Подайте на пропивание

Подайте на пропивание - В день Леониду Фунтасову подают 150-200 руб

В день Леониду Фунтасову подают 150-200 руб

Бомж потребовал от полиции: «Примите меры. Меня хотят выселить из МОЕГО подвала!»

Фунтик в Теплоозёрске — личность известная. Мужчина с таким прозвищем – центральный персонаж поселковых улиц. Мультяшное имя получил из-за похожей фамилии — Фунтасов, только вот жизнь бьёт совсем не «по-детски».

Вот уже тринадцать лет он живёт, где придется: то в подвале заночует, то в одном из заброшенных частных домов. Днём бродит по улицам, просит у прохожих денег «на пропитание». 

Встретила я его на безлюдном пятачке в самом центре посёлка. Переминающийся с ноги на ногу человек сразу привлёк моё внимание. Крупные ледяные капли, висящие у него на  усах и бороде, давали понять, что стоит на морозе он уже не первый час. Несчастный вид 45мужчины просто не позволил мне пройти мимо, не кинув в протянутую руку «дежурную» монетку. 

На моё предложение зайти в ближайший магазин погреться, бездомный грустно улыбнулся и пожал плечами со словами: «Кто ж меня пустит-то туда? Попрут сразу». Но обнадеженный обещанием, что никто его не выгонит, смиренно похромал за мной. Хромал он довольно заметно, но шустро…

Представившись Леонидом Михайловичем, мужчина жалостливо рассказывал о том, как «докатился до жизни такой». 

— Я раньше-то нормально жил. Отучился девять классов здесь, в Тёплом, потом в леспромхозе работал, это уже в Приморье было. Там же на машиниста-бульдозериста отучился, – потирая замерзшие руки, торопливо рассказывал мой собеседник. –  Потом в Хабаровске работал. Котлы ремонтировал. А когда мать заболела — в Теплое приехал, ухаживал за ней. Мы в коммуналке тогда жили, потом мать в Биракан лечиться отправили, я с ней поехал. Уже после её смерти назад вернулся, и вышло, что для соседей оказался персоной нон-грата, — ввернул вдруг Фунтик словечко из лексикона юристов и дипломатов. Несмотря на многолетнюю жизнь на улице, изъяснялся мужчина довольно грамотно. Пожалуй, лучше многих бульдозеристов.

— Из дома они меня погнали, — продолжал тем временем свой рассказ Леонид Михайлович, — документы все уничтожили. Там и паспорт был, и военник, трудовая, корочки бульдозериста…

Каким образом были уничтожены его документы, Леонид Михайлович точно не знает. Оставшись в сорок два года без жилья и паспорта, первое время жил у друзей. А потом оказался на улице. Стал побираться. Периодически подрабатывал сторожем на пасеке. Почему сразу не восстановил документы – ответить затрудняется. 

На мой вопрос, что приключилось с его ногой и не нужна ли помощь врачей, мужчина рассказал, что четыре года назад, помогая на пилораме, повредил ногу. С тех пор передвигается с трудом. В больницу не обращается – боится, что ногу «оттяпают». 

— Паспорт-то у меня теперь есть. И страховое с медицинским полисом. 

С видимым трепетом мужчина стал копаться в кармане фуфайки, откуда достал заветные документы.

На паспорте красовалась бордовая кожаная обложка (интересно, где мужчина её раздобыл?). Придерживая вложенную в удостоверение гражданина иконку с изображением святителя Спиридона (считается, что тот помогает бедным — авт.), Леонид Михайлович с гордостью протянул мне восстановленный год назад документ.  Графа «Место жительства» истосковалась по штампу с местом прописки. 

Рассмотрев документ, я отдала его владельцу. Леонид Михайлович бережно взял и не менее трепетно убрал паспорт на свое законное место – назад во внутренний карман фуфайки, поближе к сердцу.

Нынешнее убежище бездомного – подвал одной из многоэтажек. Как позже мне рассказали в местном отделении полиции, жильцы дома такому соседству не очень-то рады. За пьяные дебоши, которые бомж частенько устраивает с друзьями по несчастью, владельцы квартир неоднократно пытались выгнать надоевшего бездомного на улицу. Но не так-то легко выселить человека из подвала, который он искренне считает своим законным домом! Полицейские помнят случаи, когда Леонид приходил к ним и требовал: «Примите меры. Меня выгоняют из МОЕГО подвала»… 

Помощь жители посёлка оказывали бедолаге неоднократно. Жалостливый работник правоохранительных органов даже селил неблагополучного мужчину в свой дачный домик! Казалось бы, печка есть, дров хватает, никто не выгоняет – благодать. Живи себе на здоровье, потихоньку налаживай свою жизнь. Но, прожив пару месяцев в предоставленном ему домике, Леонид вернулся обратно в подвал.  Видимо, отвык от человеческих условий жизни. 

До времени, когда Леониду Михайловичу можно будет претендовать на материальную поддержку от государства — трудовую пенсию,  ждать ему ещё шесть лет. Как стало ясно из разговора, Леонид  считает, что государство буквально обязано помогать ему уже сейчас. Потому что с больной ногой он не может вернуться к работе. Однако доказать свою нетрудоспособность официально, чтобы получать пособие по инвалидности, мужчина даже не пытался. Говорит, и так видно, что работать он не может. Тем не менее на то, чтобы бродить по посёлку, выпрашивая деньги, сил ему вполне хватает.   

За один день Леониду удается собрать неплохую сумму —  сто пятьдесят, а то и двести рублей. Как утверждает Леонид Михайлович, этих денег ему хватает лишь на булку хлеба, банку консервов да пачку сигарет. Кипяток добывает из расположенных в подвале  труб системы отопления. 

По моим наблюдениям, булка хлеба в поселке стоит от 16 до 27 рублей. Получается, на покупку консервов и сигарет у бездомного приходится в среднем по 60 рублей в день. Выходит, что практически весь свой дневной «заработок» он тратит на что-то другое? Про самогон Леонид Михайлович забыл упомянуть. Как и о том, что соседи не захотели с ним жить под одной крышей из-за его судимости за убийство. Об этом мне, стоящей на улице и беседующей с Леонидом Михайловичем, рассказал проходивший мимо мужчина. Он давно наблюдает за жизнью бомжа и вот побеспокоился сейчас обо мне…

Какое-то противоречивое мнение сразу сложилось о Фунтике.  Получается, не такой он несчастный и безвинно пострадавший, каким старался показаться? За 13 лет скитаний теплоозёрский бомж научился перевирать историю своей жизни так, чтобы жалостливые люди побольше подавали. Ведь далеко не каждый человек захочет отдать свои честно заработанные деньги уголовнику. А несчастной жертве обстоятельств – всегда пожалуйста. Вот и я, растрогавшись от душещипательной истории бродяги, вручила ему сотенную купюру. Наивно надеясь, что Леонид Михайлович потратит эти деньги на еду, а не на алкоголь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *