По военным дорогам

По военным дорогам

Анатолия Клименкова

Евсей Абрамович Пипкин убежден, что пережил войну только потому, что за него молилась его мама

Война ворвалась в их город в первые же минуты ее начала — в 4 часа утра 22 июня 1941 года. Ворвалась грохотом взрывающихся бомб, гулом пикирующих самолетов, звоном выбитых воздушной волной стекол и падающей штукатуркой. Дом, где жили Пипкины, стоял в Евпатории на самом берегу бухты, а в бухте находилась часть Черноморского флота СССР. Вот немцы и бомбили активно стратегический объект, а заодно и дома, которые были рядом.

Детей из города вскоре эвакуировали в Краснодарский край. Евсея Пипкина с группой ребят привезли в колхоз «Хлебороб имени Ильича». Здесь пятнадцатилетний подросток работал на уборке хлеба — управлялся на жатке, вязал снопы. Потом убирали картофель, другие культуры. Зимой Евсея перевели на животноводческую ферму.

Летом 1942 года немецко-фашистские войска начали большое наступление на Ростов и Северный Кавказ. В колхозе сформировали группу из ребят, женщин и руководителя-мужчины, которой поручили перегнать на восток колхозный скот. В этой группе был и Евсей. Гнали скот по ночам, а днем прятали его в лесных полосах — ведь немецкие самолеты гонялись за каждой живой целью.

На Кавказе они сдали скот  216-й стрелковой дивизии. А Евсея, которому исполнилось 16 лет, взяли рядовым в состав этой дивизии. Первое время он приглядывал за стадом — коров передали госпиталю, где было много раненых солдат. Затем назначили связным при штабе, а через некоторое время перевели в автобат — автомобильный батальон. Как вспоминает Евсей Абрамович: «Машин шестьдесят — и большая часть требует ремонта. Приходилось трудиться дни и ночи».

Через три месяца работы в автобате послали молодого бойца на курсы шоферов  и сразу же посадили на «полуторку». Так военный шофер, рядовой Евсей Пипкин стал возить боеприпасы на передовую. Налетали фашистские самолеты — надо было маневрировать: то резко поворачивать с дороги, то гнать машину, то неожиданно останавливать. Бывало, что почти рядом падала бомба или снаряд, машину засыпало землей, осколки прошивали борта и разбивали стекла, но…

— Я постоянно ждал взрыва боеприпасов, а когда все заканчивалось, не верил, что остался жив, — вспоминает ветеран. А потом почти серьезно говорит: «Оставался жив, потому что моя мама за меня молилась Всевышнему».

— А если серьезно, то я родился в «рубашке», — продолжает он свой рассказ о буднях фронтового шофера. — Когда в колонне машин переходили Сиваш при освобождении Крыма, немцы бомбили переправу и мой «шевроле» ушел под воду и опрокинулся. Я просто чудом остался жив. Ну а что касается моей мамы, то она мне после войны сказала: молилась днем и ночью, чтобы ты вернулся живой.

После освобождения Крыма 216-я стрелковая дивизия вошла в состав 51-й армии 4-го Украинского фронта.

А потом началось наступление наших войск. Это было тяжелое зрелище — видеть сожженные деревни, развалины городов, бредущих по дорогам изможденных женщин, стариков, детей, возвращавшихся домой. Тяжелы были дороги Украины, но еще тяжелее — дороги Белоруссии. Болотистая, пересеченная речками и озерами лесистая местность. Если «студебеккер» застревал, приходилось его разгружать и буквально на руках вытаскивать из грязи. Хорошо, если еще помогала матушка-пехота да фашисты не налетали.

Затем дивизию перебросили на 1-й Прибалтийский фронт, которым командовал известный полководец Иван Баграмян. И снова беспрерывный подвоз боеприпасов, продовольствия. Но однажды большую колонну машин направили в Ригу и на машины погрузили полк моряков-десантников. Как оказалось, под Кенигсберг. Ехали ночью, только с подсветкой. И снова возил Евсей боеприпасы днем и ночью, даже помогал в разгрузке.

Штурмовали Кенигсберг с моря и с суши. Здесь Евсей Пипкин и узнал о капитуляции Германии.

После демобилизации он вернулся в родную Евпаторию, где уже находились мать с детьми. Устроился на работу в военкомат шофером, а через год по путевке комсомола поехал на Дальний Восток.

Был в селе Белгородском Смидовичского района колхоз «Ройтер Штерн», там он и начал свою жизнь на новом месте. Окончил в Николаевке курсы трактористов и четыре года трудился на колхозных полях. Правление неоднократно поощряло трудолюбивого парня. А в 1954 году его вызвали в райком комсомола и предложили пойти на работу в строительно-монтажный поезд. Вначале, правда, послали на курсы в Новосибирск — и он не только с отличием их закончил, но и создал из курсантов бригаду, которая отремонтировала всю систему жизнеобеспечения здания курсов — теплотрассу, канализацию, водоснабжение.

Более 10 лет проработал Евсей Пипкин на передвижном поезде. А когда переехал в Биробиджан, его назначили в один из строительных участков бригадиром нулевого цикла. Нулевой цикл — это закладка фундаментов под здания. Видно, крепкие, надежные были фундаменты, потому что в 1975 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР Евсею Пипкину присвоили звание «Заслуженный строитель РСФСР». За время работы в строительстве получил он немало и других наград, в их числе — орден «Знак Почета».

А среди его боевых наград — орден Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией» и другие.

Они с супругой вырастили двух достойных детей, радуют внуки. Жаль, что нет уже рядом верной спутницы жизни — потерю жены Евсей Абрамович пережил очень тяжело. Но старается не падать духом — бодр, энергичен, встречается часто с друзьями, коллегами по работе, дома держит порядок.

Накануне праздника Великой Победы хочется пожелать ветерану здоровья, благополучия и еще много раз отметить этот день вместе с теми, кто тоже прошел и проехал дорогами Великой Отечественной войны.

Галик СТАВЧАНСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *