Полет отсюда

Спектакль “Тектоника чувств” властно бросает в бездну иррационального

Живем (существуем?) по схеме, по алгоритму, функционально. Машинально выполняем десятки (сотни?) “операций с действительностью”, начиная от покупки автобусного билета до дотошного изучения расчетной ведомости: “А где еще пять рублей 15 копеек за прошлый месяц?”. И дело не в конкретном месте действия, не в географии (Осло, Москва, Йошкар-Ола — без разницы), а в изменившемся времени. Жестко припаявшему организмы к механизмам, лишившему роскоши ничегонеделания, созерцания, медитации. Последние романтики неизбежно попадают в зону отчуждения, в “маргинальный сектор”, а порой и в клинику…

Поэтому поход в театр можно воспринимать как “эвакуацию” от опостылевшей двоичной (да-нет) действительности. Особенно, если предварительно “заправиться” коньячком. Все, душа к платоновскому “полету отсюда” готова!  “Театральная весна — 2012”, удиви меня!

И чудо происходит — у знакомого входа в филармонию, словно скользнув из Элизиума, встречают некие пришельцы в масках. Нет, не в противогазах (всем немедленно покинуть помещение и пройти в бомбоубежище), не в униформе цвета “хаки”, а облаченные в струящиеся ткани, освещаемые лучами заходящего солнца. “Отключка от суеты. Переход в мир вечной красоты” — так я воспринял 27 марта эту картину.

Внутри — практически аншлаг. Публика, затаив дыхание, ждет. А на сцене скользят, танцуют, образуют эффектные визуальные комбинации посланцы Нездешнего. Вспомнился Валерий Брюсов — “День проскользнет, глаза твои смежатся — то будет смерть. И саваном лиан я обовью твой неподвижный стан”. Свет плавно погас, а затем — в исполнении Хабаровского краевого театра драмы и комедии — наступил час (вернее, полтора) искусства. Представление началось. Выключите, пожалуйста, сотовые телефоны. «Ты меня понял? Я тебя предупредил, лысый!».

Описывать спектакль, книгу, фильм — неблагодарное занятие. Пересказать сюжет, повторить реплики? Увольте от такой профанации!  Формально “Тектоника чувств” (как значится на афише — история любви в двух действиях) может быть причислена к мело-драме (главный герой и главная героиня якобы охладели друг к другу, а затем она, отвергнутая, решила отомстить), но с таким же успехом “Преступление и наказание” Достоевского можно называть детективом. Вот как бы передали  сейчас в блоке теленовостей этот сюжет — “В Санкт-Петербурге пьяный студент зарубил старуху. Подробности — через несколько минут, после рекламы. Оставайтесь вместе с нами!”

По форме разрушения (средствами искусства) двоичной реальности “Тектоника чувств” (режиссер — заслуженный артист России Никита Ширяев) напомнила мне известный советский телефильм “31 июня”, поставленный по одноименной пьесе Джона Пристли. Помните? Где средневековая принцесса по звездному мосту попадает в будущее. Необычные танцы, космическая музыка, монологи и диалоги героев «31 июня», соперничающие с гамлетовским. Вечный конфликт страстей и рассудка.  

Игра актеров Хабаровского краевого театра драмы и комедии точно вписывалась в режиссерскую концепцию, балансируя на грани яви и сна. А используемые конструкции, легко трансформируемые то в продолговатые ящики для погребения, то в авангардную мебель,  в сочетании с гигантскими фрагментами тканей, перемещаемых строго вертикально, придавали дополнительное сюрреалистическое измерение происходящему. Опять же свет — уплотняющий пространство, а также звуковое сопровождение, смахивающее на саундтрек культового фильма “Шоссе в никуда” Дэвида Линча.


 

Гуру.

Кстати

Автор пьесы
“Тектоника чувств” —
Эрик-Эммануил Шмитт. Он один из самых популярных и издаваемых в мире франкоязычных авторов, лауреат многочисленных театральных
и литературных премий.
Его пьесы регулярно идут на сценах театров по всему миру, его книги переведены на 35 языков. Мировой успех пришел к нему после экранизации пьесы «Распутник», главную роль в котором исполнил Венсан Перес.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *