Пока не поздно

Пока не поздно

Олега Черномаза

Язык идиш в нашей области нуждается в государственной поддержке

«Над нами звезды по-особому горят. У нас по-прежнему на идиш говорят», — эти слова из песни местного автора Наума Ливанта, написанной в начале 90-х годов, вовсе не являются преувеличением. Тогда идиш еще можно было услышать в Биробиджане повсюду: в домах многих наших земляков, в магазинах и на рынке, на скамейках в парке, во дворах и даже по радио.

Почему же сейчас идиш звучит  в нашем городе преимущественно со сцены, да и то, что называется, по большим праздникам? И есть ли надежда на его если не возрождение, то хотя бы сохранение в нашей автономии? Попытаемся разобраться в этой непростой проблеме

Что было и есть

Сегодня это неоспоримый факт:  еврейская национальная школа в советское время на территории автономии  просуществовала всего лишь два десятилетия. В 1949 году в Биробиджане была закрыта последняя школа, в которой велось преподавание на идише. Одновременно был почти полностью уничтожен еврейский фонд областной библиотеки: сожжено 40 тысяч томов, в их числе практически все учебники. Даже годы хрущевской оттепели не оказали влияния на восстановление еврейской национальной школы. А уж о годах застоя и говорить не приходится.

Ситуация стала меняться  в начале 90-х годов, отмеченных бурным ростом национального самосознания. Принятие  закона о языках народов России, а затем и новой Конституции РФ открыли возможность восстановления еврейского национального образования в нашей области. Вот имена тех, кто стоял у истоков этого возрождения: Октябрина Ложкина, Полина Давидович, Белла Ложкина, Даниил Белага, Дарья Урина, Мария Горелик, Георгий Шматко.

Одно за другим создавались учебные заведения или открывались  специализации: 1990  — основана детская воскресная еврейская школа, 1992 — средняя школа № 2 становится школой с углубленным изучением еврейских языков, истории и культуры еврейского народа. В  1993  году идиш начинают преподавать в педагогическом училище. Еще раньше создается отделение англо-идиш в тогдашнем пединституте. Открываются группы в ряде детских садов Биробиджана и районов области. В полиэтничной Еврейской автономной области начала выстраиваться стройная модель национального образования.

Большую роль в создании этой модели сыграла Татьяна Файн. Возглавляемый ею тогда Еврейский филиал Института национальных проблем образования не только  обобщил опыт местных педагогов, но и  аккумулировал методическую базу. Сотрудники филиала собрали и подготовили  учебные программы, учебники идиша для начальных классов, идиш-русский и русско-идиш словари для школьников. Сейчас все эти издания по сути стали раритетными.

Увы, ренессанса не получилось. Уехавшие на ПМЖ в Германию, Израиль, США буквально до критической отметки уменьшили число носителей языка, так что даже наиболее радикально настроенные пессимисты заговорили о конце языка идиш. Впрочем, о смерти этого языка твердят уже многие  десятилетия. А между тем несколько сот тысяч человек изъясняются на нем в Европе, Израиле, Северной Америке. Не так, как раньше, но все же выходят газеты и журналы на идише. А уж о песнях и спектаклях и говорить нечего. Так что хоронить этот язык преждевременно.

А что мы имеем сегодня в учебных заведениях Биробиджана?  Прежде всего  это детский сад № 28 «Менора». Наша газета не раз уже рассказывала и, несомненно, будет рассказывать о замечательном опыте его педагогов Лилии Валевич и Софьи Кирилловой. Они и их предшественники по крупицам собирали тот методический материал, который был бы доступен дошколятам. И перед каждым еврейским праздником дети и взрослые (более десяти лет здесь действует клуб для родителей «Мишпоха») с удовольствием разучивают песни, стихи, поговорки на идише. На эти праздники  приходят не только мамы и папы, бабушки и дедушки воспитанников, частыми гостями здесь бывают члены различных делегаций из других городов России и из-за рубежа, журналисты.

— Еще не было случая, чтобы кто-то из родителей воспротивился тому, что их ребенок поет или читает на языке идиш, — утверждает заведующая детсадом Наталья Мохно. Она давно уже в этом учреждении, работала здесь воспитателем, так что знает об этом не понаслышке.

Метрах в двухстах от детсада расположена школа, которая несколько лет назад получила новый номер — 23. И статус учебного заведения изменился. Теперь это школа с углубленным изучением отдельных предметов (к иудаике это отношения не имеет: ведь раньше здесь была гимназия), языков и культуры еврейского народа.

— Дети, которые пришли из второй школы, продолжают изучать идиш и иврит. По одному классу на параллели с четвертого по девятый, — говорит директор Лилия Комиссаренко. — Новый образовательный стандарт позволяет нам во внеурочное время преподавать идиш с первого класса. В начале учебного года узнаем, сколько родителей выбрали для своих чад эту дисциплину.

Все познается в сравнении. Конечно, можно упрекать руководство школы за недостаточную массовость в изучении еврейских языков. Но факт остается фактом: уже сегодня  преподаватель идиша Татьяна Месамед трудится на пределе возможного.

В 2002 году был создан Детско-юношеский центр еврейской культуры (ДЮЦЕК), воспитанники которого не только поют, пляшут и рисуют, приобщаясь к еврейской культуре, но и  изучают идиш. Как и в остальных учебных заведениях, его постигают здесь не только еврейские дети.

— Идиш со своей многовековой историей никогда никого не научит ничему плохому, — говорит директор ДЮЦЕКа Альбина Сергеева. — И правильно поступают те родители, которые сознательно стремятся к тому, чтобы их дети получили разностороннее образование.

Тут возникает соблазн написать о сотрудничестве детского сада, школы и ДЮЦЕКа, который давно и прочно прописался в еврейском общинном центре, но меня и не только меня тревожит другое. Почему в Биробиджане существуют лишь один детсад и одна средняя школа, где изучают идиш и постигают обычаи народа? Вы скажете, что в этом нет потребности. А кто изучал эти потребности? Последний раз комплексные социсследования  на эту тему проводились в середине 90-х годов, и результаты их весьма поучительны.

Вызывает беспокойство сворачивание набора студентов на специальность «учитель английского языка и языка идиш». В 2008 году базовый биробиджанский вуз  вовсе прекратил набор на нее. Дипломники нынешнего года — сплошь «англичане». В будущем году предполагается выпустить двух магистрантов-идишистов. Но будет ли их будущая работа связана с еврейским языком, большой вопрос. Выбор в нашем случае и правда не велик, если не  сказать больше. Именно на проблемы с трудоустройством обучаемых ссылается руководство университета, оправдывая свои непопулярные шаги в отношении еврейского языка.  Какой-то замкнутый круг получается! И, похоже, никто пока не пытается его разорвать. Или пытается, но как-то уж нерешительно.

Язык как символ

Испанскому философу Хулио Сехадору принадлежит такое изречение: «Язык есть зеркало мыслей народа; умственный склад каждой расы отливается, как стереотип, в ее язык, выбивается на нем, как медаль». А великий русский педагог Константин Ушинский, страстный поборник образования на родном языке (до него высшим шиком считалось учить дворянских отпрысков французскому), утверждал: «Язык… не только выражает собой жизненность народа, но есть именно сама эта жизнь. Когда исчезает народный язык, народа нет более!»

Мои оппоненты (они наверняка найдутся) возразят: у еврейского народа и его государства есть язык, древний как мир, — иврит. И будут не совсем правы, потому что еврейских языков, как и стран рассеяния, много.  Отказывая идишу в его праве на существование в Еврейской автономной области, мы совершаем предательство, если не святотатство. Ведь многие из тех, кто в глухой дальневосточной тайге строил наш любимый город Биробиджан, создавал первое в мире государственное образование трудящихся евреев, знали и любили идиш.

— Мы хотим, чтобы Еврейская автономная область была субъектом Федерации? Как мы можем поддержать ее статусность? — запальчиво спрашивает ректор Приамурского госуниверситета Лев Гринкруг. И сам же отвечает. — Только национально-культурной автономией. И никак больше. Экономически? Смешно! Политически? Еще более смешно! А если мы субъект Федерации со своей историей и традициями, мы ни в коем случае не должны позволить умереть языку. Ведь он — основа культуры.

Выступая  прошлой осенью на I международной  конференции «Еврейская культура на идише: истоки, традиции, трансформация и современное состояние», проректор тогда еще ДВГСГА Павел Толстогузов заявил, что идиш в ЕАО нуждается в охранном статусе, в защите и поддержке.  Вот строки из доклада, который они подготовили вместе с Л. Гринкругом: «Идиш как живой язык исчез в ЕАО, что не мешает ему оставаться языком-символом, чья культура имеет для области как для субъекта Российской Федерации учредительный характер и пока еще вызывает искренний интерес как у еврейского, так и у нееврейского населения… Сохранение символической роли идиша не только на вывесках и  на печатях, но и в сознании жителей области есть вопрос культурного и федеративного самоопределения территории, вопрос сохранения ее неповторимого символически-культурного колорита». Вдумайтесь в эти слова!

Шаг за шагом

Авторитетные деятели науки и культуры области также уверены, что идиш в Еврейской автономии необходимо преподавать и изучать. А вот как и в какой форме это делать, единства не наблюдается. Для введения обязательного преподавания языка хотя бы в начальной школе сегодня не хватит ни кадров, ни  учебных пособий. Да и такое административное рвение, согласитесь, вызовет лишь обратный эффект.  Большинство опрошенных экспертов сходятся на необходимости включения изучения идиша, еврейской истории и культуры во внеурочное время. И непременно по желанию родителей.

В народе недаром говорят: «Поспешать надо медленно». Но поспешать все же надо. Еще год-другой  — и ситуация может стать необратимой. Средний возраст сегодняшних преподавателей идиша, которых раз-два и обчелся, неуклонно приближается к пенсионному.

Председатель комитета образования ЕАО Евгений Сильянов, попытавшись суммировать мнения многих экспертов, не был оригинален в оценке ситуации:

— Возродить, к сожалению, уже ничего не удастся. Наша задача — не похоронить идиш в области окончательно. Поэтому надо срочно принимать областную целевую программу развития национального языка и культуры.

Согласен с собеседником,  эта программа должна быть межведомственной: ответственными за ее выполнение наряду с комитетом образования, думается, должны стать  управления культуры, внутренней политики и архивное, а также федеральные учреждения — ПГУ имени Шолом-Алейхема и ИКАРП с создаваемой там лабораторией идиша и еврейской культуры. Главное, чтобы в центре  программы  был язык, чтобы мы не забывали о нем при подготовке различных смотров, конкурсов, выставок, фестивалей.

Конечно, в одночасье  проблему не решить. Надо действовать шаг за шагом. Абсолютно правы те, кто прежде всего предлагают  провести ревизию ресурсов — учебно-методических, организационно-технологических, кадровых. Согласитесь, не стоит громадных средств оцифровать и издать достаточным тиражом все те учебно-методические пособия, которые давно подготовлены.

И, конечно, пришла пора серьезно подумать о подготовке педагогов, воспитателей, музыкальных работников детских садов. Тут будет поле деятельности и для нашего молодого университета, и для колледжа культуры.

— Недавно ваша газета писала об опыте Санкт-Петербургского университета, — продолжает разговор Евгений Сильянов. —  Вывесок на идише в северной столице я что-то не встречал, но кафедра еврейской культуры там есть. И по магистерской программе  обучается достаточное число молодых людей, которые становятся не только учителями или переводчиками, но и специалистами по истории, культуре, этнографии восточноевропейского еврейства.

Мы недаром назвали наш университет именем Шолом-Алейхема. Нам крайне важно развивать это гуманитарное направление. Может, и правда, нет потребности в специалитете, но открывать магистратуру по иудаике сам Бог, как говорится, велел. Тогда нашлись бы люди, которые стали бы вести  внеурочные группы и факультативы (согласен, что обучение идишу надо распространять на другие  детские сады и школы), кто пошел бы трудиться в библиотеки и архив. Не удается добиться массовости — надо готовить «штучных» специалистов.

Такой настрой руководителя комитета образования не может не вселять надежду. Главное, чтобы с ним были солидарны руководители других ведомств. Не правда ли?

ОТ РЕДАКЦИИ. Еврейская автономная область в послевоенное время никогда так бурно не развивалась, как  в начале 90-х годов, когда стала самостоятельным субъектом Российской Федерации. Если не останется людей и организаций, способных не на словах, а на деле развивать еврейскую культуру и ее основу — идиш, наша автономия рано или поздно прекратит существование, и нас ждет судьба заштатных районов Хабаровского края.

Забота о сохранении национальной идентичности народов, ныне проживающих в области, и должна стать основой внутренней политики. Просим считать эту публикацию официальным запросом нашей газеты в правительство области.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *