По таежным тропам

По таежным тропам

Биробиджанские экологи и журналисты прошли малоизвестным маршрутом знаменитого исследователя Дальневосточного края Владимира Арсеньева

Идея реализовать этот проект принадлежала сотрудникам государственного заповедника “Бастак”, управлению Росприроднадзора по ЕАО, а также Владивостокскому обществу изучения Амурского края. Специально для этого в Биробиджан приехал инициатор акции, представитель общества, член Союза журналистов России, путешественник и писатель Иван Егорчев, уже более двадцати лет интересующийся жизнью и работой Арсеньева.

— Многим Владимир Клавдиевич Арсеньев известен прежде всего как писатель, автор книг «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала», «В горах Сихотэ-Алиня», — рассказал Иван Егорчев. — Есть данные о его, так сказать, государственной работе как топографа, исследователя новых, перспективных для Российской империи территорий. Владимир Клавдиевич Арсеньев, 140-летие со дня рождения которого исполняется в сентябре 2012 года, посвятил исследованию Дальнего Востока России 30 лет — с 1900 по 1930 год. За это время он лично организовал и возглавил около десятка только крупных экспедиций. До 1905 года он обследовал районы, которые сейчас называются Южным Приморьем; в ходе пяти экспедиций 1906-1912 годов – весь север Уссурийского края, вплоть до побережья Охотского моря и низовья Амура, с посещением Сахалина. В 20-х годах В.К. Арсеньев выезжал на Камчатку и Командоры, исследовал бассейн Амура, участвовал в составлении пятилетних планов развития народного хозяйства, изучал быт аборигенов Дальневосточного края.

Над многими из его поездок и исследований еще висит завеса тайны. Об этом говорит хотя бы то, что находящийся во Владивостоке богатейший архив Арсеньева до сих пор серьезно не изучался — на это нужны средства.

— Вот вам пример: среди множества документов, дневников, записей Арсеньева я как-то обнаружил подборку тематических карточек,  — рассказывает Иван Егорчев.  — Видимо, исследователь делал их для себя, чтобы не запутаться в свои записях. Упакованы они были в бумагу, перевязаны бечевкой. Никто их так и не распаковывал, так они лежали много лет. Я как-то на свой страх и риск развязал одну пачку. И оказалось, что завернута она была в черновик какого-то приказа, который  Арсеньев писал во время одной из своих экспедиционных поездок. Вот вам уже исторический документ, который может пролить свет на какую-нибудь сторону деятельности исследователя! Но этим нужно заниматься всерьез.

Поездка же Арсеньева на Дальний Восток, и не куда-нибудь, а именно на территорию нынешней ЕАО, до сих пор остается малоизвестным событием даже для жителей автономии и поселка Бира, близ территории которого в 1912 году и работал исследователь. Русское географическое общество, а именно его подразделение — Общество изучения Амурского края, заповедник «Бастак» и Росприроднадзор ЕАО решили провести эту акцию, чтобы сделать ее более известной местному населению. Ведь это часть нашей истории, и какая часть!

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Газета «Приамурские ведомости» в номере от 10 марта 1912 года писала: «8 марта на общественном собрании В.К. Арсеньев сделал очень интересное и содержательное сообщение о реке Бире (физико-географический очерк), об угольных копях и части строящейся в этом районе Амурской железной дороги. Сообщение сопровождалось демонстрированием массы диапозитивов и дополнялось подробными картинами, здесь были выставлены и образцы каменного угля в виде больших и малых глыб. Тема сообщения вызвала большой интерес, и собравшаяся публика с большим вниманием слушала сообщаемое. Ввиду того, что данные в этом сообщении сведения могут иметь общественный интерес, мы, пользуясь любезно доставленным нам г. Арсеньевым материалом, постараемся привести его полностью».

Интересовала  в ту пору Владимира Клавдиевича территория, расположенная недалеко от нынешнего поселка Бира, а именно Бирские угольные копи. Там было открыто месторождение угля неплохого качества. В.К. Арсеньев в своем докладе подробно описал геологическое строение всего района поездки и особое внимание уделил месторождению каменного угля, находящемуся в 160 верстах от Амура, на левом берегу Биры: «уголь чистый, блестящего черного цвета, отделяется мелкими кусками, горит длинным светлым пламенем, оставляя очень мало золы».

— Исследователь особо подчеркивал стратегическую важность разработки угольных копей, — рассказывает Иван Егорчев. —  Топливо было необходимо для паровозов, пароходов, отопления жилищ. После Русско-японской войны Бирские копи имели стратегически важное значение. Арсеньев так докладывал собравшимся: «Ввиду отсутствия угля между Хабаровском и Благовещенском значение бирского угля огромное. 1. Он находится в тылу армии. 2. Для флота (канонерских лодок) он является единственной каменноугольной базой. 3. Он нужен и вообще для судоходства на Амуре. 4. Уголь нужен и для Амурской железной дороги, и городу Хабаровску».

Разумеется, ученый уделил внимание строящейся железнодорожной линии: «Амурская железная дорога идет по долине р. Хингана (р. Белая) через водораздел в истоки Кимхана, затем левым берегом реки Биры до угольных копей. Отсюда дорога неизменно продолжает свое восточное направление к Хабаровску и идет несколько южнее р. Ин и параллельно ему. В горах уже приступили к выработке туннелей. Между рекой Бирой и Хабаровском полотно дороги уже намечено и окопано канавами. Станция Бира строящейся Амурской железной дороги находится от угольного рудника в расстоянии более двух  верст».

Он также отметил, что река Бира «является единственным естественным путем сообщения, по которому производится подвозка грузов и продовольственных запасов к строящейся Амурской железной дороге. И железная дорога, и Бирское каменноугольное товарищество заказали себе плоскодонные речные пароходы с осадкою 2 фута».

В январе 1912 года Переселенческое управление откомандировало В.К. Арсеньева в распоряжение приамурского генерал-губернатора Н.Л. Гондатти в качестве чиновника по особым поручениям. Через месяц, в конце февраля 1912 года, Арсеньев совершил первую поездку в новой должности с целью инспекции состояния рабочего вопроса на Бирских угольных копях. Эта мини-экспедиция, пролегавшая в основном по руслам замерзших рек, длилась всего 10 дней.

В общем обзоре ученый отметил особенности системы рек Амур, Биджан и Бира, более подробно описав последнюю:

«Когда едешь по реке и пробуешь ориентироваться по солнцу, то замечаешь, что солнце бывает по нескольку раз в день то впереди, перед лицом, то сзади, за спиной, то с одной стороны, то с другой и т.д. Зимой, при езде по льду реки на лошадях, миновать эти извилины, т.е. сокращать их берегом, не представляется возможным, потому что берега р. Биры хоть и не высоки, но очень обрывисты. Фарватер реки все время блуждает: то он идет у одного берега, то переходит к другому. Средняя глубина фарватера 5-6 футов. Река в этом отношении до сих пор еще не изучена. Первый почин в этом направлении сделало Бирское каменноугольное т-во. Оно выслало штурмана Каминского и техника Нежинского с отрядом рабочих для съемки и исследования реки… Рабочие очищают берега от завалов и буреломного леса и ставят сигналы, указывающие направление, которого должны держаться пароходы».

ЗДЕСЬ БЫЛ ВЛАДИМИР

Участники исторической акции решили повторить путешествие Арсеньева по территории вдоль Амура. Маршрут Арсеньева пролегал от города Хабаровска по «колесухе» — грунтовой дороге, тянувшейся вдоль Амура, через хутор Головинский до станицы Надеждинской, а далее — по реке Большая Бира (Кимнин) до станции Бира и строящейся Амурской железной дороги. С помощью местного населения — жителей поселка Бира — участники «арсеньевского» путешествия проводили собственные исследования. Благодаря активной помощи местных жителей удалось  найти и относительно сохранившиеся участки «колесухи», и место паромной переправы, действовавшей в начале ХХ века между станицами Русская Поляна и Надеждинская. Обнаружилось и точное местоположение Бирских каменноугольных копей, и упоминаемый Арсеньевым овраг, по которому уголь транспортировался на берег Биры (по данным Арсеньева, к концу февраля 1912 года угля было добыто около 150 000 пудов) и складировался для погрузки на баржи, а также, возможно, и следы обвалившихся штолен и геологоразведочных шурфов. Они представляли собой характерные ямы и борозды в земле .  Все эти находки являются ценными историческими артефактами.

— Одной из целей поездки было привлечь внимание общественности к личности Владимира Клавдиевича Арсеньева, его роли в изучении и защите Приамурья, донести до жителей области информацию о малоизвестной странице из биографии Арсеньева – инспекторской поездке на Бирские каменноугольные копи, — рассказывает руководитель управления Росприроднадзора по ЕАО Василий Горобейко. — Мы организовали встречу с населением поселка Бира, на которой хотели рассказать о своей поездке. Печально, что пришло на нее не так много народу, как хотелось бы. Но была молодежь, были ученики школы. Кстати, руководство Бирского городского поселения живо заинтересовалось поданной идеей — установить в одноименном поселке памятную табличку, в которой бы упоминалось о пребывании здесь сто лет назад  Владимира Арсеньева. Возможно, к 140-летию Арсеньева такой памятный знак появится в Бире.

Помимо инспекционной работы Арсеньев изучал быт и культуру коренного населения, а также приезжих работников Бирского месторождения, на основе чего собрал богатый этнографический материал. Несмотря на весьма краткий срок командировки и вполне конкретные ее цели, В.К. Арсеньев успел произвести и археологическую разведку. Он лично осмотрел одно из древних укреплений, которое находилось на правом берегу Биры, в 14 верстах от казачьего хутора Надеждинского. Описание ученого выглядит так: «Укрепление представляет из себя круглую площадку в 9 саж. в диаметре правильной формы. Посредине площадки две широких, но не глубоких ямы – видимо, места жилищ. Круглая площадка окружена тремя рядами концентрических валов и рвов – вероятно, это был сторожевой пост. По словам казаков, другое большое укрепление находится несколько выше по реке Бире, на левом ее берегу, около Красного Яра, затем два городища они видели на р. Икура и на р. Ин».

К сожалению, месторождение угля оказалось не таким богатым. Хотя и предпринимались экспедиции с задачей провести дальнейшую геологоразведку, и предполагалось, что угля в Бирском месторождении гораздо больше, чем  в других местах, в 1936 году было решено в этом деле поставить точку. Но вместе с тем Бирские копи сыграли большую роль в укреплении позиций Российского государства на Дальнем Востоке, и во многом благодаря Владимиру Арсеньеву. И он, как исследователь,  и уголь, как стратегическое топливо, оказались в нужное время в нужном месте, позволив заселить эту территорию и закрепиться на ней русскому населению.


 

В подготовке материала использованы данные и фотография, предоставленные Росприроднадзором по ЕАО.

На фото: Владимир Арсеньев за работой. Очень вероятно, что снимок сделан именно в зимней Бирской экспедиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *