Песня моряка

Песня моряка

Военная служба на море всегда была окутана романтическим флером, а статные, красивые юноши в тельняшках и бескозырках пленяли сердца дам и гордились собственным статусом в любые времена

К тому же «флотские» служат дольше, чем их товарищи в Сухопутных войсках, а значит, и уроков жизни можно получить больше. В этом уверен Валерий Гершкович — человек, много лет возглавлявший отдел культуры мэрии Биробиджана, а ныне — директор Дома ветеранов областного центра. Почти пятьдесят лет назад он проходил военную службу на Японском море в одном из соединений атомных подводных лодок…

После окончания школы военкомат направил Валерия Гершковича на учебу в Ленинградское высшее военное топографическое училище. Юноша уже сдал экзамены, но стать топографом ему было не суждено. Вскоре в училище привезли группу суворовцев, и курс сформировали из них, а биробиджанский солдат оказался на острове Русском в Приморском крае. Там он восемь месяцев провел в «учебке», а потом по распределению отправился в поселок Тихоокеанский.

— Готовили нас на подводников, а после «учебки» отправили на базу, которая обслуживала подводные лодки, — рассказывает Валерий Гершкович. — Там жили моряки, были организованы технические и шкиперские службы, а мы готовили лодки к отправке, ремонтировали их. Я, например, занимался аргонно-дуговой сваркой. Активно включился и в общественную работу. Мне же это всегда нравилось, даже мама говорила: «Ты родился общественником!».

Сначала молодого моряка избрали в состав комитета комсомола части. Там он смог проявить себя и стал исполняющим обязанности комсорга. Тогда для матроса-срочника это было серьезным успехом — такую должность всегда занимали офицеры.

— Проводил политзанятия, занимался культурно-массовой работой. Коллектив у нас был дружный, ребята со мной служили хорошие, — вспоминает бывший комсорг. — Много у нас было с ними интересных дел, однажды под нашим руководством даже цветы за ночь выросли…

История про загадочное возникновение клумбы — одна из самых любопытных среди рассказов Валерия Гершковича. А дело было так…  Напротив офицерской столовой всегда была большая яма и никому она не мешала до тех пор, пока на базу не собралась приехать комиссия во главе с самим министром обороны Гречко. Замполит дал комсоргу и его подопечным задание: яму за два дня необходимо засыпать и «пусть на ней растут цветы».

— Про цветы — это, конечно, была шутка, но задание мы бросились выполнять со всем рвением, — вспоминает Валерий Гершкович. — За две ночи яму действительно засыпали, а потом выехали в близлежащий поселок, срезали там клумбы, привезли в часть и ровненько землю застелили. Утром все проснулись — и обалдели! Долго еще не могли поверить, что такое вообще возможно…

Смотр базы министром обороны, конечно, прошел на ура. Правда, в поселке поднялся шум из-за исчезнувших цветов, но руководство части знало, чьих это рук дело, и потому матросов для проформы пожурили, а на самом деле — поощрили. Так, например, сообразительный биробиджанский моряк получил за реализацию своей необычной идеи внеочередной отпуск.

Рассказывает Валерий Гершкович и о других веселых историях времен флотской службы. А их за три года случалось немало…

Во время службы Валерий Гершкович был отмечен Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ и тремя знаками воинской доблести: серебряным, бронзовым и золотым. В качестве поощрения получал он и дополнительные увольнения, поэтому часто ездил к родителям ребят, которые служили вместе с ним, привозил вкусные передачи из дома.

— А вот фотографии домой нам не всегда удавалось отправить с первого раза, — рассказывает он. — Бывает, сфотографируемся, а когда приходим к мастеру фотографии забирать, он заявляет, что они куда-то пропали. Говорил, что наши снимки поселковые девчонки воровали, парни-то все симпатичные были… А мы этим даже немножко гордились, хоть и приходилось фотографироваться во второй раз.

В 1968 году Валерий Гершкович демобилизовался, сменил модные расклешенные брюки и тельняшку на классический костюм и вернулся в родной город.

— Служба помогла нам найти свое место в жизни, многому научила, — говорит он. — Я же до армии был шалопай, а там получил по-настоящему важный опыт для становления личности. После флота мне предлагали поступить в Киевское высшее военно-политическое училище, но поскольку родители мои были уже пожилыми людьми, я решил, что должен остаться здесь, в Биробиджане, рядом с ними.

После возвращения на «гражданку» Валерий Гершкович успел поучиться и на юридическом факультете, и на педагогическом, а нашел себя в сфере культуры, поступив в Высшую профсоюзную школу культуры в Ленинграде (в настоящее время Санкт-Петербургский университет). Добиваться поставленных целей помогал, наверное, и армейский опыт — он точно сыграл в жизни важную роль. И хоть на море Валерий Гершкович бывает не так часто, как хотелось бы, грядущий праздник с полным правом может считать своим.


Фото из архива Валерия Гершковича

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *