«Поднимите мне веки…»

«Поднимите мне веки…»

Почти голливудский экшен-фильм «Вий» собирает и в Биробиджане полные залы

До последнего не предполагалось, что же такого оригинального смогли сотворить создатели современной трактовки гоголевского «ужастика» на основе классического сюжета. Я сидел в кинозале перед началом показа и вспоминал свое детство, своего «Вия», которого я, советский школьник, увидел в 1989 году по черно-белому телевизору на одном из двух государственных каналов. 

Помню, тогда чуть ли не на семейном совете решалось, разрешат ли нам с братом родители смотреть этот фильм или погонят спать. Лавры первого советского фильма ужасов тогдашний «Вий» завоевал не зря – нам, еще не искушенным спецэффектами, голливудскими Фредди Крюгерами и тому подобными киномонстрами, было реально жутко. Атмосфера жути и бесовщины только нагнеталась черно-белым видеорядом, игрой актеров и разнообразной страшенной нечистой силой, а уж плохой конец гоголевской истории не давал нам спокойно засыпать несколько ночей подряд… А в школе разговоров и переживаний среди учеников по поводу страшного кино хватило на неделю…

Какое же впечатление от современной трактовки бессмертного сюжета сейчас? Первые выводы – все очень вторично, так и хотелось сказать: «Было, видел, знаю». В голову сразу пришли сюжеты кинофильмов «Багровые реки», «Братство волка», отчасти «Сонная лощина», где леденящее душу потустороннее начало истории к концу оказывалось мистификацией, до жути натуральной, но тем не менее придуманной людьми и от этого вполне объяснимой. 

Вся чертовщина окончилась на гоголевской истории, которая стала частью жизни маленького глухого хутора. Философ Хома Брут, отпевавший умершую панночку, скончался в церкви, проклятой нечистой силой. Саму церковь обнесли частоколом и заперли крестом, дабы не вырвалась из нее бесовщина. С той истории прошел год…

Странно было вдруг увидеть на экране совсем другие места – Англию времен Исаака Ньютона и некоего картографа и географа Джонатана Грина, который во имя науки затевает сделать как можно более точную карту мира, зачем и отправляется в путешествие по странам и весям. Волей судеб его заносит в Закарпатье, где он и впервые слышит ужасающую историю о Хоме и панночке-ведьме. А позже, к ужасу своему, ученый-материалист оказывается непосредственным участником мистических событий – еще одним героем, которому предстоит взглянуть в глаза самому Вию. Это потустороннее существо украинской мифологии, кстати, создано в фильме очень достойно – вполне себе хронического вида нечисть, темный бог, олицетворяющий собственные страхи человека…

Нет смысла, да и несправедливо к потенциальным зрителям будет пересказывать весь сюжет кино. Фильм стоит того, чтобы его посмотреть хотя бы из-за игры актеров, украинского антуража и колорита, а также из-за смешных ситуаций, в которые то и дело попадают герои. Верно думать, что от такого кино никто не ждет большего — какой-то философии, многогранности, потребности задуматься, поразмыслить; это просто фильм-экшен, зрелищное действие, сделанное не для напряжения мозгов, а для развлечения.

 Хотя есть несколько неоднозначных моментов, которые, вероятно, заставят все же задуматься многих зрителей. Это, например, пафосная финальная сцена в церкви с главным злодеем и старинным деревянным распятием (ну как тут не поверить в божий промысел?), а также момент с «опиумом для народа»: «Вот именно, что стадо», — бормочет про себя один из жителей хуторка, старый мудрый козак Явтух в ответ на реплику святого отца Паисия: «Что ж ты, сотник? Уже не с божьим стадом?»… Легко бывает завладеть простыми неискушенными душами тем, кто умен, просвещен, но  жаждет власти и повиновения…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *