Пока носят ноги — лечу других

Пока носят ноги — лечу других - Фельдшер Н. Шиповалова собралась на вызов

Фото автора

Фельдшер Н. Шиповалова собралась на вызов

Фельдшер лучшего ФАПа Октябрьского района трудится на своём месте уже полвека! И боится уйти

Валентина Ивановна    Шиповалова работает в фельдшерско-акушерском пункте в селе Полевом. В следующем году ей исполнится 70 лет! Жизнь в селе нелегка, но покидать свое место заслуженный медик не собирается. Говорит, что любит свою работу и потому будет заниматься ею до тех пор, пока ноги носят

 

Один за всех и все — на одного

Есть еще одна причина, которая не дает ей уйти, — отсутствие в селе медика, который мог бы ее заменить. На тот момент, когда на учебе находилась фельдшер ФАПа соседнего маленького села Лугового Нелля Васильевна Лобачева (которой тоже за 60) и на больничном с детьми сидела Юлия Алмакова, обслуживающая наездами по два раза в неделю ФАПы сел Самара и Озерное, к Валентине Ивановне обращались и тамошние жители.

А что делать? До первого села по трассе – семь километров, до второго – всего два. И не было случая, чтобы Валентина Ивановна кому-то отказала в помощи и спряталась от больных в ночное время, отключив сотовый телефон, как иногда позволяют себе делать некоторые из ее коллег…

В Полевом, по ее словам, много пенсионеров, страдающих бронхиальной астмой. Бывает, что вызывают и среди ночи. Такая уж болезнь — ничего тут не поделаешь. А больные всегда при этом извиняются, что побеспокоили, и часто после снятия приступа говорят незаменимому фельдшеру:

— Спасибо, что была рядом. Посидела рядом — считай, наполовину вылечила.

По мнению Валентины Ивановны, хроническим больным нужно постоянно уделять внимание. Сама она это делает с девяти утра до четырех часов дня по рабочим дням, ведя прием детей и взрослых на сельском ФАПе. В нем несколько лет назад был оборудован физиокабинет, где полевчане по назначениям врачей центральной районной больницы получают аппаратное лечение. На полставки в физио­кабинете трудится… та же Валентина Ивановна, прошедшая дополнительное обучение.

 

«Скорая» пешим ходом

С четырех до пяти часов дня медик ходит или ездит по домам своих постоянных пациентов. Быстрее передвигаться по селу в вечернее время ей порой помогает дочь Наталья, имеющая свою легковую машину. Она заведует сельским детским садом и как никто знает, насколько востребована для детишек на селе профессия медика.

По словам самой Валентины Ивановны, в вечернее, ночное время и в выходные дни ее вызывают на дом с разной периодичностью. Бывает, что ни разу за месяц. Бывает, что раз по десять за тот же промежуток времени. Жители соседних сел, если очень нужно, приезжают за ней в любое время дня и ночи на личном или наемном транспорте. «Скорая» из районного центра, которую она чаще всего сама вызывает тяжелым больным после оказания первой помощи, обычно приезжает в Полевое в течение тридцати минут. От Амурзета до ее села — 25 километров по грунтовой дороге…

По мнению Валентины Ивановны, в отдаленном районе, где проживают около трех тысяч пенсионеров и инвалидов разного возраста и две тысячи детей, должны круглосуточно работать не одна, а хотя бы две бригады скорой и неотложной помощи. Ведь если одна «городская» бригада вдруг после пяти часов вечера повезет тяжелого больного в областной центр, а в это время у кого-то в селе начнутся роды или крепко прихватит сердце, кто сможет оказать им быстро квалифицированную медицинскую помощь?

Этот вопрос на фоне ожидаемого с первого января 2019 года разделения медицинской помощи на скорую и неотложную с переводом последней на дневной график работы сегодня очень волнует не только старейшего фельдшера Октябрьского района.

 

В зоне риска

Остаться без помощи медиков в ночное время больше всего боятся пенсионеры — жители маленьких сел, в которых прием на ФАПах ведется медиками из соседних населенных пунктов или из районного центра. К таким селам сегодня относятся Ручейки, Самара, Озерное, Садовое.

Пожилая жительница Самары Вера Григорьевна Сухарева рассказывает о том, что три года назад у нее умер младший сын, страдавший бронхиальной астмой. Во время работы на пасеке его покусали пчелы. Это вызвало сильнейшую аллергическую реакцию и отек дыхательных путей. Пока из соседнего села Полевого родственники привезли фельдшера, спасать уже было некого. Родные в этой ситуации сами правильно оказать первую помощь не смогли — не знали как. Поэтому Вера Григорьевна за то, чтобы в каждом селе был свой медик. Говорит, что она в большой обиде на президента страны Владимира Путина. Хорошо, конечно, что по федеральным программам в больших городах строятся современные медицинские центры. Но сельским жителям они часто недоступны из-за расстояний и тех денег, что стоит эти расстояния проехать.

Даже в ближайшую районную больницу «безлошадные» (вернее, «безавтомобильные») самарцы могут приехать только… два раза в неделю, когда в село приезжает муниципальный автобус из райцентра. Уехать в город можно только один раз в неделю, также автобусом муниципального автопредприятия. В другие дни надо нанимать такси. До Амурзета туда и обратно таксист берет 250 рублей. Если едешь один — плати за все семь мест в микроавтобусе! Иначе не повезет. Во всех смыслах…

 

Всё в прошлом, но старая гвардия — на посту

Дальневосточная Самара была когда-то большим селом. Но после закрытия в ней начальной школы, детского сада постепенно превращается в хутор. Жить без своего медицинского работника пожилым людям, которые составляют большую часть населения, становится страшно. То же самое, наверно, могут сказать жители и других малых сел района и области.

В Пузино, Нагибово, Добром прием населения в ФАПах ведут в основном фельдшеры, уже давно перешагнувшие пенсионный рубеж, — Людмила Васильевна Распопова, Светлана Владимировна Радионова, Вера Геннадьевна Шишкина. В любой момент они могут уволиться, и заменить их будет некому!

Жительница Столбового Валентина Драгунова говорит, что их маленькому селу, находящемуся в 33 километрах от районного центра, среди сопок, еще повезло, потому что у них есть Евдокия Тукташевна Перегуда. На пенсию по возрасту она ушла в прошлом году, но продолжает работать. Может и любую рану зашить, и роды принять при необходимости, и оказать первую помощь при укусе ядовитыми змеями, которые встречаются в этой местности. И только в двух крупных селах Октябрьского района – Екатерино-Никольском и Благословенном — работают медики помоложе. Это Анастасия Фоменко и Юлия Машукова.

В целом же нужно честно признать, что в силу своего возраста, состояния здоровья, удаленности сел друг от друга большинству сельских фельдшеров бывает очень тяжело оказывать первую помощь селянам в круглосуточном режиме.

По словам главного врача районной больницы Александра Фургала, в прошлом году из девяти выпускников Биробиджанского медицинского колледжа, чьи родители проживают в Октябрьском районе, на работу сюда согласились вернуться всего… двое. Одна выпускница сейчас находится в декретном отпуске, другая трудится в терапевтическом отделении районной больницы — работать в родном Екатерино-Никольском не захотела.

Средняя зарплата сельских фельд­шеров со стажем — 25-27 тысяч рублей. При этом ответственность за жизнь и здоровье односельчан — колоссальная. Решение о том, как можно помочь пациенту, приходится принимать самостоятельно и быстро, к чему многие из молодых медиков психологически просто не готовы. Зато подать на медика в суд в случае «проблем» сейчас многие пациенты или их родственники очень даже готовы. Люди с советских времен очень изменились — и не всегда в лучшую сторону…

Такая ситуация с кадрами среднего медперсонала – фельдшерами в селах не только в Октябрьском районе ЕАО, но и по всей России. В некоторых регионах уже обучают приемам оказания первой медицинской помощи наиболее ответственных жителей малых сел — учителей, социальных работников или почтальонов. А система здравоохранения там, получается, сельских жителей просто сразу «минусует»? Нас что — тоже ждет этот вариант?

 

В поликлинике — тишина

Большинство врачей Октябрьской центральной районной больницы тоже пенсионного и предпенсионного возраста. К имеющимся терапевтам селяне обращаются нечасто. В районной поликлинике также ведут прием свои педиатр, невролог, психиатр, хирург и хирургическая медсестра, городской гинеколог, раз в месяц — приезжие окулист и отоларинголог.

После обеда в поликлинике – пусто. У жителей семи сел района из 13 есть возможность приехать в райцентр автобусом всего два раза в неделю, но большинство ей не пользуется — далеко и дорого. Поэтому терапевты и один педиатр сами периодически выезжают в села для ведения приема.

Болеть сегодня вообще – недешевое удовольствие. Многие мужчины-селяне трудоспособного возраста работают вахтовым методом за пределами района – месяцами их дома нет. Тем, кто трудится у предпринимателей и в большинстве КФХ без официального трудоустройства, «больничные» не нужны. Их все равно никто не оплачивает.

Те, у кого есть деньги, при серьезных проблемах со здоровьем предпочитают сразу обращаться в платные городские медицинские центры. В ЦРБ можно пройти рентген и флюоро­графию, сделать УЗИ, кардиограмму. Лаборатория делает несколько видов анализов, но для постановки точных диагнозов этого не всегда бывает достаточно.

 

Единственная надежда

В ситуации нехватки фельдшеров при большом разбросе и удаленности населенных пунктов отделение неотложной помощи в Амурзете и станция скорой помощи, являющаяся подразделением областной станции скорой медицинской помощи, вынуждены в ночное время работать с полной нагрузкой. Отделение неотложной помощи кроме плановых выездов к хроническим больным обслуживает в сутки от двух до шести вызовов, станция скорой помощи — в среднем по десять. При этом, если дежурная бригада «городской» СМП уезжает по вызову в Ручейки, до которого 70 километров, ее в районном центре, на который приходится до 70-80 процентов всех вызовов, ждут от двух до двух с половиной часов. Если та же бригада везет в город больного, нуждающегося в госпитализации (а это, по словам сотрудников, бывает не меньше двух-трех раз в неделю), то на дорогу в оба конца до места встречи с машиной коллег из города уходит не менее четырех-пяти часов. От Амурзета до Унгуна – 150 километров. Периодически возит пациентов в город и машина отделения неотложной помощи. В их числе – беременные женщины и те жители сел, кто сам в городские медучреждения по причине отсутствия средств добраться не может.

По статистике 80 процентов всех вызовов скорой и медицинской помощи составляют неотложные, по поводу обострения хронических заболеваний и, к сожалению, злоупотребления алкоголем. И только 20 процентов — вызовы по поводу экстренной патологии. Обращаемость населения за скорой медицинской помощью в селе не меньше, чем в городе, и в среднем за год составляет около 300 случаев на 1000 человек.

Сейчас в штате ОГБУЗ «ССМП» в селе Амурзет – четыре фельдшера и пять медсестер. В их распоряжении два автомобиля. Один – основной, другой – запасной. В штате отделения неотложной помощи, которая подчиняется главному врачу ЦРБ – всего… один фельдшер, остальные — медицинские сестры-совместители, работающие посменно еще в отделениях больницы. Весь транспорт ЦРБ сильно изношен и нуждается, если не в замене, то в дорогостоящем капитальном ремонте.

Финансировать и дальше в круглосуточном режиме работу отделения неотложной медпомощи ЦРБ областной ФОМС с первого января 2019 года не будет — это больше не входит в число его полномочий. Ясно, что силами одной бригады городской скорой помощи в вечернее и ночное время выполнить ту работу, что до этого делали две, при сохранении качества медицинского обслуживания, невозможно.

 

Что делать?

Вопрос изменения режима работы отделения неотложной медицинской помощи Октябрьского района уже вызвал большую озабоченность депутатов районного Собрания. Его председатель Андрей Дербенев обратился к начальнику управления здравоохранения правительства области Валерию Жукову с предложением провести в декабре этого года на уровне депутатских слушаний муниципального образования выездное совещание с участием специалистов и руководителей областного управления здравоохранения, областных государственных бюджетных учреждений здравоохранения «Станция скорой медицинской помощи» и «Октябрьская ЦРБ».

По мнению депутатов, возможная реорганизация в системе неотложной помощи Октябрьского района, предполагаемые сокращения ее персонала могут негативно сказаться на объемах и качестве оказания медицинских услуг, существенно увеличить время доезда к пациентам. С учетом отдаленности Октябрьского района, разброса населенных пунктов, численности и возрастной структуры населения, состояния гравийных дорог это недопустимо.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Как сообщает Википедия, в селе Покрашево Слуцкого района Республики Беларусь продолжает работу Герой Социалистического Труда и  Почетный гражданин Минской области Сергей Иванович Шкларевский. А его стаж в медицине уже под 70 лет.

Но судьба этого человека уникальна не только возрастным фактором. Сергей Шкляревский — первый фельдшер в истории своего села и единственный в Покрашево на протяжении всей его истории! И он не может бросить своих пациентов, опасаясь, что на смену ему никто уже не придёт.

Вениамин РЕЙНЕР по материалам белорусских СМИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × один =