Подводное голосование

18 марта прошли выборы президента России, в которых приняли участие две трети жителей области.

И эту явку посчитали очень хорошей. А я вспомнил в связи с этим другие выборы, которые прошли тоже весной, 16 марта 1958 года, то есть шестьдесят лет назад. И явка на эти выборы была стопроцентной

В тот год я служил на подводном флоте, и в феврале весь наш экипаж отправился в далекое автономное плавание. Нас сразу предупредили, что участвовать в выборах нам не придется. Конечно, и я, и мои сослуживцы расстроились – ведь у нас это были первые в жизни выборы и очень хотелось поучаствовать в них. Но тут уж ничего не поделаешь…

И вдруг где-то за неделю до выборов мы узнаем, что голосовать нам все же придется. Избирательный участок разместили в торпедном отсеке. Мы до последнего сомневались, что все пройдет как надо.

Выбирать предстояло депутата Верховного Совета СССР от Хабаровского края, это был один из краевых руководителей Лившиц. В то время в бюллетене была только одна фамилия, и если кто не хотел голосовать за единственного кандидата, тот эту фамилию вычеркивал. А кто был согласен с кандидатурой, ставил рядом с ней галочку.

В то воскресное выборное утро подводники дружными рядами направились в торпедный отсек – избирательный участок открылся в шесть утра. Все торопились быстрее исполнить гражданский долг, настроение было на подъеме. Правильно говорят, что в советские годы на выборы шли, как на праздник, так было и на нашей подводной лодке 16 марта 1958 года. Проголосовали мы задолго до обеда, и наш радист азбукой Морзе передал, что явка была стопроцентной и все проголосовавшие поддержали кандидата в депутаты единодушно.

Потом был праздничный обед, который мы, активные избиратели, безусловно заслужили.

В шестидесятые годы уже дома, в Биробиджане, мне пришлось выбирать в Верховный Совет СССР свою землячку, работницу швейной фабрики Любу Кофман. Вернувшись с первой сессии из Москвы, она с восторгом рассказывала нам, как познакомилась с Валентиной Терешковой, как первая женщина-космонавт помогла ей купить хорошую одежду.

А в 1966 году уже сам я избирался депутатом – правда, не в Верховный, а в Биробиджанский городской Совет. И став таковым, старался по мере сил помогать своим избирателям решать жилищные и бытовые проблемы, выполнять их наказы.

Вот такие воспоминания навеяли у меня прошедшие выборы президента России.

Юрий Федорович Опенько, ветеран труда

 

 Читатель откликнулся

Такие уж мы, женщины

Газету «Биробиджанер штерн» читаю лет десять, стараюсь не пропускать ни одного номера. Очень много узнала за это время о еврейской жизни, традициях, можно сказать, стала еврейкой, хотя по национальности русская

С удовольствием прочитала статью «Озорная Роза» – о художнице Розе Строковой, которую я хорошо знала. Как и она, я тоже жила долгое время в Киргизии, это землячество нас и сдружило в Биробиджане. К тому же я тоже увлекаюсь рисованием, живописью, у меня хранятся картины с горными и степными киргизскими пейзажами.

Но это – на любительском уровне, а Роза – настоящий художник и я восхищаюсь ее талантом. Жаль, что она уехала из Биробиджана, город многое потерял с ее отъездом.

Затронула меня и статья «Прекрасные и властные», даже не ожидала, что мы, женщины, так востребованы в руководстве областью и районов. Можно было этому порадоваться, но что-то не хочется – ненормально это, когда женщины берут на себя мужские роли, руководят коммуналкой, транспортом, сельским хозяйством. Я за то, чтобы мужчин и женщин во власти было поровну.

А ведь началось с того, что мы, женщины, стали верховодить в семье, оттеснили сильный пол на задний план. Знаю немало и таких женщин, кто просто не хочет быть замужем – они хорошо зарабатывают на своей руководящей работе, привыкли подчинять, а не подчиняться.

В общем, я за то, чтобы мы оставались прекрасной, а не властной половиной человечества.

Жду от «БШ» интересных публикаций, остаюсь вашей читательницей.

Александра Лапшина, г.Биробиджан

 

Читатель прощается

Уезжаю в теплый край

Дорогие мои земляки-биробиджанцы! Совсем скоро к слову земляки я буду добавлять – бывшие, потому что в апреле стану жительницей Краснодарского края

Еще год назад я даже близко не думала уехать из Биробиджана. Меня многое здесь устраивало – и квартира, где всегда было тепло и светло, и доброжелательные соседи. За долгие годы обзавелась хорошими друзьями, общение с которыми было для меня праздником.

А вот родные люди – сын с семьей, мой брат – жили в Приморском крае. Сын служил офицером в армии, и когда пришло время идти на пенсию по выслуге лет, он решил, что из Приморья, а также с Дальнего Востока надо уезжать. Тем более так поступили многие его бывшие сослуживцы.

Сын заявил, что и я должна обязательно с ними поехать, иначе без меня они никуда не двинутся. Не сразу, но уговорили. Выставила на продажу квартиру и, к удивлению, покупатель нашелся очень быстро. Сейчас временно, до отъезда, живу у подруги, пока сын не решит свои жилищные проблемы – ему должны выдать сертификат на жилье, но все затягивают.

Я бы, может, не стала торопиться с отъездом, но прошедшая зима с авариями на ТЭЦ и теплотрассах сильно меня напугала. Да и сами зимы стали у нас аномально холодными, переношу их все тяжелее – возраст сказывается. К тому же тяжело стало на пенсию жить, платить за ЖКХ, покупать продукты. В Краснодарском крае намного все дешевле и прожить на нашу дальневосточную пенсию там куда легче.

Пишу об этом, успокаиваю себя, а на душе кошки скребут. Ведь большую часть своей жизни оставляю я здесь, в Биробиджане. Стараюсь сейчас больше гулять – иду по родной улице и мысленно прощаюсь с ней.

В девяностые годы многие мои коллеги, знакомые уехали в Израиль. Тогда вокзал не просыхал от слез. Сейчас уезжают по-тихому, без шумных проводов, но без слез тоже не обходится. Не зря ведь в народе говорят: расставание – маленькая смерть. И я хочу перед тем, как уехать, сказать огромное спасибо родному Биробиджану, всем, кто меня знал, кто со мной дружил и работал: «Я всех вас буду помнить и любить!»

Галина Дмитриевна Шадрина, пока еще биробиджанка

 

Читатель возмущается

Послать бы такую баню!

Очень долго мы, жители города Облучья, ждали, когда, наконец, отремонтируют нашу обветшавшую баню, куда было страшно зайти. Дождались, ремонт сделали, не один миллион в него вложили. Но не прошло и полгода, как стены начали «ползти», осыпаться, в общем, оголились так, будто их и не ремонтировали. Зимой они покрылись густым снежным наростом, сейчас сыростью, а двери сделали так, что от них, даже закрытых, постоянно дует. В общем, придешь помыться, косточки попарить, а вместо этого продрогнешь до костей и бежишь отогреваться домой. Даже в парилке холодно. Полы скользкие, стараешься балансировать, чтобы не упасть и что-нибудь не сломать себе, вода из крана течет такой тоненькой струйкой, что пока таз наполняется, она становится холодной.

Зато цены при таком сервисе намного выше, чем в Биробиджане. Я так понял, что их подняли для того, чтобы окупить ремонт. Интересно, куда смотрели глаза тех, кто принимал у горе-ремонтников такую халтурную работу?

Павел Шилин, г.Облучье

 

Читатель рассказывает

Случай в автобусе

Конечная автобусная остановка в Николаевке субботним и воскресным утром всегда полна народу – в выходные дни многие выбираются семьями в город, едут в гости, в магазины за покупками

Вот и в тот день в ожидании автобуса на остановке собралось не меньше полусотни человек. И как только старенький «Икарус» подрулил и водитель открыл двери, туда со всех ног ринулся мальчишка лет десяти. Юркий и проворный, он, как штопор, буквально ввинчивался между спинами, наступал на ноги пассажирам. Я вначале не поняла причину столь бурного вторжения мальчишки в салон автобуса. А она оказалась до банальности простой – пацан «атаковал» нас, взрослых, чтобы занять сидячее место.

Да не одно – положив на соседнее сиденье шапку, он придерживал ее рукой и повторял: «Тут занято».

Оказалось, шапочное место сын зарезервировал для своего отца, молодого, здорового мужчины. А рядом стояла пожилая женщина с тяжелой сумкой. Пассажиры стали стыдить мужчину, и только когда возмущение достигло пика, тот процедил сквозь зубы сыну: «Ладно, встань, что ли. Пусть старуха сядет». И тон говорившего, и это слово – старуха – не одной мне резанули слух. Настроение было безнадежно испорчено. При этом ни водитель, ни кондуктор не посчитали нужным вмешаться в ситуацию.

Думаю, с подобными случаями сталкивался не один раз каждый из нас. Общественный транспорт – поистине «лакмусовая бумага», где проявляется сущность человека, его воспитанность.

Сегодня больше принято обращать внимание на деловые качества человека, а душевные все чаще отходят на второй план. Между тем по личному опыту знаю, как легко работать и общаться с по-настоящему воспитанным человеком – он не позволит себе бестактность, не обидит даже намеком. Наверняка у них был хороший пример родителей и прежде всего отца – настоящего мужчины.

Когда я училась в лесотехникуме, у нас, помню, проходил вечер, посвященный этике поведения мужчин. Участникам предлагалось продемонстрировать, как, по их мнению, мужчина должен здороваться с женщиной, приглашать ее на танец, подавать пальто, знакомить с друзьями… Наши однокурсники, которым было по семнадцать лет, не отрывали от сцены глаз – чувствовалось, что этот своеобразный экзамен их задел. Не мешало бы и сегодня устраивать подобные экзамены.

А вообще воспитывать в мужчинах мужское надо с раннего детства. Во время учебного года я по утрам часто встречаю мальчишку на своей улице, который несет ранцы – один на спине, другой в руке. А рядом семенит девочка – его младшая сестренка. Как-то спросила, не тяжело ли ему, а он с удивлением посмотрел на меня и ответил, кивнув в сторону сестренки: «Это ей тяжело, она девочка, а я мужчина».

Уж этот мальчишка точно не пойдет по головам пассажиров, чтобы занять хорошее место под солнцем.

Лилия Петровна Барбышева, п. Николаевка


Письма читала Ирина Шолохова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *