим тот, что ели евреи, покинув Египет. Сказано также, что нельзя в эти дни есть хамец – изделия из дрожжевого теста. Более того: эти продукты не должны находиться в доме. Суть мудрости – это маца, мука и вода. Мудрый человек умеет убрать в сторону свой эгоизм (хамец) и отличить главное и второстепенное. Только тогда можно прикоснуться к истине.

Второй вопрос

«Почему во все ночи мы едим разную зелень, а в эту – горькую?» – спрашивает второй сын-злодей, пытаясь высмеять всю традицию и показать, что она не имеет к нему никакого отношения: «Что это за служение у вас?». «Агада» говорит, что в нужный момент следует сказать такому сыну нужные слова, показать ему, что его собственная жизнь, в которой нет места духовности, – горький марор, если он просто идет на поводу у своих желаний.

Третий вопрос                                                                                                                                                                                                                   

«Почему во все ночи мы ни разу не обмакиваем (нашу пищу), а в эту ночь – дважды?» – спрашивает третий сын максимально коротким вопросом «что это?».  Ответить ему надо так же просто: «Вс-вышний вывел меня из Египта», объяснив, что овощи макают в подсоленную воду – в память о слезах, пролитых предками во времена египетского рабства, и море, которое они пересекли во время Исхода. Второй раз марор макают в харосет – смесь из изюма, тертых яблок, орехов, корицы и вина, по цвету напоминающий глину, из которой евреи изготавливали кирпичи, находясь в египетском рабстве. Марор призван пробудить воспоминания о горечи египетского рабства. Однако чтобы это воспоминание не было слишком тягостным, горький марор погружается в сладкий харосет.

Четвертый вопрос        

«Во все ночи мы ужинаем сидя и возлегая, а в эту ночь — возлегая?» – спрашивает четвертый сын. Существует обычай во время праздничной трапезы облокачиваться левой рукой на подушки, не выпрямившись и ни в коем случае не стоя, так как в древности стоя пили только рабы. Песах – праздник свободы, полученной народом по выходе из Египта. А отдых и возлежание являются противоположностью рабства и одним из преимуществ свободы. Возлегая, каждый из участников как бы отмечает свое освобождение из рабства.

 

Четыре бокала

Обязанность каждого из участников Седера – в определенном порядке выпить четыре бокала кошерного красного вина или виноградного сока. Почему же их должно быть именно четыре? Потому что, возвещая Моисею об освобождении Израиля из Египта, Вс-вышний употребил четыре выражения: «Я выведу вас из-под ига Египта», «Я избавлю вас от служения им», «Я спасу вас мощью великой и страшными карами», «Я возьму вас народом Себе». Таким образом, первый бокал выпивается за освобождение от статуса раба. Второй – за освобождение от гнета, третий – за освобождение от угрозы и нравственное совершенство, четвертый – за духовное освобождение и превращение населения в народ.

Есть и пятый бокал вина, который наливают, но не трогают. Он предназначен пророку Элиягу. Ему гостеприимно открывают дверь и ждут, чтобы он пришел в наш мир как предвестник новой эры. А дети с интересом наблюдают за уровнем вина в стакане – вдруг этот невидимый гость посетил их дом и отведал вино?

По материалам сайтов www.toramizion.ru и www.machanaim.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *