Поездка в Биробиджан

Поездка  в  Биробиджан - Около ст. Лондоко. Профессор Кунц указывает члену комиссии Брауну подходящее место для сооружения электрической станции

Около ст. Лондоко. Профессор Кунц указывает члену комиссии Брауну подходящее место для сооружения электрической станции

(Продолжение. Начало в №21)

Поездка в Биробиджан

ПО ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

 

Лондоко и Теплое Озеро

 

– А вы не хотели бы побывать в Лондоко? Я сегодня еду как раз туда, – сказал мне мой знакомец, банковский служащий, вместе с которым мы преодолели немалое расстояние, путешествуя по приамурским селениям Еврейской автономной области.

Я же только накануне вернулся из поездки, проведя за пределами Еврейской автономной области больше двух недель и побывав за это время в Хабаровске и во Владивостоке. Понятно, что долгие скитания меня изрядно утомили. Но предложение «отметиться» в Лондоко я принял без колебаний. Да и вдвоем быть в пути все же приятней, чем оставаться с ним, что называется, один на один. Ко всему прочему, поездка по железной дороге в границах Еврейской автономии совпадала с моим планом сначала познакомиться с населенными пунктами области, расположенными на берегу Амура, а потом побывать в селениях вдоль «еврейского» участка ДВЖД. Решено. Едем.

В четыре часа дня встречаемся на биробиджанском вокзале. В Лондоко с нами едут еще четыре человека – супружеская пара – родственники моего знакомого, которые живут и работают в том самом Лондоко: глава семьи – хозяйственник, жена его – заведующая детским садом. Едут с нами еще двое мужчин: затянутый в костюм полувоенного покроя председатель заводского профкома и грузный, уже немолодой толстяк с лицом, украшенным массивным двойным подбородком – русский, хабаровчанин, – как выяснилось, новый начальник продолжающейся стройки известкового завода в Лондоко и как раз направлявшийся к месту своего назначения. Это обстоятельство порадовало моего старого знакомого: как оказалось, попутно со своей основной работой он намеревался собрать материал для газетного очерка о ходе строительства в Лондоко.

…Когда на станцию прибудет поезд, идущий в западном направлении, сказать нам никто не мог. Ясно было одно – надо ждать. Перед кассой народу толпилось уже порядочно, однако мы сумели «заказать» себе билеты через носильщика – здоровенного черноусого еврея, и тем избавились от долгого сидения в зале ожидания, где царили обычные шум и суета, так характерные вообще для всех мест, где собирается хотя бы десяток-два наших соплеменников-евреев. В зале на полу и на скамьях в беспорядке – узлы, мешки, чемоданы, кучи вещей, дети. Кажется, никто из ожидающих не хочет сидеть или стоять спокойно, кто-то торопливо проталкивается в другой конец зала, кто-то кого-то ищет. Раздраженные окрики, детский плач, бестолковая толчея… К счастью, в ожидании своего «четного» мы сумели приютиться в тихом местечке за какой-то будкой у самого перрона.

Уже поздним вечером на станцию прибыл «девяносто восьмой» – почтово-пассажирский поезд, который здесь почему-то зовут «Максимкой». В вагонах – невообразимая теснота, спертый воздух, а прямо-таки наглухо запыленные окна выглядят так, словно перед прибытием в Биробиджан «Максимка» неделями двигался по песчаной пустыне. Пассажиры обоих полов и всех возрастов плотно сидят или лежат на полках с нижней до самой верхней, третьей. Нам не без труда удалось пробиться в самый конец вагона и кое-как здесь разместиться в темноватом «отсеке». Оставалось поблагодарить случай, что ехать нам было недалеко – на место мы прибудем от силы через три-четыре остановки поезда.

Знакомимся ближе, и первым рассказывает о себе начальник стройки. В Биробиджане он пробыл всего два дня, задержался здесь по делам, а перед новым назначением работал в Хабаровске, в краевом стройуправлении. Смена должности для него, инженера-строителя, как нам показалось, была не совсем им желанной и ожидаемой, и, понятно, что он хочет знать об «этом вашем» Лондоко как можно больше от самих жителей поселка, оказавшихся попутчиками «строительного» начальника.

Судя по всему, «Максимка» не спешил, на станцию Лондоко мы прибыли где-то ближе к полуночи и, выйдя из вагона, очутились в полной темноте. Кое-как разглядев в стороне строение крохотного вокзальчика, освещаемого с фасада тусклым фонарем, направляемся туда. Правда, наши спутники-лондоковцы уже объяснили нам, что станция Лондоко и заводской поселок с таким же названием располагаются в нескольких километрах друг от друга, что поселок тот расположен вообще в стороне от магистрали и попасть в него можно только по железнодорожной ветке, предназначенной исключительно для грузовых составов. В четырех-пяти километрах дальше от места, где мы только что сошли с поезда, находится станция и поселок под названием Теплое Озеро (эти-то два одноименных объекта, как оно и положено, по своему месторасположению совпадают). Но в то «Озеро» нам пока не надо.

На месте, где, возможно, когда-нибудь вымостят площадку перрона, группа наша распалась: председатель завкома присоединился к нескольким неожиданно появившимся из темноты военным и куда-то удалился вместе с ними. Мы, оставшись впятером, тоже двинулись в нужном нам направлении. Я и «мой» бухгалтер – впереди, начальник строительства и супруги-лондоковцы – позади нас. Не более чем через четверть часа нам стало понятно, что новый шеф заводских строителей к пешим переходам явно не приспособлен. Он то и дело останавливался, чтобы хоть немного отдышаться, часто просил нас сделать хотя бы короткий привал. Нам двоим неудобно было отрываться от наших спутников, и мы тоже присоединялись к ним. А поскольку начальник любил поговорить и к тому же оказался неплохим рассказчиком, он с целью удлинения наших ночных привалов весьма дипломатично эту свою склонность и использовал.

Одну из историй во всех подробностях и поведал нам той ночью специалист по строительному делу, в прошлом боец одной из частей Красной Армии, действовавшей на Украине. Было это в самом начале Гражданской войны. Тогда сам рассказчик, комиссар из политотдела и с ними еще два их товарища, попали в руки белобандитов, когда они, красные, переодевшись в праздничную селянскую одежду, ехали на бричке из одной деревни в другую якобы в гости к куму одного бойца из местных, хотя на самом деле с целью разведки. Неожиданно их повозку остановил вражеский разъезд. На счастье, разведчики наши, хотя и сильно рисковали, но для пущей «маскировки» преднамеренно не взяли с собой оружия. «Селян» после обыска и экспроприации у них доброй торбы сала и бутыли самогона, что называется, с Богом отпустили. И только вернувшись в полк, комиссар, бывший с ними в разведке, рассказал, что его давно и отлично знает главарь тех бандитов Левченко. И случись бы так, что разведчиков сопроводили в ближний хутор, где в то время гулял со своей компанией тот Левченко, живыми красноармейцам бы оттуда не уйти…

Не меньше полутора часов, то и дело спотыкаясь о шпалы, шагали мы то по скрипучему гравию между этих шпал, то, спустившись с насыпи, шли узким проселком, проторенным параллельно «железной» ветке. В темноте дорогу местами приходилось нащупывать буквально ногами. И вот наконец-то  впереди замелькали жидкие огоньки заводского поселка.

Заночевали мы все трое у наших спутников – можно сказать, старожилов селения при строящемся предприятии.

Итак, я – в Лондоко. В последнее время я как-то попривык через каждые два-три дня менять место своего временного проживания-пребывания, так что многое из впервые увиденного мной в этом дальнем краю как будто уже не производило на меня особого впечатления. Но вот когда я утром вышел на крыльцо дома наших гостеприимных хозяев, я невольно поразился: по какому-то волшебству за ночь поселок оказался на самом дне гигантского котла с каменными стенами в зеленых пятнах растительности, и чтобы увидеть здесь горизонт, надо смотреть не вдаль, а вверх, где причудливо изогнутая и изломанная линия этого самого горизонта очерчивает поразительной синевы небо, подпираемое вершинами гор. Горы эти здесь относительно невысоки, зовут их сопками – словом, знакомым мне прежде лишь по названию известного старинного вальса.

Перевод с идиша: Валерий Фоменко


Моше Хащеватский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *