Памяти павших на полях сражений

Памяти павших на полях сражений - Рисунки Владислава Цапа

Рисунки Владислава Цапа

Праздник белых журавлей был учрежден народным поэтом Дагестана Расулом Гамзатовым как праздник духовности и поэзии. 

Отмечается он ежегодно 22 октября и посвящен светлой памяти павших на полях сражений во всех войнах. Этот литературный праздник существует недавно и способствует укреплению многовековых традиций дружбы народов и культур многонациональной России.

Упоминания о белом журавле — этой прекрасной птице встречаются в культурах многих народов мира. Практически везде журавль олицетворяет положительное и светлое начало.

В Японии его образ  символизирует долголетие и процветание. В Китае его часто связывают с бессмертием. У многих народов журавль является посланником богов и символом общения с богами. Считается, что полет журавля воплощает духовное и телесное возрождение. Христианская культура имеет схожий символизм: здесь с этой птицей связывают лояльность, терпение, бдительность, добротность, добрый порядок и послушание в монастырской жизни.

На Кавказе есть поверье, будто павшие на полях сражений воины превращаются в журавлей. В 1968 году появилась песня «Журавли» на стихи Расула Гамзатова в переводе Наума Гребнева, а музыку написал Ян Френкель. Исполнил ее Марк Бернес. Песня посвящена погибшим во время Великой Отечественной войны солдатам, которых авторы сравнили с клином летящих журавлей.

Наши земляки, поэты и писатели, прошедшие Великую Отечественную, посвящали произведения своим боевым товарищам, событиям тех лет, всему увиденному на фронте. Так, Эммануил Казакевич прошел войну от рядового бойца до помощника начальника разведотдела армии. Наиболее известными его произведениями являются «Звезда», «Двое в степи», «Весна на Одере», «Дом на площади», «Солдатская рать». Но есть у него также замечательное стихотворение «Офицерский сахар». Вот как описывает Эммануил Казакевич предысторию создания своего поэтического произведения: «Мы прошли полосу мертвых деревень, сожженных немцами при отступлении. Нет на свете ничего печальнее зрелища запустения, и ничего нет трагичнее судьбы людей, живущих жизнью троглодитов, пещерных людей, кое-как выкопавших себе землянки. Они там существуют вповалку, с детьми, со стариками. От деревень остались одни дымоходы.

Мое сердце разрывается от жалости при виде детей, которые бог знает сколько времени не раздевались. Они смотрят круглыми глазами и как будто спрашивают: «За что?»

Офицерский сахар

Я хожу по мертвым селам,
Путь невесел и далек.
ris-2И со мной один гостинец —
Только сахару кулек.
А вокруг так много бледных,
Обездоленных ребят.
Робко из тряпья и пепла
Прямо в сердце мне глядят.
Я отдал бы этим детям
Все, что в жизни я берег.
У меня ж добра так мало —
Только сахара кулек.
Сахар, выданный по норме,
Граммов двести пятьдесят.
А вокруг так много бледных,
Таких маленьких ребят.
Мне бы скатерть-самобранку,
Мне конфет бы целый куль.
Мне б для Гитлера-убийцы
Сотню самострелок-пуль.
Вот и роздал детям сахар —
Мамке радость: весел сын…
Но детей ужасно много,
А кулек всего один.
Будет детям скоро сахар —
Снова будут выдавать.
А без сахару мне легче
И ходить, и воевать.

Великая Отечественная война занимает заметное место также и в творчестве Исаака Бронфмана. Ей он посвятил ряд своих поэтических сборников – «Подснежник», «Доброе слово», «Живой родник», «Моя анкета». Исаак Бронфман сам был офицером-танкистом на этой войне и участвовал в освобождении от фашистов родной земли, стран Восточной Европы.

Незабываемое

Как всесильна ты, память!
Ты ведешь меня снова
Фронтовыми путями,
Опаляешь войною.
ris-1…Вот Мамаев курган,
Он в дыму и воронках.
Тут редуты врага.
Фронта нашего кромка.
Сколько пало здесь рот
У святого подножия!
А сегодня падет
Еще больше, быть может.
Понимает любой —
жертвам быть…
Но однако
Мы готовимся в бой,
Мы рвемся в атаку.
Дан приказ, это значит —
Завладеем курганом,
Потому что иначе
Нельзя нам, нельзя нам.
…Как всесильна ты, память!
Ты ведешь меня снова
Фронтовыми путями,
Опаляешь войною.
Вижу мой батальон
У сосновой опушки.
По нему с трех сторон
Бьют фашистские пушки.
Как свирепы бои,
Как сильна канонада!
Но ребята мои
Богатырского склада.
Бьют из танков в упор,
Давят вражьи орудия,
Грозен смелый напор —
Славный акт правосудия!
Что-то сжалось в груди —
Как осколки вонзились…
Где ты, мой командир,
Где Баранов Василий?

Юлия НОВИКОВА

Рисунки Владислава ЦАПА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *