По зову сердца

По зову сердца - Фира Моисеевна Кофман

Фото из архива  БШ

Фира Моисеевна Кофман

Эту передачу ведущая Римма Лавочкина посвятила судьбе первостроителя Биробиджана, Почетного жителя областного центра, женщины-легенды, которая более шестидесяти лет строила и благоустраивала Биробиджан, –  Фире Моисеевне Кофман.

– Я приехала в Биробиджан в 1936 году, – рассказывала Фира Моисеевна, – тогда он был рабочим поселком. Воспитывалась я в детском доме в Белоруссии. Окончила школу-семилетку, и в 1932 году мне разрешили поехать в Минск, где я поступила в Минский строительный техникум. По его окончании меня по комсомольскому призыву послали на Дальний Восток, в Биробиджан. До того, как сюда начали приезжать первые переселенцы, тут был маленький поселок – станция Тихонькая. Двести домиков, примерно шестьсот местных жителей, одна маленькая школа, один маленький медицинский пункт, одна торговая точка. В день приходило три-четыре письма всего. Вот что было раньше.

Фира Моисеевна Кофман была одной из тех, чьим трудом Биробиджану из небольшого рабочего поселка было суждено преобразиться в центр Еврейской автономной области. В 1936 году город только начинал строиться.

В музее первостроителей Биробиджана

– Когда я приехала, стройки в Биробиджане было очень мало, города фактически не было, – вспоминала Фира Моисеевна. – Что я увидела? Болото, тайга, комары, гнус. Еще не было тротуаров, а были вместо них деревянные дощечки. Помню день, когда я очутилась в Биробиджане, – 23 августа 1936 года. Тучи заполонили небо, лил дождь. На площади стояли фонари, которых не было видно – они были полностью покрыты комарами. А пройти надо было по маленькой узкой дощечке. Нам в тот день не хватило места в переселенческом пункте – поселили нас в строящемся деревянном доме. Там мы ночевали первую ночь, помню в тот вечер было факельное шествие молодежи – видели его через окно. Потом нас поселили в барак.

Всю жизнь Фира Моисеевна проработала в тресте «Биробиджанстрой». Вместе с мужем Зельманом Резницким участвовала в строительстве практически всех домов, которые сегодня считаются историческими памятниками города.

– Я попала в замечательный строительный коллектив, – рассказывала Фира Кофман. – В то время в тресте были очень хорошие руководители, технически грамотные инженеры. Строили в основном деревянные здания, только-только начиналось возведение кирпичных. Я как раз попала на строительство улицы Ленина, ее считаю своей родной, кровной улицей. Моим первым объектом было здание первой    двух-этажной деревянной почты на улице Ленина. Затем были и другие дома, и деревянные, и кирпичные. Сначала работала простым мастером, через год меня перевели на должность прораба. Затем – стала начальником участка, после – старшим прорабом. Столько лет проработала в «Биробиджанстрое» – все потому, что хороший, дружный коллектив меня окружал, который всегда старался поддержать в трудную минуту. Да и работали все целыми семьями – Быковых, например, трудилось пять человек, Щитовых – четверо.

В 1936–1937 годах в Биробиджане продолжалось строительство – швейная фабрика, здания гастронома, хлебозавода, железнодорожного вокзала, начиналось строительство кирпичных жилых домов. Немало трудностей выпадало на долю первостроителей – наравне со всеми Фира Кофман училась их преодолевать. Но некоторые из них навсегда оставались в памяти – в первую очередь это мощь и необузданность водной стихии.

– Бира все время выходила из берегов, затопляя на два-три дня все вокруг, – рассказывала первостроитель. – Помню, в 1937 году я руководила строительством восьмой школы-интерната. Во время наводнения мне приходилось на работу плыть на лодке. Проплываю по улице Советской, на моих глазах в одну секунду сносит и срывает наводнением маленький домик, а на его крыльце стоит и кричит коза!

О том, насколько нелегок труд строителя, пожалуй, много говорить не стоит. Достаточно отметить, что это физически тяжелая работа. Женщины-строители наравне с мужчинами выполняли все виды работ и делали все это качественно и в срок.

– Обкомом комсомола я была командирована на время в поселок Николаевка, – делилась воспоминаниями Фира Моисеевна, – сперва в качестве начальника строительства, а затем прорабом. Нам поручили задание – к учебному 1940 году построить там школу. А начинали мы в 1939 году. Пришла я на новое место – там был сливовый сад, пришлось его разрушить. Заложили фундамент, за камнем приходилось ездить по шесть километров, по речке на катере, по дороге на грузовике. А мне было-то всего двадцать два года, в строительстве только третий год работала. Почему я вспоминаю именно этот период? Потому что школа эта – была полностью самостоятельной работой. У нас был контроль в лице облоно и крайоно, но на самой стройке у нас не было начальников. Все делали сами – сами искали рабочих, сами добывали материалы, сами строили. И все нам помогали, кто чем мог, – и население поселка, и тогдашний директор лесного комбината по фамилии Кац. Даже школьники помогали – шлифовали ступеньки кирпичами – больше нечем было. Так дружно к новому учебному 1940 году мы сдали школу с оценкой на отлично!

Не счесть примеров настоящего мужества в судьбе этой хрупкой с виду, но очень сильной женщины – Фиры Моисеевны Кофман. Каждое ее воспоминание, записанное на пленке, – сокровище. Это наша история. А творили ее люди с большой буквы.

– После войны Биробиджан строился медленно, – рассказывала Фира Моисеевна. – Денег давалось очень мало. Я тогда начала строить восемнадцатиквартирный дом, строили его пять лет. Полным ходом стройка пошла в 1960 – 1970-е годы. Быстрыми темпами начали строиться улицы Шолом-Алейхема, Димитрова, Горького, Пионерская, Комсомольская. Улица Шолом-Алейхема знаете, как строилась? Вот болото – засыпали его, построили дом. Дальше засыпаем – дальше строим. А рядом дети рыбу ловят. У меня в музее (Фира Моисеевна была создателем и хранителем музея первостроителей Биробиджана  – прим.) есть фотография, где мальчики рыбачат в речке, которая называлась Волынка. Кто там стоит с удочкой? Это Борис Юрьевич Косвинцев, который многое сделал для нашего музея. Ему тогда семь лет было. А что еще характерно? Через эту речку проходит самая лучшая, самая последняя наша улица – Пионерская, широкая, с двусторонним движением. Выходит, наш город не только на болоте построен, но и на речке. На месте Дома культуры была яма и болото – там надо было сыпать и сыпать. И на месте филармонии! Когда ехали, мы же знали, что едем не на готовое, что там тайга, болото. Все это мы прекрасно знали! Некоторые говорят, что переселенцев заставляли ехать – это ложь! Люди ехали добровольно. Конечно же, были и такие, кто не выдерживал, кто обратно возвращался. Но их немного было.

Фира Моисеевна ушла из жизни в 2008 году. В 2012 году ее имя было присвоено улице Биробиджана, которой еще не было на карте (наша газета подробно писала об этом в статье «Увековечить и забыть?» от 6 июля 2016 года). В сентябре 2017 года, когда отмечалось 80-летие Биробиджана, на доме, где жила Фира Кофман, была установлена мемориальная доска в память о первостроительнице нашего города.

Комментарий “По зову сердца”

  1. Спасибо редакции газеты и Ирине Манойленко за проявленную настойчивость в сохранении памяти о Фире Моисеевне ( решение вопроса растянулось на несколько лет…)
    «…в 1932 году… я поступила в Минский строительный техникум. По его окончании меня по комсомольскому призыву послали на Дальний Восток, в Биробиджан».
    «… Когда ехали, мы же знали, что едем не на готовое, что там тайга, болото. Все это мы прекрасно знали! Некоторые говорят, что переселенцев заставляли ехать – это ложь! Люди ехали добровольно. Конечно же, были и такие, кто не выдерживал, кто обратно возвращался. Но их немного было». Нынешней молодежи надо знать об этом.
    Фира Моисеевна была красивой души человек, одним из НАСТАВНИКОВ молодежи города и области. К ней молодые тянулись, слушали, вникали в то, что она рассказывает им и советует для жизни. Удивительная судьба ее, СТРОИЛА! своими руками с товарищами город и область — фабрики и заводы, школы и больницы, библиотеки и жилые дома. Строила!, господа, не рушила и уничтожала многие сотни и тысячи рабочих мест в городе Биробиджане…, как это сделали вы…
    Я рад , что был много лет знаком с Фирой Моисеевной — коммунистом и Гражданином Советской страны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × четыре =