Почему в Биробиджане нет памятника Казакевичу?

С этого вопроса началась встреча членов литературного клуба «Живая книга», посвященная памяти поэта и писателя, жившего в довоенные годы в Биробиджане

Кажется, совсем недавно в нашей области активно отмечали 100-летие со дня его рождения, но вот уже подступила 105-я годовщина. Эммануил Казакевич родился 24 февраля 1913 года на Украине, семнадцатилетним юношей приехал в Биробиджан и прожил здесь самые лучшие свои годы, как написал он в одном из своих дневников.

– Почему же в Биробиджане нет ему памятника? – прозвучал вопрос. – Уж кто-кто, а Казакевич его заслужил.

Да, есть в городе памятная доска на здании, где писатель работал в газете «Биробиджанер штерн», есть улица его имени. А памятника нет.

– Я как-то предложила создать в городском парке, аллею литераторов, которые жили у нас в области, писали о ней. Думаю, эту идею мы могли бы осуществить. В тридцатые годы их было необычайно много – романтиков, которые мечтали построить страну Биробиджан – молодых писателей, поэтов, журналистов. Известных и просто талантливых, образованных, интеллигентных. Эммануил Казакевич, несмотря на свои семнадцать лет и машиностроительный техникум за плечами, хорошо знал литературу, переводил Маяковского, пробовал себя в поэзии, – напомнила о начале биробиджанского периода жизни поэта и писателя руководитель клуба Алла Акименко.

Участники встречи посмотрели презентацию, подготовленную сотрудниками Областной универсальной научной библиотеки им.Шолом-Алейхема. Самая юная участница встречи Соня Зайченко прочла стихотворение «Своя земля», которое поэт написал вскоре после войны, которую он прошел добровольцем, так как на фронт его не брали из-за плохого зрения. Но он настоял на том, что может и должен быть в рядах защитников Родины. И стал разведчиком, командиром разведывательного отряда. Не будь в биографии писателя четырех военных лет, не было бы его ярко вспыхнувшей «Звезды», не было бы другой щемящей повести о человечности на войне – «Двое в степи». Об этом произведении напомнила член клуба, кандидат филологических наук Лидия Капуцына:

– Если повесть «3везда» признание получила сразу, писателю посоветовали лишь поменять ее первоначальное название «Зеленые тени», то «Двое в степи» приняли, можно сказать, в штыки, на автора обрушился шквал обвинений. А строились обвинения критиков на том, что писатель сделал главным и положительным героем «труса» и «предателя», приговоренного трибуналом к расстрелу. Я бы назвала эту повесть самой честной и совестливой и всем, кто с ней незнаком, советую ее прочесть. Или посмотреть снятый по ней режиссером Анатолием Эфросом одноименный фильм.

И снова – возвращение к стихам. Алла Акименко напомнила о том, как переводился с идиша на русский язык первый поэтический сборник Казакевича «Биробиджанбой» («Биробиджанстрой»). Были прочитаны «Корейская новелла» и другие стихи, вошедшие в сборник.

Наряду со стихами на «злобу дня» у поэта было немало лирических стихотворений. Одно из них – «Весна» перевел с идиша Евгений Евтушенко.

Аисты, прибыли аисты,

Всех красотой завораживая.

Их белые крылья взметаются,

Впереди их клювы оранжевые.

Как им легко летается!

Как всему миру тается!

Вот так прибывают аисты.

Ласточки, прибыли ласточки!

Словно комочки земли,

Садящиеся так ласково

На старые гнезда свои.

Работают клювы и лапочки,

И ставят на гнезда латочки.

Вот так прибывают ласточки.

Люди, прибыли люди!

Их песни – на лесоповале,

Костры запылали во вьюге,

Глаза у костров запылали.

Все стало домашним в округе,

И теплым, как будто на юге.

Вот так прибывают люди.


Ирина Шолохова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *