Поездка в Биробиджан

Поездка  в  Биробиджан

Фото из открытых источников

(Продолжение. Начало в №21)

Поездка в Биробиджан

…Между тем дорога, выйдя из окружения сопок, дальше пролегает по равнине, опоясанной гигантской цепью лесистых гор – светло-зеленых вблизи, но по мере удаленности неуловимо меняющих окраску на зелено-голубую, сиреневую, дымчато-голубую, далеко-далеко сливающуюся с небом и уже не отличимую от него. Тем временем высоко над землей, как будто бы совсем из ничего, появилось округлое белое облачко, рядом с ним «вспыхнуло» другое, третье, и вот уже распластались и потянулись по просторной низине облачные тени…

Кругом – ни малейших признаков жилья, зеленая пустыня, безлюдье. Правда, несколько раньше, на 22-м километре, поодаль от шоссе мы заметили какое-то движение. Судя по всему, на «чистине» (местное название просторных лесных полян) работали косари. Чуть дальше наше внимание привлек дым костра, почти отвесно поднимающийся над вершинами елей: скорее всего, где-то рядом трудились лесорубы. Но после этого, на протяжении трех десятков километров дороги, единственным свидетельством «обитаемости» этой местности стала для нас встречная трехтонка, с протяжным сигналом разминувшаяся с нашим грузовиком и тут же исчезнувшая в густом клубе пыли.

Но вот впереди, буквально в чистом поле, перед нами возникают строения, ряд объемистых белых цистерн, несколько тракторов подле дороги, кучка людей. Все это вместе обозначает месторасположение Бирофельдской машинно-тракторной станции. Но мы едем сейчас не в Бирофельд, и, круто повернув баранку вправо, водитель наш сворачивает с накатанной дороги на ухабистую и порядком размытую грунтовку. Едем мы на опытническую станцию, и теперь уже не машина «главенствует» над дорогой, а дорога «руководит» движением машины. Разлившиеся ручьи, рытвины, расшатанные мосточки – препятствия, которые, как говорится, ни обойти ни объехать, – здесь на каждом шагу, так что мужчинам приходится несколько раз покидать кузов, занимать места позади и с боков машины, чтобы на «раз-два-взяли!» помочь ей в очередной раз сдвинуться с места. Работа, должен признаться, не из самых приятных… В общем, прошло немало времени, прежде чем мы издали увидели на склоне невеликой сопочки домики опытнической станции. Но вот чего стоило нам оказаться на ней самой! Ведь куда стекает вода со склонов сопок? Правильно: к подножию этих сопок и надолго здесь застаивается. Так что, пожалуй, нетрудно будет представить, как мы преодолевали подступы к цели нашего путешествия, чтобы оказаться на относительно удобной для проезда улочке станции.                   Уф-ф, наконец-то!..

Биробиджанская опытническая станция – это с десяток домиков, как уже было сказано, на склоне небольшой возвышенности и еще несколько невеликих строений, расположенных слева от единственной и «главной» улицы селения и перпендикулярно ей. Все это вместе выглядит, как хутор или фольварк, и представляет собой что-то вроде малого островка в безбрежном пространстве зеленой равнины. При всем этом, как и любой полноценный населенный пункт, станция располагает столовой, магазином и школой, в которой обучается тридцать учеников. Станционный поселок – селение, конечно, своеобразное. Прежде всего, в целом это научное учреждение, и все, кто в поселке живет, либо сам работает в этом учреждении, либо обслуживает работающих в нем.

…Наскоро помывшись с дороги возле сорокаметровой глубины колодца в самом центре поселка, начинаем знакомиться со станцией, с ее сотрудниками и их работой. Сначала мы побывали у директора станции, бывшего переселенца, члена партии, который получил специальность агронома уже здесь, на Дальнем Востоке, и с одним из агрономов – специалистом в области садоводства. Вскоре мы собираемся в небольшой комнате учрежденческой конторы, за столом в роли лектора – сам этот агроном-садовод, подробно и обстоятельно рассказывающий нам о работе станции. Рассказчик – молодой человек, прибывший сюда из местечка в Белоруссии. Окончив сельскохозяйственный институт в Витебске, он сразу же поехал работать в Биробиджан. Здесь, на приамурской земле, молодой специалист рассчитывает вывести новые сорта фруктов, о чем говорит с особым увлечением. Достаточно полное представление садовод-селекционер имеет и о работе всего коллектива станции.

Какая же работа ведется на опытнической станции? Первостепенное внимание ее ученые уделяют вопросам почвоведения, то есть изучению степеней пригодности здешних сплошь целинных земель для выращивания различных сельскохозяйственных культур, а также отбору таких видов зерновых культур (пшеницы, овса, сои и т. п.), которые могут лучше всего расти и развиваться в местных условиях. Не на последнем месте здесь и селекция. К примеру, сейчас ученые станции ставят перед собой задачу вывести сорт сои с высоким стеблем. Дело в том, что растения этой культуры низкорослые и потому почти не поддаются уборке комбайнами, так что немалая часть ее урожая попросту теряется. Должное внимание уделяют научные работники станции и фитопатологии – иначе говоря, «медицине растений» (растения тоже страдают разными болезнями, а здесь, в Приамурье, – болезнями, чаще всего вызываемыми высокой влажностью почв) и физиологии растений вообще. Еще одно направление научной деятельности сотрудников станции – выращивание кормовых трав и выработка рекомендаций по их заготовке. Мы, например, узнали, что опоздание с заготовкой сена может снизить его питательную ценность в 3-4 раза. На опытных делянках станции высеваются семена вики, клевера, тимофеевки. Однако при всем при этом главным делом ученых агрономов является все же садоводство.

Наряду со специфическими научными исследованиями сотрудники станции активно внедряют результаты своей работы в практику местного земледелия. Они подробно рассказывают переселенцам, что и как сеять, как ухаживать за посевами и посадками, как убирать урожаи. С этой целью на станции в зимнее время проводятся курсы для бригадиров-полеводов, и к настоящему времени почти все они, включая руководителей колхозных хат-лабораторий области, прошли обучение на этих курсах. Кроме всего прочего, агрономы станции часто выезжают в села, чтобы проконтролировать, как земледельцы выполняют советы и рекомендации специалистов. К сказанному стоит добавить, что и колхозники нередко обращаются за помощью к ученым или наведываются на их «хутор» с экскурсиями.

Перевод с идиша: Валерий Фоменко

(Продолжение следует)


Моше ХАЩЕВАТСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *