Партия длиною в жизнь

Партия длиною в жизнь

Фото Олега Черномаза

Под вой сирен, гром зенитных батарей, под глухие удары бомб – даже в самые тяжелые периоды Великой Отечественной войны полководцы и простые солдаты не прекращали свои баталии и на шахматной доске.

Именно тогда, скитаясь с семьей по военным дорогам, восьмилетний мальчишка Давид Рывкин впервые познакомился с шахматами. «Что, малыш, нравится? – подмигнул ему один из бойцов, – Смотри и учись – это игра хорошая! А потом постарайся других научить!». «Служу Советскому Союзу!» – отдал пионерский салют ребенок. И обещание свое сдержал

Старейший на Дальнем Востоке тренер по шахматам Давид Александрович Рывкин уже семьдесят лет не выпускает их из рук. Легендарный шахматист, хорошо известный профессионалам и любителям этой древней игры на всем Дальнем Востоке, уникальный в своем роде и, по мнению многих, лучший детский тренер по шахматам в Биробиджане, в этом году отметил свой 85-летний юбилей. Окружающие знают его как простого, скромного и всегда доброжелательного человека. Главное для него – видеть распахнутые, счастливые глаза детворы, которой Давид Рывкин был окружен всю свою жизнь. Нечасто доводится встретить настолько теплое, бережное отношение к детям – ему же повзрослеть пришлось непозволительно рано.

Родился Давид Александрович в украинском селе Березнеговатое Николаевской области. Отец работал специалистом молочного производства на местном маслозаводе, мама занималась домашним хозяйством и детьми, их в семье было четверо – пятый младенец не прожив и года, умер от врожденного порока сердца. Жили бедно, немало хлопот приносили семье серьезные болезни, которыми страдали и взрослые, и дети. Не обошли они стороной и маленького Давида – до пяти с половиной лет ребенок рос в полном безмолвии.

– Худо-бедно, да жили бы так и дальше, – рассказывает Давид Рывкин. – А тут война. Оставаться в родном селе стало рискованно. Опасность грозила нам, евреям, сразу с двух сторон – или фашисты расстреляют, или бандеровцы не упустят случая с нами расправиться.

Собрав кое-какие вещи, восьмого июля 1941 года вместе с бабушкой, дедом и другими родственниками они отправились на подводе в путь по фронтовым дорогам. Голод, страх, изрытая снарядами земля, бесконечные вереницы беженцев, оставляющие позади тела тех, кого не миновал очередной обстрел. И лишь каким-то чудом даже, казалось бы, самые роковые ситуации для семьи Рывкиных почти всегда заканчивались благополучно. Бежать любой ценой, вопреки страху, голоду и холоду – как дети войны могли такое выдержать? Удивительно, что маленький Давид не только не впадал в отчаяние, но и с большим усердием опекал маленькую русскую девочку Машу, с которой подружился во время эвакуации. Он делил с ней кусочки хлеба, а когда она засыпала, караулил беспокойный девичий сон, чтобы в случае тревоги вместе перебраться под подводу и, держась за руки, болтать о ерунде, учить таблицу умножения и просто мечтать. О мире без войн, о маминых пирогах, о счастливом будущем…

– Я называл ее Машенька, она меня ласково звала Давидушкой, – тихо улыбается Давид Александрович, погрузившись в воспоминания, и на полуслове мрачнеет. – А потом ее серьезно ранило. Наши подводы разошлись в разные стороны. Что с ней стало дальше – мне до сих пор не удалось выяснить. Но я не отчаиваюсь, продолжаю поиски.

В сентябре 1944 года, когда почти вся Украина была освобождена от фашистских захватчиков, семья Рывкиных вернулась в родное село. А в 1948 году Рывкины по переселению прибыли в Биробиджан, куда долго добирались товарным поездом.

– Нас поселили в двухэтажной деревяшке, практически каждый житель которой играл в шахматы, – рассказывает Давид Александрович. – Сосед дядя Саша Вайсбанд, заметив  мой интерес к этой игре, предложил научить. И научил, да так, что однажды мне, мальчишке, даже удалось его обыграть!

Суть игры юный шахматист ухватил еще в годы войны, не хватало лишь практики. Уже после нескольких партий стало понятно, что этому ребенку как будто от природы даны такие важные для шахматиста качества, как интуиция, творческое мышление, умение просчитывать игру на много ходов вперед. Давид Рывкин настолько преуспел в этом искусстве, что уже меньше чем через полгода в пионерском лагере ему удается обыграть всех своих соперников и, заняв в турнире первое место, стать обладателем настоящей, новенькой шахматной доски.

Со временем, изучая специальную литературу и совершенствуя мастерство собственное, начал учить шахматным премудростям других. Еще в школе учительница пророчила ему профессию педагога – недаром с самых малых лет он проявлял задатки не по годам мудрого наставника, защищающего всех, кто младше и слабее. Так и получилось – после школы Давид Рывкин заочно отучился в Биробиджанском педагогическом училище, позже – в Хабаровском краевом культпросветучилище (ныне Биробиджанский колледж культуры и искусств) на отделении кино- и фотосамодеятельности. Как личность активная и разносторонняя Давид Александрович пробовал себя в самых разных сферах деятельности – работал и киномехаником, и художником-оформителем, и фотографом, трудился на кондитерской фабрике и на заводе металлоизделий. Но душа всегда тянулась к детям – с большим удовольствием он примерял на себя роль пионервожатого, при необходимости замещал в школе учителей, вел многочисленные кружки – разнообразные «Почемучки», рисование, фотодело и, безусловно, шахматы.

– Я просто не мог без детей, – говорит Давид Рывкин. – Бегут мне навстречу, улыбаются – значит, я им нужен. Не зря говорят – одиночество страшнее смерти. Не удалось создать семью, нет своих детей – надо было чем-то эту пустоту заполнять.

Без устали работая, занимаясь общественной деятельностью, ища отдушину в маленьких человечках, наш герой всегда находил время и для шахмат, увлечение которыми подкреплялось дружбой с кандидатом в мастера спорта СССР Вячеславом Чистяковым. Выписывал всевозможные книги и журналы, оттачивал навыки решения шахматных композиций, успешно участвовал в конкурсах – в 1957 году Давид Рывкин вошел в шестерку лучших решателей на чемпионате СССР, через год на подобном конкурсе от одной из советских газет занял седьмое место.

– Это моя судьба – шахматы, – говорит Давид Александрович. – Это все, что у меня есть и что я могу дать другим. Они наполняют мое существование на земле смыслом, дарят ощущение нужности.

Каждый правильный ход в игре шахматиста всегда был соразмерен правильному поступку в жизни. Да и вся она у него – сплошная партия в шахматы. За время своего многолетнего тренерского труда он подготовил немало талантливых ребят, чемпионов городских, областных, дальневосточных и всероссийских соревнований, взрастил двенадцать кандидатов в мастера спорта. Предпочитая работать с детьми еще дошкольного возраста – лет так с трех-четырех, он открывал не просто таланты, а настоящих вундеркиндов шахматного искусства. Так, многократный призер и чемпион среди школьников Семен Тымчевский получил свой первый спортивный разряд в четыре года, в пять стал второразрядником, в семь – имел уже первый разряд и обыгрывал опытных шахматистов. Кандидат в мастера спорта Слава Гранин, в пять лет научившийся играть вслепую, – шестикратный чемпион ЕАО, двухкратный – ДФО, трехкратный – «Кубка России». Немало побед у мастера спорта России Олега Рычкова, ставшего бронзовым призером чемпионата России в 2016 году. Среди учеников самобытного тренера и другие известные сегодня спортсмены – Илья и Павел Проходцевы, Дмитрий Гранин, Александр Фокин, Валерий Федореев, Антон Гойко, Иван Манойленко и другие. Перечислять все заслуги и впечатляющие результаты подопечных Давида Рывкина и книги не хватит. И сегодня, несмотря на годы и недуги, он находит в себе силы и продолжает делиться своим опытом с подрастающим поколением, каждые выходные приходит в детский дом №2, чтобы донести до ребят правила игры в шахматы, а еще – на своем примере привить им крепкую привязанность к этой прекрасной игре.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *