«Перестаньте хвалить наших детей!»

«Перестаньте хвалить наших детей!»

Что такое «Эспланада», что принес «Танец на одной ноге» и почему не удалась «Свадьба Ицека», журналисту «Биробиджанской звезды» рассказала Светлана Кириенко, художественный руководитель образцового детского коллектива «Мазлтов», который недавно вернулся с фестиваля «Красные маки Победы»

— Светлана Викторовна, расскажите немного о фестивале «Красные маки Победы». 

— Международный фестиваль посвящен 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Его проводила французская международная культурная ассоциация «Эспланада», работающая под эгидой «Юнеско». «Эспланада» каждый год проводит фестивали, для которых выбираются разные темы. Фестиваль «Красные маки Победы» проходил с 25 по 28 апреля в Санкт-Петербурге. Средства, собранные с мастер-классов, проходивших во время фестиваля, пошли на лечение тяжелобольных детей, в частности девочки из Приморья. 

Возрастных ограничений для участников не было. Мы видели и первоклашек, и вполне взрослых людей – участие принимал даже большой хор учителей Гатчины. Просмотр был свободным, на гала-концерт пришло очень много ветеранов Великой Отечественной войны и блокадников. На этот проект приехал сам президент ассоциации господин Христиан Конье, который преклоняется перед 60защитниками Ленинграда и сравнил подвиг ленин-градцев со сдачей Парижа, когда немцев просто запустили в город. Христиан Конье сопровождал нас в небольшом ознакомительном заграничном туре.

— Как вы попали на фестиваль? 

— История очень интересная. Мы летом выезжали во Всероссийский детский центр «Океан». На всех фестивалях, во время всех выездов мы заводим друзей, знакомимся с новыми коллективами. В этот раз мы познакомились с ребятами из Омска — коллектив «Подснежник». Они неоднократно бывали на фестивалях «Эспланады». Когда начали собирать команду коллективов, а фестиваль был непростой – собирали коллективы именно с национальным оттенком,  руководитель «Подснежника» нас и порекомендовала. Дальше «Мазлтов» стали искать в Интернете; говорят: было сложно, но они смогли. В итоге оказалось, что арт-директор этого мероприятия училась вместе с Галиной Оленниковой – моей коллегой — в институте. Оказывается, такой у нас тесный мир. Мы, естественно, решили, что надо ехать.

Привезли три еврейских танца: «Хава нагила», «Танец на одной ноге» и «Свадьба Ицека». «Хава нагила» и «Танец на одной ноге» заняли первое место в старшей возрастной категории, «Свадьба Ицека» — третье. Когда мы спросили у жюри, почему они так оценили этот номер, они ответили, что немного не поняли «Свадьбу». Сам танец очень короткий – две минуты он идет. События развиваются очень быстро. К тому же там перекликаются еврейская и украинская культуры. Когда первый раз его смотришь, не сразу понимаешь, о чем там идет речь. Либо нужно слушать музыку, либо смотреть танец. 

— Чем запомнился этот фестиваль?

— Запомнилась очень хорошая режиссура гала-концерта. Для него специально был приглашен режиссер из Омска. Очень хорошая работа,  особенно финал, когда огромный сводный хор пел «Бухенвальдский набат», все в зале встали и стояли всю песню. В поездке в Финляндию и Швецию нас сопровождала блокадница, председатель Совета ветеранов Санкт-Петербурга Валентина Семеновна.  Ей восемьдесят пять лет, но она ни на шаг от нас не отставала. Ни разу не сказала, что у нее давление или болит что-то. У людей, прошедших все это, нам надо учиться, у них столько оптимизма… Наверное, потому они и выжили, выдержали и выстояли. Но она всегда говорила нам: «Не дай Бог вам узнать ту блокаду, которую пережили мы». Она говорила, что потеряла родителей и жила с какой-то тётей, неизвестно чем питалась. Я думаю, что общение с этими людьми детям пошло на пользу. 

— Что вы можете сказать о тех, кто выступал с вами на одной сцене, может, вы увидели у них что-нибудь интересное?

— Очень интересные танцы, в особенности стилизованные, исполнял коллектив из Ижевска, который взял  Гран-при. Он очень яркий, называется «Розовый слон». У них детки маленькие, но при этом делают очень сложные движения, которые наши ребята делают в старшей группе. Нам интересно – как малыши могут такие движения осваивать. Коллектив из Омска исполнял народные татарские и узбекские танцы – это тоже очень запомнилось. Был коллектив из Казахстана со своими национальными танцами. Мы этого нигде не увидим, и никто нам этого не передаст. Был еще коллектив из Санкт-Петербурга, который хочет развивать еврейское направление. Они нам предложили обмениваться опытом. Вообще, уровень приглашенных коллективов был очень высокий.

— Что коллеги и члены жюри отметили в вашем выступлении? 

— Многим очень понравился «Танец на одной ноге», его исполняют только мальчики. Кстати, кроме нашего, отдельных мальчиковых номеров не было. Сказали, что у нас очень «выдрессированные» дети. Вообще, фестивали высокого уровня очень подстегивают ребят. Если они видят, что дети 3-4 класса работают на их уровне, то стараются подтянуться. А что касается выводов, то «Свадьбу Ицека» у нас не только на этом фестивале не поняли, наверное, нужно другой номер брать. Хотя фестиваль фестивалю рознь. В Сочи этот же номер занял первое место. 

— Чувствовали ли вы к себе интерес как к коллективу из ЕАО?

— В Петербурге к нам было ровное отношение – вот вы к нам приехали, давайте мы на вас посмотрим… Это сначала. Потом окружающих пришлось увещевать – «Перестаньте хвалить наших детей!». Но было очень приятно, что обратили внимание на воспитание наших ребят, на то, что они очень внимательные и красивые. Считают, что они очень отличаются от детей европейской части России. Сказали, что у нас колоссальное чувство юмора. Видно, что Одесса и Биробиджан – это где-то рядышком. 

— Что вам принесли эти гастроли?

— Господин Христиан Конье пригласил нас с сольной программой в Париж. Теперь будем деньги считать – сольная программа — это два состава минимум. Попробуем пропагандировать российскую культуру. Она разная – это не одни русские танцы.  В Париже есть большая еврейская диаспора. Мы попросили арт-директора фестиваля «подключить» к нашей истории еврейскую общину – вдруг там найдутся люди, которые согласятся нам помочь с перелетом. К тому же у нас больше 25 еврейских номеров, которые мы могли бы показать. Еврейской петербургской диаспоре мы, к сожалению, о своем выступлении не сообщили. Мы до них просто не дошли — слишком мало времени было и слишком все плотно было расписано. 

— Какие вы можете сделать выводы по результатам   поездки?

— Я думаю, что мы на правильном пути, мы детей вывозили и вывозить будем. Мы будем воспитывать детей, показывать им мир. А воспитывать их можно только через то, что они видят, сравнивают, сами это пробуют. Потому что, варясь в этой каше в Биробиджане, они ничему не научатся. Наши мальчишки сказали, что им очень нравится путешествовать, когда они вырастут — будут путешествовать с детьми, показывать им мир – он большой и интересный. Еще родителям спасибо. Как сказала одна девочка: «Мне мама говорила, что раз она сама нигде не была, то пусть уже мой ребенок что-то посмотрит». И может быть, этот мир, такой широкий и красивый, сделает ребят лучше и чище. Многие ребята, которые у нас танцевали, теперь в Санкт-Петербурге учатся. Они бегали к нам, общались с нами. Это было очень приятно. Еще очень приятно было, когда ребята купили там большой шоколадный кубок с надписью «Первое место» и подарили нам его со словами: «Спасибо вам, благодаря вам мы заняли первое место». Теперь он у нас в витрине стоит, ждет своего часа – у него срок годности три года.

Илья Воробьев

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *