По следам Холокоста

По следам Холокоста

из личного архива Лилии Комиссаренко

Директор биробиджанской двадцать третьей школы Лилия Комиссаренко вернулась из Парижа, где прошел третий ежегодный семинар для региональных координаторов Российского научно-просветительского центра «Холокост»

В нем приняли участие педагоги из Москвы, Санкт-Петербурга, Биробиджана, Благовещенска, Владимира, Волгограда, Брянска, Саратова и Калининграда — директора и завучи школ, методисты институтов повышения квалификации педагогических работников. Побывала на семинаре и один из авторов учебника «Основы духовно-нравственной культуры народов России. Основы иудейской культуры» Галина Миндрина. Нашу область представляла директор биробиджанской школы № 23 с углубленным изучением отдельных предметов, языков и культуры еврейского народа Лилия Комиссаренко. 

— Мы с 2007 года сотрудничаем с Центром «Холокост», — рассказывает Лилия Вольфовна. — В 2009 и 2011 годах сотрудники Центра приезжали к нам на областные семинары. Все мероприятия, проходящие у нас в Биробиджане и области, посвященные теме Холокоста, всегда находят отклик в бюллетенях Центра «Холокост» и на его сайте. 

0422Участников ждала очень насыщенная программа. Отличительной чертой этого семинара стало то, что большое внимание уделялось не только истории Холокоста, но и проблеме геноцида в целом. В XX веке еврейский народ  был не единственным, кто подвергся массовым гонениям и уничтожению. С малоизвестными в России фактами познакомили французские лекторы. О геноциде племен гереро и нама, произошедшем в самом начале прошлого века, российским педагогам рассказал преподаватель политических наук в Брюссельском свободном университете и Институте политических исследований в Париже, автор многочисленных статей и изданий Джоэль Котек. Именно эти африканские племена в 1904 году первыми испытали на себе созданные немцами концентрационные лагеря. Именно здесь, в Южной Африке, работали двое из учителей  «ангела смерти из Освенцима» Йозефа Менгеле. В 1915 году жертвой очередного геноцида XX века стал армянский народ. А в 1994 году в Руанде было уничтожено по разным подсчетам от 800 тысяч до миллиона представителей народа тутси. 

Большой интерес и оживленную полемику вызвала лекция известного историка, главного редактора журнала «История Шоа» Жоржа Бенсусана об идеологии нацизма. Историк, доктор Николя Верт, поднял вопрос о политических репрессиях эпохи сталинизма. Исследователи Валери Познер и Анни Эпельбойн рассказали о том, как отразилась тема Холокоста в советском кинематографе и литературе. 

— Жорж Бенсусан отметил, — рассказывает Лилия Комиссаренко, — что Холокост — это не просто историческое событие, но еще и культурное, потому что большой пласт культурного наследия был уничтожен. Это общечеловеческое явление. Во Франции Холокост изучают еще и с философской точки зрения. Катастрофа позволила перешагнуть грань по отношению к человеку — как это ни кощунственно звучит, но оказалось, что уничтожать людей легко. И это страшно. 

Французские педагоги поделились со своими коллегами из России опытом преподавания истории Холокоста на уроках. Тема Холокоста преподается во Франции во всех школах и на всех трех ступенях обучения — в начальном, среднем и старшем звене. Для учеников организуют экскурсии в Мемориал Шоа. Сотрудники музея разработали 18 тем мастер-классов, посвященных истории Холокоста, с некоторыми из них российских педагогов познакомили более подробно. Учитель истории Кристоф Таррикон поделился личным опытом преподавания этой темы и рассказал о проблемах, с которыми ему пришлось столкнуться, и как лучше донести суть событий до школьников. 

— Нам подали много интересных идей о том, как можно преподавать в  школах тему Холокоста, — отмечает Лилия Комиссаренко. — Наш опыт также заинтересовал французских коллег. 

Для участников семинара провели экскурсию по Мемориалу Шоа в Париже. Наши земляки посетили бывший транзитный лагерь Дранси. 

— Нам показали могилу  неизвестного еврея-мученика, вечный огонь, картотеку, — рассказала Лилия Комиссаренко. — Накануне начала преследования евреев была проведена перепись и собрана картотека по еврейскому населению Парижа. Ею и воспользовались фашисты, депортировавшие евреев в Дранси, а оттуда в Освенцим. В Мемориале есть также две стены, на одной из которых выбиты имена тех, кто был уничтожен фашистами в страшные годы, на другой — имена праведников мира. 

— Я не первый раз участвую в подобных мероприятиях, — продолжает Лилия Вольфовна. — Отношение к Катастрофе везде разное. В Берлине, например, самое главное — сохранить память о тех людях, которые жили на территории Германии и впоследствии были уничтожены. Памятные знаки там буквально на каждом шагу — под ногами, на домах, везде написаны имена, фамилии, год депортации. Во Франции несколько другая ситуация. Сам пересылочный лагерь Дранси — это большой крупнопанельный пятиэтажный дом в форме буквы «П», построенный в 1939 году для не очень богатых слоев населения. Когда фашисты оккупировали Францию, этот дом обнесли колючей проволокой, отключили все коммуникации и превратили его в концентрационный лагерь. Немцы наглядно показали, как из обыкновенного жилого дома можно создать место заключения, место, где нарушаются права человека. Но еще больше поражает тот факт, что в этом доме сейчас живут люди. 

Сегодня, к сожалению, нередко идет отрицание Холокоста. Находятся те люди, которые утверждают, что его и не было вовсе. Освенцим как бы косвенно подтверждает, что были места уничтожения, но это касалось абсолютно всех народов, не только евреев. Потому что для тех людей, которых перевозили, например, из лагеря Дранси в Освенцим, даже бараков не строили. Их сразу отправляли в печь. В 1944 году, когда немцы уничтожили газовые камеры и крематории Освенцима, следов тех преступлений не осталось. 

— В нашей школе на изучение темы Холокоста отводится 17 часов в первом полугодии десятого класса. В течение года проходят мероприятия, посвященные памятным датам. После этого семинара я решила, что работу по этой теме нужно строить по-другому, — делится мнением Лилия Вольфовна. — Я расскажу своим коллегам о поездке, буду проводить идею, что Холокост — не только явление геноцида, это понятие намного шире. Думаю, теперь появятся новые темы для исследования, проекты. Существует много фильмов, серьезных, вдумчивых, построенных не только на эмоциях, но и философских умозаключениях. Возможно, стоит их с детьми смотреть,  а затем анализировать. Идей много.

— Этот семинар дал много тем для размышлений, — делает вывод Лилия Комиссаренко. — Сегодня мы видим, что уроки Холокоста надо продолжать изучать, чтобы предотвратить явление геноцида в современной цивилизации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *