Писатель Лео Перуц (1882 — 1957)

Писатель Лео Перуц (1882 — 1957)

diasp.eu

Австрийский писатель, признанный мастер экспрессионизма и «магической» литературы, «хоррора».

Родился в Праге в еврейской нерелигиозной семье владельца текстильной фабрики. В 1899 году семья перебралась в Вену, где юноша окончил гимназию без аттестата. К разочарованию родителей, сын был целиком увлечен деятельностью литературного кружка «Freilicht». Отслужив, работал страховым агентом, одновременно посещая университет и Технический институт. В 1915 году вышел в свет его первый роман «Третье ядро». Тогда же был мобилизован на войну. После ранения попал в штаб военной прессы, позднее – в раздел цензуры. В 1918 году, когда вышел его роман «Прыжок в неизвестное», мгновенно ставший бестселлером, писатель достиг подлинного литературного признания. Издал подряд еще несколько романов, пользовавшихся колоссальным успехом. Особенно стоит выделить роман «Мастер страшного суда». Многие его произведения были экранизированы.

Один из самых известных немецкоязычных писателей  1920-х годов, после запрета «еврейского искусства» в Германии Перуц начал терять былую популярность. После того, как немецкие войска заняли Австрию, Перуц с семьей выехал по визе в Венецию, позднее – в Хайфу, затем в Тель-Авив. К 1950-м писатель был практически забыт в Европе, сохраняя известность только в Латинской Америке. Новая популярность и осмысление места и влияния творчества Перуца на европейскую и австрийскую литературу пришли к писателю лишь после смерти, в 1980–1990-х годах. Посмертно издан один из лучших его романов «Иуда Леонардо» («Иуда Тайной вечери», 1959).

Сборник рассказов «Ночи под каменным мостом» был опубликован во Франкфурте в 1953 году, но не вызвал особого читательского интереса. Книга представляет собой смесь вымысла и легенд в стиле магического романа, которые объединяют одни и те же герои, а также – неповторимая атмосфера средневековой Праги.

 У кого истина, у ваших попов или у наших, знает только Бог.

Когда я с тобой, мне кажется, что я постигаю мировой порядок вещей, могу проницать фальшь и ложь.

Я часто думал о том, что Бог сотворил человека не так, как Он создавал звезды, ибо там, наверху, царят порядок и послушание, а здесь, внизу, одни тревоги, распри и коварство.

Время не может остановиться, и даже когда кто-то счастлив, как мы с тобой сейчас, оно продолжает нестись во весь опор, как зверь на травле, и один час за другим улетают в безграничность…

Одни голоса да тени вокруг – вот каким был мой день. Я прохожу сквозь них, словно сквозь туман, я не уверена в том, что они есть на самом деле. Все мои дни – сплошной обман. Меня окликают призраки, они говорят со мной, а я не знаю, что им ответить. Так проходит мой день – и вот рвется мыльный пузырь, развеивается туман, и я с тобой. Ты один – моя действительность…

От человека, не умеющего смеяться, нечего ждать и милосердия!

Сон щедрой рукой расточает нам то, чего мы лишены в нашей скудной реальной жизни. Подумай, во что со временем превращается так называемая «действительность» и что нам от нее остается? То, что мы пережили, постепенно бледнеет, становится призрачным и когда-нибудь окончательно рассеется, подобно сну.

Правда, долги – вещь гнусная, и не надо умножать их по всему свету. Ведь они подобны укусу змеи: кажется, пустяк, ранка, а человек умирает…

То, чем обладаешь в мечтах и снах, не отберет у тебя и целое войско врагов.

Много желаний и замыслов в сердцах людей, но сбываются только решения Бога.

Поэт Петрарка сказал, что в жизни человека чаще сбывается страх, нежели надежды. Что же нам еще остается, как не подставлять ударам судьбы свой твердый лоб?

Видишь, мой господинчик, я же тебе давно говорил, что ты ведешь свое хозяйство как самый настоящий дурак! Ты заплатил сорок дукатов за нарисованного Христа, а он и живой-то был оценен всего в тридцать грошей!

Пыль мы, дети человеческие, ангел Божий дунет – и нас уже нет.

– Жизнь детей человеческих, – возразил ангел, – и так бедна и обременена скорбью. Почему же вы отягощаете ее такой любовью, которая рушит ваш разум и делает нищим сердце?

Высокий рабби глянул с улыбкой на ангела, знающего тайные пути и тропы вышнего мира, но чуждого знанию путей человеческого сердца.

Астролог легко может предвидеть такие события, но не предотвратить их. Ибо высочайшая мудрость, какая еще достижима, заключается в словах: да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли.

– Чтобы выздороветь, – сказал алхимик, – нужно пройти через море боли, как саламандре сквозь огонь!

Стремясь к ней и постоянно разочаровываясь, он за всеми своими усилиями незаметно состарился. Что осталось ему в жизни? Какие надежды? Какая цель? Он преклонился в душе перед неведомым и таинственным великим алхимиком, который оказался счастливее его. И еще раз оглянулся на свою потерянную жизнь.

Я с тобой – ты посылаешь меня к палачу. Собираюсь пойти – ты кричишь: останься, куда ты? Стоит мне присесть, ты говоришь, что я даром трачу время, стоит побежать – вопишь, что без толку рву башмаки. Когда молчу, ты спрашиваешь, не онемел ли я, скажу что-нибудь, а ты мне – снова пустился заливать!

Какое мне дело до того, что кто-то там болтает! Глухой услыхал, как немой рассказал, будто слепой видел, как ягненок плясал на проволоке.

Еще вчера я не ведал, как хорошо мне жилось на свете: я ел что хотел, читал книги, а вечером ложился в постель. Сегодня же на мне рука врага.

В пышных речах и красивых словах не было недостатка, но все они едва ли годились на что-нибудь, разве что – дуть на горячий суп.

Его соседи по набережной говорили, что если Берл Ландфарер возьмется торговать свечами, то солнце наверняка перестанет закатываться. Если с неба посыплются дождем дукаты, шутили другие, он будет сидеть у себя в комнате, а вот если дождь будет из булыжников, то они уж точно не минуют его головы. Не было порога, о который он бы не споткнулся.

В тех случаях, когда речь заходит о деньгах, и у одного они есть, а другому их позарез надо, часто может порушиться любая дружба.

При каждом княжеском дворе живет демон, имя которому подозрительность.

– В знаках, из коих вы составляете слова, – поучал он высокого рабби, – сокрыты великая сила и власть, которая управляет движением мира. Знай же, что все, отливающееся на земле в слова, оставляет свои следы в вышнем мире.

Ему вдруг почудилось, что он уже давно перешел за порог своей жизни, и только умирание почему-то затянулось.

Для большинства людей добывать золото – это тяжкий и часто бесплодный труд и мучение. Многие кладут на это дело всю жизнь и в конце концов все теряют.

Цитаты из сборника рассказов Лео Перуца «Ночи под каменным мостом»


Подготовила Анастасия Кадина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *