Память: резонанс

Память: резонанс - Ветераны с. Нагибово, 2000-й год

Ветераны с. Нагибово, 2000-й год

Редакция публикует отклики читателей на материалы о памятниках героям Великой Отечественной войны, установленных на территории ЕАО

Весь прошедший год, который был годом 70-летия Великой Победы, «Биробиджанер штерн» рассказывала о памятниках, установленных в населенных пунктах области в честь не вернувшихся с войны земляков и тех фронтовиков, кто ушел из жизни в послевоенные годы. Соавтором этого проекта был Центр народного творчества, кинематографии и культурного наследия ЕАО. 

Но не только об истории памятников шла речь в наших публикациях. Мы рассказывали и о судьбах тех людей, чьи имена на них увековечены. Связывались с ветеранскими организациями, родственниками погибших и умерших, уточняли данные об участниках войны в Книгах памяти. Стоит напомнить, что в этом году было выпущено две Книги памяти в Смидовичском районе, о которых мы тоже рассказали в этой рубрике.

На наши публикации приходили отклики. Некоторые из них мы напечатали, а те, которые поступили ближе к концу ушедшего года, публикуем сегодня.

Братья моего отца 

Житель Биробиджана Леонид Вернигор пришел в редакцию взволнованный, принес с собой номер газеты с публикацией о памятнике в селе Камышовке «О тех, кого помнят». 

– Мне очень обидно, что на памятнике нет фамилий трех старших братьев моего отца, которые храбро воевали. Семья моего деда Ивана Вернигора до войны проживала в колхозе имени 18 партсъезда Смидовичского района и дяди мои призывались оттуда. Ветеранская организация села предоставила список фамилий воевавших колхозников, который вы напечатали, но в нем есть только фамилия одного из братьев отца – Ивана. А ведь воевали, кроме него, Дмитрий и Василий.

Приехал мой дед на Дальний Восток из Черниговской области. Девять детей было в его семье – шесть сыновей и три дочери. А когда началась война, трое старших сыновей деда Ивана один за другим отправились на фронт. 

 Все трое вернулись, слава Богу, живыми. Больше всего наград было у Дмитрия, где он только ни воевал, до Берлина дошел. У Ивана наград было немногим меньше. После войны он уехал жить на Украину, а Дмитрий остался в Камышовке, умер в конце 1970-х годов и похоронен на сельском кладбище. Третий брат отца Василий воевал и на Западном фронте, и на Дальнем Востоке с Японией. В послевоенные годы он поселился в селе Степном Ленинского района, там и похоронен. Но ни в Камышовке, ни в Степном так и не увековечили их память. 

Леонид Николаевич рассказал, что в Книге памяти ЕАО опубликовано письмо его деда Ивана Вернигора, которое 26 декабря 1942 года было напечатано в газете «Тихоокеанская звезда». Я нашла это письмо и привожу его с небольшим сокращением:

Все – для фронта, все – для Победы!

Одна у меня сейчас думка, одно желание – побить окаянных немцев, прогнать их с родной земли. И нет у меня большей заботы, чем забота о помощи нашим дорогим защитникам и освободителям…

Два моих сына – Иван и Дмитрий – в Красной армии служат. Оба они командиры. Дмитрий с первого дня войны на фронте находится. Крепко бьется с лютым врагом. А мне пишет, чтобы я честно работал в колхозе. Да разве про такое дело напоминать нужно!

Был такой случай. Сел я как-то завтракать и слышу, по радио передают постановление о военном налоге. Посоветовались мы с женой Марией Ефимовной и решили полторы тысячи рублей денег припасти, чтобы досрочно налог уплатить. Так и сделали. На собрание я пришел с деньгами, и когда мне сказали, сколько с меня причитается, я тут же внес налог. На военный заем подписались всей семьей на тысячу семьсот рублей и опять деньги сразу внесли наличными.

 И вот совсем недавно начали у нас деньги собирать для постройки самолетов для Красной армии. Великое это дело! Я сам знаю, что когда армия наступает, то ей еще больше нужно оружия. И опять мы с женой не остались в стороне, вложили в это дело три тысячи рублей.

Лютуют немецкие гады на моей родной Украине, терзают ее и измываются над нашими людьми. Кипит у меня в груди страшная злоба на немецких захватчиков. Оттого-то и забота у меня одна – все сделать для того, чтобы прогнать лиходеев с родной земли. 

Иван Вернигор, колхозник сельхозартели имени ХVIII партсъезда Смидовичского района.

– Мы, внуки, всегда гордились дедушкой, он был для нас примером трудолюбия, мы всегда видели его в работе, и очень редко – в праздности,– рассказывает Леонид Вернигор. – Горжусь я и своими воевавшими дядьями. И очень надеюсь, что несправедливость в отношении к ним будет исправлена и на памятнике в селе Камышовке появятся фамилии Ивана Ивановича Вернигора, Дмитрия Ивановича Вернигора и Василия Ивановича Вернигора. Вечная им память!

А он вернулся живым

Мы рассказывали о нескольких случаях, когда после получения похоронок воевавшие возвращались домой живыми. И вот еще одна история, которую поведал наш читатель Николай Александрович Тимченко:

– У меня в архиве хранится много фотографий, но этими двумя я особенно дорожу. На одной из них запечатлены ветераны моего родного села Нагибово. Это был 2000 год, когда отмечался 55-летний юбилей Великой Победы. Они еще были живы, многие вернувшиеся с войны фронтовики, труженицы тыла. А в верхнем ряду – более молодые лица, это участники сельской художественной самодеятельности.

Третий в нижнем ряду на этом фото – Степан Быков, о судьбе которого можно целую книгу написать. Он же изображен слева и на второй фотографии.

Когда началась война, на фронт ушло около сорока жителей села. Вместе со Степаном были призваны два его брата – Петр и Прокопий, четверо братьев Тимченко – Семен, Георгий, Дмитрий и Иван, двое братьев Лопатиных Александр и Тихон. В общем, уходили чуть ли не семьями. А вернулись далеко не все. Тридцать фамилий моих односельчан, погибших на войне, выбиты на сельском обелиске. А могло бы быть на одну фамилию больше.

В конце 1942 года матери Степана пришла похоронка на младшего сына, которому к тому времени исполнилось восемнадцать лет.

Отплакала она своего Степушку, поминала его каждый год в день гибели и смирилась с тем, что больше не увидит его на этом свете.

5-2А он объявился, можно сказать, воскрес из мертвых. В послевоенном 1946-м появился Степан Быков на пороге родного дома. Можно представить, что пережила мать, увидев сына живым и здоровым. 

Долго не рассказывал Степан, что с ним произошло, как он в покойники попал. Но постепенно разговорился. Оказалось, осенью 1942 года его орудийный расчет подбил семь немецких танков, а восьмой танк прямой наводкой вдребезги разнес их пушку. Степана контузило и он даже не помнил, как оказался в плену. Пришел в себя уже в концлагере. 

Не передать, что пережил наш земляк в лагере, пока советские войска не подступили к тому месту, где он находился. Немцы слабых и больных пленных расстреляли, а тех, кто поздоровее, решили отправить на запад, ближе к Германии. И вот, рассказал Степан, как скобой разобрали они полы вагона, чтобы через этот разлом убежать. Но когда увидели мелькающие под вагоном шпалы, желающих бежать поубавилось. Степан все же решился и первым полез в разлом. Его чем-то ударило по спине, потом несколько метров протащило по шпалам, но повезло, жив остался. Когда поезд прошел, он увидел на насыпи двух немцев, но те шли в другую сторону. Не успел Степан перевести дух, как услышал шум приближающейся дрезины. Пришлось затаиться. «Я был на сто процентов уверен, что немцы меня видели, но вот почему-то не остановились, не тронули», – рассказывал Степан.

Больше месяца пробирался он по тылам противника, питаясь то ягодами, то кукурузными сырыми початками. Села и хутора обходил стороной. И как-то, устроившись в лесу на ночлег, услышал русскую речь. Это были наши разведчики. Они и привели Степана в часть, где особисты устроили ему жесткую проверку. Проверили, поверили и снова доверили «сорокапятку». Командир орудия Степан Быков дошел до Эльбы, потом служил в Германии после войны.

Все это он рассказывал мне, когда мы работали с ним в колхозе имени Журавлева в шестидесятые годы. А потом уехал Степан в Хабаровск, но в 2000 году я его разыскал и предложил отпраздновать очередную годовщину Великой Победы на своей родине, в Нагибово. Тогда же и были сделаны эти фотографии. 

А в Книге памяти ЕАО, которая вышла в 1995 году, наш земляк так и числится погибшим. Вот эта запись: «Быков Степан Федосеевич, 1924 г., с. Нагибово Сталинского района ЕАО. Призван в Советскую Армию Сталинским РВК. Младший сержант. Место захоронения: д. Ковалево Мозенского района Витебской области». 

Хотя к тому времени все знали, что он жив, и когда в Нагибово в 1985 году поставили памятник погибшим, там было четыре фамилии Быковых, но не было среди них Степана.

К сожалению, после 2000 года я потерял связь со своим земляком и теперь не знаю, на каком он свете. Буду рад, если на этом. Ведь говорят, если человека при жизни похоронили, то жить ему долго.

Спасибо, что вспомнили дедушку

В номере от 22 июля прошлого года, рассказывая о памятнике в селе Полевом Октябрьского района, мы вспомнили о ветеране войны Константине Емельяновиче Шеремете, который открывал этот памятник в 1985 году.

– Спасибо, что вспомнили нашего дедушку, – пишет его внук Константин Шеремет. – Я горжусь, что меня назвали в его честь. Дедушка мало рассказывал о себе и уже после его смерти я нашел в «Мемориале» сведения о его боевом пути. Вот примеры его героизма и мужества. В марте 1945 года при взятии дамбы на реке Одер дед организовывал работу штаба и держал связь с артиллерийскими расчетами. Он лично занимался переправой через Одер материальной части и боеприпасов. Вот что написано в его наградном листе: «В боях по овладению Берлином, несмотря на трудности подвоза боеприпасов, продовольствия и непрерывного обстрела из окон, связь с батареями была налажена хорошо, управление огнем было умело организовано т.Шереметом… И огонь дивизиона был исключительно эффективным». А 27 апреля 1945 года в боях на улице Шифельбейнерштрассе в Берлине мой дед организовал ремонт четырех автомашин, обеспечил эвакуацию семи раненых. Под его командованием было уничтожено три орудия, 39 пулеметных точек, 23 точки «панцер-хауст», подбиты три автомашины, один автотягач, уничтожено 300 солдат противника.

Дед прошел почти всю войну, его призвали в августе 1941 года. Он воевал на Юго-Западном, Воронежском, Прибалтийском, Белорусском фронтах, три раза был ранен. Первый раз получил тяжелое ранение в голову в день своего рождения 15 декабря 1942 года, два других ранения были легкими. Дослужился дедушка до старшего лейтенанта, был уволен в запас 12 февраля 1946 года в должности командира роты.

Мы очень любили дедушку Костю за доброту, веселый нрав. А он очень любил жизнь, за которую проливал свою кровь. Мы храним его награды и наградные документы – у деда было пять боевых медалей и три ордена. Храним оставшиеся от него фотографии. В этом году исполнится двадцать лет, как он ушел из жизни, но мы всегда будем помнить его живым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *