Покажите себя миру

Так говорил Шолом-Алейхем героям своих произведений. Даже самому маленькому человеку, считал писатель, есть что сказать о себе людям

Он любил всех, о ком писал, не разделяя четкой границей героев положительных и отрицательных, симпатичных и не очень приятных. Умел снисходительно относиться к человеческим слабостям, добродушно посмеиваясь над ними. И даже одну из самых грустных своих  повестей — «Заколдованный портной» — закончил с улыбкой в душе, напутствуя читателей словами: «Смеяться полезно. Врачи советуют смеяться». 

Этот «смех сквозь слезы» пронизывает каждую строчку его произведений. Но все мы знаем — сквозь слезы человек смеется тогда, когда чувствует себя беспомощным, беззащитным. В России таковым был целый народ. И Шолом-Алейхем, представитель этого народа, попытался защитить его, защитить именно смехом, сквозь который проступают и горечь осознания своего места на земле, и горечь познания человеческой жизни вообще. И многим его героям, как бедному Меламеду из рассказа «Будь я Ротшильд», приходится только помечтать о том, откуда взять денег, чтобы справить субботу. 

Я бы посоветовала всем, кто смотрит на мир сквозь темные очки и не видит в нем просвета, читать время от времени Шолом-Алейхема. 

А начать лучше всего с его автобиографической повести «С ярмарки», которой автор предпослал эпиграф: «К чему романы, если сама жизнь роман?». Ну а почему он дал повести такое название, Шолом-Алейхем объясняет так: «Нет ничего удивительного, что такому человеку, как я, который провел полсотни лет в сутолоке жизни, пришло в голову сравнить свое прошлое с ярмаркой. Но я имел в виду и другое. Когда говорят «с ярмарки», подразумевают возвращение, или итог большой ярмарки. Человек может отдать себе отчет во всем, ему точно известно, что дала ему ярмарка, и у него есть возможность ознакомить мир с ее результатами, рассказать спокойно, не спеша, с кем он встретился там, что видел и что слышал».

Есть в повести и особое посвящение детям. «Читайте время от времени эту книгу! — призывает писатель. — Может, она вас или детей ваших чему-нибудь научит, как любить наш народ и ценить сокровища его духа, которые рассеяны по всем глухим закоулкам необъятного мира. Это будет лучшей наградой за мои тридцать с лишним лет преданной работы на ниве родного языка и литературы».

Родился Шолом-Алейхем  2 марта 1859 года, в городке Переяславле Полтавской губернии. Именно тогда в многодетной семье Менахема Нохума Рабиновича появился еще один сын, которому дадут библейско-царское имя Соломон. Став писателем, он возьмет себе псевдоним Шолом-Алейхем («Мир вам!») и под этим именем войдет в историю еврейской и мировой литературы.

Не только повесть «С ярмарки», но и многие другие его произведения отчасти автобиографичны, пропущены через собственные переживания. Чувства мальчика Мотла ему близки и понятны, потому что сам он тоже в детстве лишился матери. И Менахем-Мендл списан во многом с себя, и другие персонажи. Так что выдумывать героев ему не приходилось — они жили рядом. 

Его герои чаще всего сами рассказывают о себе, изливают душу. Обычно потребность высказаться, излить душу первому встречному бывает у людей настрадавшихся, непонятых близкими, да и просто несчастных. Но в рассказах-монологах писателя они преображаются, стараются показать себя с лучшей стороны, воспринимая свои несчастья и беды по-философски — чему быть, тому быть, не я первый, не я последний. 

По такому принципу жил и сам писатель, не ропща на удары судьбы. А когда жизнь дала ему шанс разбогатеть, Шолом-Алейхем, получив огромное наследство, истинным богачом так и не стал, опять же философски рассудив: «Деньги как приходят, так и уходят». 

А вот семьей дорожил, считая, что жена должна быть одна и на всю жизнь. Ольга Лоева была его ученицей, первой и последней любовью. Выросшая в богатой семье, она смирилась с тем, что нужда постоянно посещала их дом, а долги стали неотъемлемой частью их жизни.

Писатель мог последние деньги вложить в издание журналов на идише, платить из своего кармана гонорары начинающим авторам. Так, на собственные средства он выпускал альманах «Еврейская народная библиотека».

Но писал он не только на родном идише. В газетах «Одесский листок» и «Одесские новости» печатались его фельетоны под рубрикой «Стихотворения в прозе», подписанные псевдонимом СЭР (Соломон Рабинович). На русском языке были написаны и две повести — «Роман моей бабушки» и «Горе реб Эльюкима», опубликованные в петербургском литературном журнале «Восход» и подписанные подлинной фамилией автора. В русских произведениях писателя тем не менее явно заметен след идиша, в монологах часто встречаются еврейские слова и выражения. Шолом-Алейхем понимал, что правильный русский язык в устах его героев, местечковых евреев, звучит совсем неправильно, неорганично. И частенько, употребив русский оборот,  дублировал его еврейским переводом.

Писатель пытался сам переводить на русский язык и свои написанные на идише произведения. Цикл этих переводов он назвал «Букет». «Этот букетик, — писал Шолом-Алейхем в предисловии к книге, — оригинальная вещь, каковой жаргон еще не слыхал и не видел…»

Критики книгу заметили и не замедлили  высказаться на ее счет. В одной из таких статей говорилось: «Здесь ослепительно блеснул чрезвычайный талант Шолом-Алейхема, но почти полностью отсутствовала изюминка шолом-алейхемовской самобытности — юмор». 

Тем не менее был в сборнике «Букет» и юмор, но не тот, местечковый, характерный для его произведений на идише, а приглушенный юмор — полунамек, о сути которого читатель может догадаться по косвенным приметам. Да и цензура изрядно поработала над русскими текстами писателя.

В октябре 1905 года, пережив ужасы киевского еврейского погрома, писатель покинул Россию, жил в Германии, Швейцарии, Америке. Потом снова вернулся на родину — уже тяжело больным, но все еще верящим в то, что «над Россией взойдет солнце». Летом 1914 года уехал на лечение в Германию, где и застала его Первая мировая война. И он снова пересекает океан — на этот раз навсегда. Умер Шолом-Алейхем в Нью-Йорке 13 мая 1916 года, в возрасте 57 лет — туберкулез не дал ему шанса выжить.

Хоронить писателя приехали евреи со всех уголков Америки. Тысячи, десятки тысяч людей прощались с классиком еврейской литературы, которого называли еврейским Марком Твеном. На скромном памятнике выбили эпитафию: «Видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы».

После революции в России, а потом и в СССР, Шолом-Алейхема долго не печатали, считая его «буржуазным националистом». И лишь в 30-е годы были сняты запреты на издание его книг. Появились сотни статей о творчестве писателя, а 80-летие со дня его рождения было отмечено в 1939 году на самом высоком уровне.

В 1948 году началось научное издание произведений Шолом-Алейхема, но вышло лишь три тома из шести — разгром еврейской культуры, борьба с космополитизмом затронули не только живых, но и мертвых. И лишь в 1959 году, к 100-летнему юбилею писателя, шеститомное собрание сочинений Шолом-Алейхема увидело свет.

А вот памятник писателю появился в городе Киеве только в 1997 году. В 2001 году бюст Шолом-Алейхема установили в Москве, а в 2004-м — у нас в Биробиджане. В пятнадцати украинских городах и нескольких израильских есть улицы имени Шолом-Алейхема. В России таковая имеется лишь в одном городе — Биробиджане. Есть у нас областная научная библиотека и университет его имени.

«Главное — человек, то есть, чтобы человек оставался человеком», — говорит его персонаж Тевье-молочник. Герои Шолом-Алейхема чаще всего оставались людьми, поэтому писатель искренне любил и понимал их. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *