Пенсия эпохи постмодерна

Пенсия эпохи постмодерна

Рис. Владислава ЦАПА

Ждет ли «заслуженный отдых» поколение нынешних 40-летних?

В этом году на одном из мероприятий биробиджанская молодёжь рассуждала: каким будет следующее поколение российских пенсионеров, к которому относятся их родители? А какими на пенсии будут они сами?

Так вот: на некоторых её участников разговор произвёл, по их признанию, ошарашивающее впечатление.

Бабушки-реликты

«Бабушки в платочках с вязанием в руке — уже такой раритет, что лично меня слеза пробивает при их виде. А когда ты последний раз видел в сквере пенсионеров с шахматами?» — высказался один мой ровесник.

Тут он, что называется, попал. Помню-помню таких в биробиджанских дворах и двориках. Причём пенсионеры чаще играли в шашки и домино, а пенсионерки — в лото. Интересно, среди читающих эти строки многие ли знают, с чем его едят — лото?

А тогдашние 40-летние, кстати, время после рабочего дня нередко проводили не с пивом перед телевизором, а на волейбольной площадке возле дома. И пивных животов вокруг было меньше.

Если у вас есть бабушка торопливо надевающая передник и радостно спешащая к дровяной печи или газовой плите при появлении в её доме внуков, — спешите насладиться её обществом!

Бабушка будущего с её бытовыми привычками пирожки с блинчиками внукам принесёт из супермаркета! Эта бабушка не растопит печь. Дедушка не сможет наколоть дров. Не из-за физической немощи. Они просто с этим никогда не жили и не умеют обращаться. Они заразились вирусом «поколения NEXT» и стали его жертвами.

«Земля у нас богата — порядка только нет»

Гуру от экономики настоятельно рекомендуют отодвинуть выход граждан нашей страны на пенсию лет на пять, а лучше — на семь. Или десять. Всё равно, мол, многие на пенсии продолжают работать, значит, здоровья полно. И гребут, понимаешь, деньги лопатой задарма…

Зато почему-то тех же экспертов не смущает куда более ранний выход на пенсию всевозможных «силовиков», у которых предельный возраст службы всего 45 лет. Суворова с Кутузовым у нас бы давно из армии уволили. И кто бы Родину спасал?

А уж идея о депутатской пенсии, для назначения которой довольно  и трёх лет (!) пребывания в Госдуме, вообще феноменальна для страны с проблемами в Пенсионном фонде…

Здесь я вспоминаю своего старого преподавателя истории  и одновременно — депутата горсовета по фамилии Френкель (если память не изменяет). Он, выразительно прищурясь, говорил нам — студентам-медикам: «Британский капитализм всегда был хитрым  и мудрым одновременно. Когда в Англии   ввели пенсии  по старости — установили пенсионный возраст в 70 лет. Но крестьянин или рабочий тогда редко доживал до 45».

Между прочим, в Германии, благодаря канцлеру Отто Бисмарку, лица умственного труда получили пенсию на 22 года позже рабочих! Бисмарк, видно, резонно решил, что «пером писать — не мешки таскать». И хотя сам он тоже мешков не таскал, о вынужденных этим заниматься подумал.

В Российской же империи при царе Николае Первом «пенсионом» в первую очередь снабдили отставных военных и государственных чиновников. От них требовалось не менее 25 лет беспорочной службы.  А «удалённому от должности» за проступок стаж… считали заново.

Сегодня, слушая «экспертов» отечественного розлива, вспоминаю уроки истории. Каково это — всерьёз предлагать увеличить пенсионный возраст  до 65-67 лет, когда среднюю продолжительность жизни наших мужчин Росстат в 2015 году оценил в 65,85 года?  При этом накопительная часть пенсии (помните о такой?) рассчитывается до 90 лет чисто теоретической жизни, а денег на живущих всё равно почему-то не хватает…

Наверное, уроки истории эти экономисты прогуляли. Или сделали из них совсем не те выводы, что мой старый преподаватель и я — студент-медик. Как говорится, налицо профессиональная деформация у обеих сторон. Одни спасают жизнь, другие — бюджет.

«Возрастной тариф» для Севера

В учебных пособиях для студентов-социологов по обсуждаемому вопросу пишут: «До настоящего времени ни в одной стране не предложены научно обоснованные критерии границ для отстранения от активной деятельности». На практике они зависят  больше не от возраста  людей, а от богатства или бедности страны, от существующего режима, устанавливающего привилегии для отдельных категорий.

Но, как правило, ориентиром служит средняя продолжительность жизни. Хотя трудно сказать уверенно, что у нас ориентируются именно на неё, реальную.

Например, самая высокая ожидаемая продолжительность жизни в РФ (данные для 2013 года) — в Ингушетии, Дагестане и Москве. У мужчин в среднем 72-75 лет, у женщин — 79-80 лет и выше.

А вот на «северах» оснований для оптимизма нет.  На Чукотке, в Туве и в ЕАО ожидаемая продолжительность жизни при рождении для мужчин, по данным Росстата, — немногим более 58 лет. То есть до выхода даже на нынешнюю пенсию большинство их ожидаемо не дотянет.

Ненецкий автономный округ, Амурская и Иркутская области с немногим лучшими показателями: мужчины там в среднем, как ожидается, пересекут нынешний «пенсионный барьер» в 60 лет, но… и только. При этом женщины в России обычно живут на 8-10 лет дольше мужчин, а на пенсию уходят на пять лет раньше их.

Думается, России — стране огромной территориально, с полярными (в буквальном смысле) условиями проживания в различных регионах, необходима более детальная возрастная дифференциация при определении пределов трудоспособного возраста. Экономических реалий это, конечно, не отменит. Но, возможно, позволит создать систему социальной защиты рациональную, прозрачную и более справедливую.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *