Полчаса на старой улице

Полчаса на старой улице

автора

— На День строителя хорошо бы написать материал о мастере или прорабе, сказать доброе слово о человеке. Может, из «Биробиджанстроя», — предложил редактор

В кадрах сразу назвали фамилию, имя, отчество: 

— Малявко Александр Васильевич. Начинал трудовую деятельность слесарем в совхозе. Затем учился в краевом центре. У нас работает с 81-го года по окончании Хабаровского политехнического института, факультета гражданского и промышленного строительства. Сразу назначили мастером. Перевели прорабом, какое-то время работал начальником участка, сегодня вновь прорабом — на Миллера, 22. Прораб — это в переводе «производитель работ», так должность называется. Хотя он самый непосредственный организатор всего строительства объекта. Рассудительный, спокойный, отзывчивый, внимательный. Проблемы, задачи решает незамедлительно и по стройке, и в отношениях с рабочими. Имеет к ним подход. Никогда на них не крикнет, не повысит голос, даже если что-то не так сделают. Одним словом, молодец, — с ходу, не раздумывая, сказала мне Валентина Пузынина, опытный начальник отдела кадров ОАО «Биробиджанстрой».

— Напиши, напиши о нем. Мы — поймем, — не торопясь, будто раздумывая, пробасил, «давая добро» кандидатуре, Дмитрий Косвинцев, генеральный директор старейшей (без преувеличения) строительной организации области. Выбор генерального не случаен: он и сам строитель со стажем — работал мастером, прорабом, начальником участка, главным инженером. И все годы — в «Биробиджанстрое». Дело знает, людей понимает. Его слова — оценка кандидатуре.

Новостройка на Миллера — ближе к концу старой улицы. С дороги вижу, что один блок дома, как говорится, подведен под крышу, в хорошей строительной готовности, его снаружи отделывают облицовочной плиткой. На втором блоке работают каменщики, ведут кирпичную кладку стен пятого этажа. Во дворе, за забором, по рельсам ходит башенный кран. Слышно, как гудят моторы. В мою сторону плавно разворачивается стрела самого крупного на объекте «стального 288помощника». Раскручивается трос, крюк уходит вниз к стопке красного кирпича. Рабочий цепляет стропы, подает знак рукой крановщику — подъем, «вира». Поддон с кирпичом медленно и плавно набирает высоту, зависает над пятым этажом, опускается на подмостки каменщиков. Операция повторяется: вверх «плывет» металлический ящик с раствором. Теперь можно продолжить кладку. Денек летний погожий — самое благоприятное время для строителей.

Кран вновь передвигается по рельсам ближе к груженному кирпичом грузовику. Слышу русскую и китайскую речь. Спрашиваю шофера, который только что привез кирпич на объект, не видел ли он прораба?

— Пошел только что в вагончик.

Нахожу нужное мне временное помещение строителей. Вижу убеленного сединами, с шикарными усами пожилого человека. 

— Здравствуйте! Александр Васильевич — это вы? 

Здоровается, кивает в ответ. Присаживаемся у его простенького рабочего стола. Вижу рабочие документы, чертежи здания. Рядом на полу лежат электроинструменты, необходимые на современной стройке, — дрель, пила, «болгарка». Мой собеседник явно не ждал прихода корреспондента — постороннего на объекте человека, но все ж согласился на короткую беседу.

Александр Васильевич рассказывает, что первый его объект в Биробиджане, где он начинал как мастер, — городская канализационная насосная станция (КНС), что у поворота с улицы Советской на Широкую. Совсем не рядовая стройка в условиях Биробиджана. Не так-то просто опустить железобетонное кольцо станции на необходимую глубину, когда грунт — песок, гравий, глина — «плывет». Не с ходу и не быстро строили такие станции в городе. Возникало множество проблем.

— Начальником участка был Николай Федиков. Под его руководством работали и мы, и субподрядчики. Станция до сих пор действует. Мы там кирпичную кладку вели, отделкой помещений занимались, — вспоминает Александр Малявко. — Потом работал на строительстве жилья — монтаже крупнопанельных домов. Тоже для меня дело было новое. Сегодня в области крупнопанельное домостроение в загоне, мол, дорогое удовольствие. А я и сейчас на память знаю, куда и какую панель, блок поставить. Крупнопанельные дома росли во всех районах города — на Невской, Осенней, Бумагина. В три смены собирали коробки зданий. Когда такое было! Нет же такого сейчас. Жилье возводили действительно доступное — его распределяли бесплатно, а не покупали, как нынче. Григорий Найко при мне уже мастером работал. Коробку 60-квартирного дома его бригада собирала за месяц. Пару месяцев трудились сантехники, электрики, отделочники — и готов дом к заселению. Люди и сейчас в таких живут. Строили мы в городе и детские садики, и в командировки ездили — в Приамурскую, Николаевку. Там многоквартирные панельные дома возвели. Наши сельские  домики — в Двуречье, Красивом, в других селах и поселках. В Кульдуре, к примеру, — многоквартирный дом и клуб сдали в эксплуатацию. Я тогда в СУ-254 работал. 

— А на этом объекте с «нуля»? — спрашиваю Александра Васильевича.

— Нет. Перевели меня сюда временно с 80-квартирного дома по Набережной, 44, что  за обувной фабрикой. Мы там строили в прошлом году, дом сдали в 28эксплуатацию. А здесь было два этажа первого блока. Я его достроил, и в августе заканчиваем возводить коробку второго блока. Оба блока по сорок квартир.

— Получается, не зря говорят, что у строителей нет ничего более постоянного, чем временное, — поддерживаю разговор. По глазам вижу: шутка «в точку» — нравится прорабу. Однако на вопрос, когда он намерен сдавать дом в эксплуатацию, отвечает осторожно и «хитровато»:

— Конец третьего, начало четвертого квартала. В этом году — достроим.

Заходит разговор о будущих новоселах. И приятная новость: прораб говорит, что в первом блоке десять квартир трехкомнатные, остальные двух- и однокомнатные. Во втором блоке — одно- и двухкомнатные. Жилье, как это сегодня говорят, эконом-класса. Один подъезд готовят городу под расселение жителей из аварийных домов.

Рассказываю прорабу о недавнем скандале с расселением жильцов из деревянного дома по улице Пионерской в каменный по улице Комбайностроителей. Там в одном из блоков соорудили калитушки по спецпроекту. Мой собеседник встает со стульчика и поворачивается к столу, на котором лежит альбом с рабочими чертежами. Быстро находит нужный лист с планировкой квартир.

— Вот смотрите — однокомнатные квартиры — 39, другая — 34, вновь — 39 плюс лоджия. Хорошие квартиры, удобная планировка. Часть из них продана. Будущие жильцы ходят смотрят, замечаю, довольны, нравится жилье. По их просьбе ставим внутриквартирные перегородки. Кто-то хочет совмещенный санузел, кто-то — раздельный. Все учитываем, люди же свои деньги заплатили — это их квартиры.

Александр Васильевич говорит, что потолки к сдаче дома будут полностью в законченном виде, стены — для наклейки обоев, а полы делают по новой технологии. 

— Раньше они были из песчанобетонной смеси. Не всегда получались гладкие, приходилось и трещины заделывать. Сейчас укладываем панели. На своем заводе их готовим. В итоге ровный гладкий пол. Можно сразу настилать линолеум. Технологию отработали. В советские времена новшество назвали бы рационализаторским предложением. Кстати сказать, идея возникла из практики тех времен, когда занимались крупнопанельным домостроением, — рассказывал прораб о своей работе.

— А как вы с китайцами общаетесь, что кладут из кирпича стены?

— Китайцам как сразу объяснил, показал на практике, что да как делать, так они будут строить. Пропустил, не сказал — все, они по-своему строят. Так что с ними надо сразу поработать. А качество сделанного у них высокое. Каких-то конфликтов, недоразумений нет и по работе, и в быту. Плохо, конечно, что башенный кран у нас один на объекте. Другой некуда поставить — стройплощадка мала. А был бы второй кран, работы выполняли бы быстрее. Но «крутимся» с одним, договариваемся, кому кран в первую очередь, кому — во вторую.

— А нет разговоров о том, что китайские каменщики у наших кусок хлеба отобрали?

— Да ну! О чем вы говорите! Нет и не было такого. У нас всего-то три каменщика. На Советской начали строить дом, так они там мелкие работы выполняют, где-то между блоками проемы кирпичом закладывают. А здесь, на кладке стен, работает китайская бригада. Она же их штукатурит. Шпаклевку наносим, окончательную доводку стен, потолков мы выполняем — бригада Кузнецовой Лидии Николаевны, — уважительно называет прораб своих помощников.

По его словам, коллективу «Биробиджанстроя» никогда не грозила безработица. У него всегда было достойное дело, даже в трудные времена, когда в бывшем тресте пошли сокращения.

— Дмитрий Юрьевич заботился. Выжили. А теперь и за свои деньги объекты строим. Взгляните на спортивный комплекс в городском парке культуры и отдыха. Это наш подарок городу. Хотели ко Дню строителя сдать. Сейчас по мелочам доделываем. Комплекс в хорошей готовности, — сказал мне Александр Малявко. 

Пошел, посмотрел. Сфотографировал парадный вход. Рядом увидел корт, на котором разминались перед игрой девчонки-подростки. Кто думал, что сюда, на бывшую танцевальную площадку, новое поколение биробиджанцев будет приходить не на танцы, а  поиграть в теннис, поддерживать спортивную форму.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *