Первых фермеров породила партия

Первых фермеров  породила партия - Такой была  гусеферма в селе Кирово

Фото из архива «БШ»

Такой была гусеферма в селе Кирово

Тридцать лет назад на Пленуме ЦК КПСС было принято постановление о развитии многоукладности в сельском хозяйстве.

Вскоре вместо привычных колхозов и совхозов в селах появились кооперативы, ассоциации, товарищества и первые фермеры

К этой юбилейной дате в Москве приурочили съезд АККОР – Ассоциации крестьянских (фермерских)  хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России. Очень хотелось из первых уст  услышать, о чем болит голова у фермеров страны и какую поддержку им обещают в ближайшей перспективе. У первого заместителя начальника управления сельского хозяйства правительства области Татьяны Ракитиной спросила, кто был в составе делегации на фермерский съезд от нашей области, надеясь услышать знакомые фамилии.

– Никто от нашей области на съезд не поехал, – похоронила Татьяна Владимировна мою надежду на интервью с делегатом. – Вначале собирался туда фермер из Ленинского района Иван Каперский, но потом передумал.

Оказывается, представлять на съезде фермерство области надо было за свой счет, потому как в областной казне денег на это не предусмотрено – их, как известно, не хватает даже на самые неотложные нужды. Видимо, и у фермера Каперского не нашлось лишних средств на поездку в столицу. Кстати, не только ЕАО, но и еще несколько дальневосточных регионов не стали отправлять на фермерский съезд своих представителей.

Между тем в нашей области существует целых два Союза крестьян ЕАО. Один возглавляет глава КФХ из Валдгейма Александр Рак, второй – небезызвестный фермер Александр Ларик. Хочу пояснить, почему фермерское движение в ЕАО раздвоилось. Первый союз был создан при самом активном участии власти и потому был к ней приближен, а второй стал альтернативой первому союзу и собрал в свои ряды крестьян, которые пытались бороться с властью за свои права. Многие еще помнят голодовку Александра Ларика, которому районная власть отказывалась передать в собственность арендованную землю,  отчаянное решение председателя колхоза «Раддевский» Галины Киселевой  избавиться от скота из-за многочисленных штрафных санкций.

– Почему наши два крестьянских союза не выдвинули делегатов на съезд? – спросила Татьяну Ракитину.

– Потому что ни один из них не входит в АККОР из-за своей малой численности. По уставу в первичной организации, входящей в эту ассоциацию, должно быть не менее пятидесяти человек. Мы предлагали двум союзам объединиться, но получили отказ. Кстати, два года назад, на предыдущий фермерский съезд, ездил Александр Ларик, но сейчас он отошел от фермерских дел, передал хозяйство сыновьям, хотя по-прежнему остается председателем одного из союзов.

Грустно, конечно, что наша область, которую не в таком уж далеком прошлом называли житницей Дальнего Востока, не нашла возможности послать хотя бы одного своего представителя на юбилейный крестьянский форум.

А мне вспоминается январь 1990 года, когда в Москве – тогда еще столице СССР, состоялся первый съезд фермеров страны. В состав делегации из десяти человек включили и автора этих строк. Съезд проходил в Белом доме, где тогда заседал Верховный Совет РСФСР. Помню, какими яркими, эмоциональными были выступления делегатов. Выступали и представители власти, которые сулили крестьянам разве что не золотые горы – и освобождение от налогов на несколько лет, и технику по оптовым ценам, и льготные кредиты… Часть обещанного была узаконена 30 ноября того же года, когда вышел Закон РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве».

А на самом съезде была образована АККОР, которую возглавил авторитетный  ученый, академик Владимир Башмачников. От ЕАО в совет вошел фермер Юрий Наумцев. Появилась в области в том же году и своя фермерская ассоциация, руководителем которой стал Виктор Константинов.

Хорошо помню имена делегатов первого фермерского съезда от нашей автономии. Они представляли разные отрасли сельского хозяйства. Юрий Наумцев из Биробиджанского района занялся свиноводством, Николай Почивалов решил разводить гусей в селе Партизанском, а бывший шахтер из Донецка Александр Пащенко взял в свои руки заброшенную старенькую птицеферму Амурского совхоза в селе Амурзет. Молочным животноводством занялся в селе Полевом Алик Мухамеддинов, коневодством – фермер из Биракана Сергей Кочетов.

Здание несостоявшего молочного комплекса в селе Горном

Тогда же фермеры начали получать и землю. Но не в частную собственность – партия бы этого не позволила, а в долгосрочное пользование. И на первых документах, дающих право пользоваться землей, стоял герб СССР. Тогда еще живы были многие совхозы и колхозы, потом они стали переименовывать себя в духе того времени – товариществами, ассоциациями, кооперативами. Но фермерские хозяйства стали расти как грибы после дождя и под их мощным натиском коллективные хозяйства отступали. Уже в 1992 году, то есть через два года после партийного пленума, разрешившего  сельской экономике стать многоукладной, в нашей области насчитывалось более 250 крестьянско-фермерских хозяйств. А еще через три года их число перевалило за пятьсот. Но вскоре начался обратный отток, отсеялось много случайных людей, которые надеялись под прикрытием фермерства, пользуясь льготами, заниматься торговлей и другими видами бизнеса.

Биробиджанцы наверняка еще помнят, как в городе появились фермерские магазины, где можно было купить парное мясо, овощи и картофель, выращенные в крестьянско-фермерских хозяйствах. Китайские овощи и фрукты нам в то время еще не возили, коллективные хозяйства от затратного овощеводства стали дружно отказываться, так что конкуренции фермерам практически не было. В бесспорных лидерах по выращиванию овощей и картофеля были фермеры пригородного района из Валдгейма и Найфельда. В разгар сезона на Центральном рынке местным крестьянам выделяли по льготным ценам специальные места для торговли сельхозпродукцией.

Вспоминаю все это к тому, что сегодня фермеры области перестали быть главными нашими кормильцами. С начала 1990-х  площади под овощами и картофелем сократились в десятки раз, но даже урожай с этих урезанных полей очень трудно сбыть. В городских супермаркетах при всем обилии овощей я ни разу не увидела продукцию местных фермеров. Не осталось ничего от былых фермерских магазинов.

Поэтому закономерно то, что многие фермеры-овощеводы стали фермерами-соеводами. Получается своеобразный бартер – из Китая нам везут овощи, а мы в Китай везем сою.

Давно не удивляет никого и тот факт, что больше половины фермерских полей сдается в аренду китайцам. Выручают наших фермеров и китайские гастарбайтеры, потому что даже при высоком уровне сельской безработицы найти на сезон хорошего механизатора не так-то просто.

Мало желающих среди фермеров заниматься животноводством. Даже проект по созданию семейных ферм не дал тех результатов, которых от него ожидали. Провалились и более масштабные проекты, в частности национальный проект «Развитие АПК». Напомню, что в рамках проекта строились молочный комплекс на 1500 голов и крупная ферма по выращиванию гусей в Ленинском районе, два животноводческих комплекса в Октябрьском районе. Достроить получилось только молочный комплекс КФХ Вульфа, но и он сегодня работает не на полную мощность и с большими убытками.

Животноводством занимался в селе Калинино фермер Анатолий Махусаев, но вынужден был распродать скот, так как трудно было найти  желающих работать на ферме. А пастухов фермер приглашал со своей малой родины – из Бурятии.

Даже у самых благополучных фермеров – Анатолия Ильюшко, Альфии Болдышевой, Николая Усова, Генри Шишкина, Ивана Каперского – проблем, что называется, выше крыши. В этом году резко поднялись цены на удобрения, ГСМ, сортовые семена. Трудно стало получить льготные кредиты – заморочек по их оформлению столько, что многие фермеры даже не рискуют их брать.

О многом наболевшем говорили фермеры страны на своем юбилейном съезде. И о чрезмерном административном давлении на свой бизнес. И о непомерных аппетитах поставщиков удобрений и ГСМ. И о тех же льготных недоступных кредитах. И о недостаточной государственной поддержке в целом. В ответ от Министерства сельского хозяйства было получено обещание увеличить поддержку малых фермерских хозяйств и обуздать аппетиты монополистов. Была озвучена такая цифра – всего на поддержку агропромышленного комплекса страны в этом  году выделено 300 миллиардов федеральных рублей.

Между тем число желающих работать на земле не только не растет, а стремительно сокращается. Только за последние пять лет крестьянско-фермерских хозяйств в России стало почти на 200 тысяч  меньше. А в нашей области из двухсот хозяйств полноценно работает около ста, остальные сдают землю в аренду китайцам.

За тридцать лет своего существования фермерство в России так и не смогло стать движущим локомотивом отечественного сельского хозяйства – на его долю приходится лишь четвертая часть производимой в стране сельхозпродукции, о чем тоже говорили на съезде. В нашей области этот процент повыше, но не намного. И хотя юбилейный съезд закончился на оптимистической ноте, реалии дня сегодняшнего у многих фермеров оптимизма не вызывают. Тот же Иван Каперский, отказавшийся ехать на съезд, сейчас воюет с районной властью за право взять в собственность землю, чтобы выращивать корма для растущего поголовья крупного рогатого скота. Тем более что недавно фермер получил грант на создание производства по переработке молока, а потому появился стимул и дальше развивать животноводство.

С каждой новой весной обычно появляется надежда на добрые перемены. Может, эта юбилейная для фермеров весна станет переломной, даст им толчок  для реализации новых идей и заставит забыть слово «выжить».

Хотелось бы в это поверить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *